ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ваше величество, мы просим подкрепления! Волшебная книга – у паяца-невидимки. Мы окружили его на крыше, но этот бес страшно вёрткий… – Эльф с трудом перевёл дыхание.

Глаза волшебника, слыхавшего весть краем уха, сверкнули торжествующим огнём. Необходимо было помочь верному слуге. Уморт быстрым взглядом окинул залу.

Трепетный страх перед злым магом жил в крови у каждого жителя Цауберляндии. Когда грозная чёрная фигура оказывалась слишком близко, эльфы невольно шарахались в сторону. Заметив такую реакцию на своё появление, маг коварно прищурился. Он сделал хитрую петлю, отлетев далеко от противника, и, оказавшись у окна, внезапно ринулся в самую гущу охранявших его эльфов.

Как он и рассчитывал, толпа отважных стрелков в ужасе отпрянула, освободив путь. Уморт беспрепятственно вылетел на улицу.

Здесь ярко светило солнце, и по всему саду разносился аромат тысячи цветов. Маг нащупал на шее свисток. Как жаль, что нельзя им сейчас воспользоваться. Можно было бы сразу положить всему конец. Значит, надо как-то продлить бой до вечера. А после захода солнца…

Сзади налетел Изри.

– Подарите ваш свисток мне, – предложил король, обхватив Уморта за шею. Цепочка лопнула, и свисток полетел в траву.

Уморт яростно повернулся к Изри, замахнувшись мечом. На левом рукаве белого эльфа расплылось алое пятно.

* * *

Оказавшись на крыше, Том спрятался за одной из башенок, увитой какими-то удивительными белыми цветами с глазами – явным произведением Грушкинса. Разделяя интерес мальчика, цветы с любопытством наблюдали сценку, происходившую на крыше: важные с виду эльфы, находящиеся, между прочим, на королевской службе, резво, как мальчики, носились за книгой, бегавшей от них по всей крыше. Были бы у них рты, цветы бы обязательно укоризненно вздохнули. Но ртов им Грушкинс ещё не придумал, и они просто молча покосились на мальчика: ну-ка, объясни-ка нам, друг золотой, что всё это значит?

Впрочем, что эльфы – народ чрезвычайно легкомысленный, они уже давно поняли. Вон, пожалуйста: на крышу, привлечённая интересной игрой, мчалась новая команда эльфов. Двое из них, одетые с интересным контрастом – в белое и чёрное – ещё и ухитрялись на лету биться на мечах. А вот это уж совсем опасно – возмущённые цветы осуждающе покачали головками. Укоризненно вздохнуть, однако, опять не получилось: лоботряс-Грушкинс до сих пор не придумал рты.

…Имея твёрдое намерение убить противника, Уморт всё же с одобрением наблюдал, как тот дерётся. Несмотря на рану, молодой король продолжал упрямо атаковать. Хотя сил у него становилось всё меньше – Уморт это ясно видел.

Краем глаза маг всё время следил за Ветроногим. На хвосте у того был целый рой эльфов. Несмотря на то, что кукла молниеносно уворачивалась и прыгала с ловкостью кузнечика, существовала большая опасность, что эльфы просто задавят её своей массой. Их было слишком много, этих эльфов. Похоже, даже троллям, орудовавшим сейчас во дворце, приходилось несладко.

Забрать у Ветроногого книгу и спуститься вниз – на площадь, к троллям – вот что намеревался он сделать… Громкий треск разорвавшегося крыла вызвал одобрительный гул в толпе. И радостную улыбку на лице короля Эля.

Ах, мальчишка!.. Уморт перевернулся в воздухе и с грохотом покатился по крыше.

Лицо мага потемнело. Теперь уже не было надежды слететь с крыши вместе с книгой. Оставалось только ждать помощи от троллей. Грохот, который великаны производили на нижних этажах цветочного дворца, услаждал слух.

…День клонился к вечеру. Небо темнело. Сквозь тучи замерцал месяц. А эльфы всё бились, упрямо скрещивая мечи.

Улыбка сошла с усталого лица Изри. Но, стиснув зубы, он всё же продолжал драться из последних сил. Уморт уже второй раз ткнул его остриём меча, на этот раз – в бедро. За спиной нетерпеливо дожидался своей очереди Родерик.

Всё же дело продвигалось. Волшебника вместе со спрятавшейся за его спиной куклой теснили к стене. Спереди и с боков их окружали эльфы.

Уморт оглянулся. И тотчас же заметил на верхушке одной из башенок Тома. Обняв скрипку, мальчик не отрывал глаз от дерущихся. Добраться до него не было никакой возможности: по приказу короля Эля эльфы окружили башенку тройным кольцом.

Чёрная непроглядная ночь стояла над городом. Не было видно ни единой звезды. Только факелы на крыше освещали место битвы, выхватывая из темноты напряжённые лица собравшихся здесь очевидцев великой битвы.

Уморт бился без остановки, не успевая даже стирать пот, струившийся по лицу, и то и дело тревожно оглядывался на Ветроногого – верного хранителя книги – прижавшегося к стене за его спиной. Отступать было уже совсем некуда. Толпа вооружённых эльфов окружала волшебника и его фаворита со всех сторон, загнав их в угол между двумя башенками.

Надежда на троллей иссякла. Если бы можно было вызвать новых… Но свистка у него уже не было. А те великаны, что бродили сейчас по дворцу, осаждались такой тьмой эльфов, что нечего было и надеяться, что хоть кому-то из них удастся добраться до крыши.

Рука мага, державшая меч, страшно устала. Изри был, правда, тоже на последнем издыхании, но это особо не радовало – вокруг стояла целая толпа желающих его заменить. Вон, Родерик, например, следит горящими глазами… уже который час.

Волшебник понимал, что дело его проиграно. Проиграно… но не совсем. Обернувшись к Ветроногому, он метнул в него красноречивый взгляд.

Паяц понимал своего господина без слов. Он молча кинул книгу на пол перед собой. Маг одобрительно кивнул и, подскочив к стене, сорвал с неё горящий факел.

…Миг – и факел полетел в книгу.

Толпа ахнула… Волшебная книга запылала в огне.

До эльфов не сразу дошло, что происходит. А маг, словно обретя второе дыхание, продолжал яростно биться, защищая горящую книгу.

Первым застонал король Эль, схватившись за голову. Книга уже догорала, когда эльфы наконец осознали, что случилось.

* * *

Да, теперь Уморт уже не мог передать свой магический дар наследнику. Но и не терял свой. Увы, мелодия не прозвучала.

Тяжело дыша, Изри припал на одно колено. Уморт остановился и устало отёр пот со лба.

– Всё, Эль, – улыбнулся он мрачно, – можешь трепетать – у тебя есть все причины. – Маг тяжело перевёл дыхание. – Я никогда не прощу вам этого. Можешь не утруждаться и не ползать передо мной на коленях. Я превращу вашу долину в такой же пепел, как этот. – Он пнул сапогом горячий пепел, оставшийся от книги.

В жутком молчании застыли вокруг чёрного мага эльфы: бледный как полотно король Эль, скорчившийся на полу измученный Изри, Родерик, всё ещё нетерпеливо постукивающий об пол мечом… Стрелки опустили свои луки… Никто больше не смел выступить против великого волшебника.

Уморт не обращал на них никакого внимания. Он устало прислонился к стене и, прикрыв глаза, наслаждался отдыхом.

В глухой ночной тишине потонули все звуки. Не слышно было даже шороха травы.

И вдруг…

Беспросветную тьму вдруг прорезали звуки скрипки.

Пронзительные, переливающиеся, то прямые, как стрелы, то кудрявые, как волосы эльфины, звуки летели сквозь темноту – над головами эльфов, над башнями дворца, над верхушками деревьев… Они кружились, как бабочки, между цветочными домиками спящих эльфов, заглядывали в дупла кобольдов, гладили по головкам уснувших птиц и даже окунались в воды холодных озёр…

Волосы на голове у мага встали дыбом. Кровь застыла в жилах. Не в силах шевельнуть ни единым членом, он стоял у стены, напряжённо прислушиваясь к волшебным звукам скрипки.

Музыка доносилась с башенки, где сидел Том. Взоры всех эльфов обратились к мальчику.

Том сидел на самой верхушке башни. Глаза его были закрыты. Придерживая скрипку у подбородка, он плавно водил смычком по струнам с уверенностью хорошего музыканта. Те дни, что он провёл во дворце, перелистывая ноты, не прошли даром. Мальчик хорошо запомнил мелодию наизусть. И теперь, сосредоточено закрыв глаза, воспроизводил её по памяти.

56
{"b":"400","o":1}