ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я-то живой, – смеялся кобольд. – А вот ты как остался цел в этом замке, я вообще не представляю. Точно помню, что оставил тебя в лапах у тролля…

Возбуждённо смеясь и болтая, кобольды двинулись вдоль по улочке, не замечая больше ничего вокруг.

Игуш улыбался, слушая живой рассказ словоохотливого Сиривуша о жизни у феи Тортинеллы.

– Разъелся там на пряниках, – хлопнул он его по ремню на животе.

– Ничего подобного! – Сиривуш возмущённо тряхнул густой шевелюрой. – Я эти сладкие лакомства в кошмарных снах теперь долго видеть буду. Отдал бы мешок ватрушек за тарелку жареных каштанов. Они меня чуть не убили своим меню! Волшебница, конечно, славная старушка, но… ты не поверишь: на завтрак – торт, на обед – пирожные, на ужин – блинчики с вареньем! Я готов расцеловать Уморта за его чудесную поваренную книгу, в которой нет ни единого рецепта сладкого блюда!

Забыв обо всём на свете, друзья без устали рассказывали и рассказывали о приключившемся с ними за долгие минувшие недели.

* * *

А в королевском дворце гремел бал.

Такого грандиозного зрелища не сыскать было не только на земле, но и, пожалуй, вообще больше ни в одном уголке Цауберляндии. В своих пышных костюмах мыслимых и немыслимых цветов, взмахивая полупрозрачными крыльями, пёстрые эльфы кружились под музыку не только на блестящем паркетном полу, но и повсюду в воздухе, отражаясь во множестве в громадных зеркалах, висевших между золотистыми клокусами. В ночной тьме королевский дворец сиял тысячами огней. А самая главная бальная зала – из золотистых клокусов – своим величием и роскошью просто потрясала оказавшихся здесь впервые.

Похожая в своём белоснежном платье на снежинку, Катарина стояла между Тропотором и Дианой и жадными глазами глядела на пышное общество, собравшееся вокруг.

– Ярко одеться – это важно, – хлопая крыльями, наставляла девочку Диана. – А то вдруг кто-нибудь не обратит на тебя внимания и даже не оглянется вслед?

– Платье – это что… – говорил мурр, откуда-то успевший протиснуться к Катарине. – А вот волосы у тебя такие пушистые, как у кошки. Как ваш бок, Тропотор? – Почти не чувствую, – довольно отозвался гном.

Он смотрелся очень внушительно в своём новом костюме цвета льва, отдыхающего после охоты. Все эти дни Диана преданно ухаживала за раненым гномом. До сих пор не оправившись от потрясения, что Тропотора ведь могли и убить, она нежно заботилась о своём друге: меняла ему повязки, варила какие-то целительные снадобья – всё, как предписывал мурр, и даже не навязывала ему эльфийских блюд, а добывала где-то привычные его вкусу.

– Вы, дорогая эльфина, просто очаровательны в своём платье цвета… э-э… весёлого павлина, если не ошибаюсь? – произнёс Тоурри с улыбкой.

– Вы, дорогой мурр, наверное, плохо различаете цвета, – поразилась Диана. – Каждому видно, что это цвет вечерней радуги после дождя в июле.

Спор их прервала торжественная музыка, открывавшая бал. С самого начала Тоурри завладел Катариной, предупредив девочку, что до конца бала её кавалером будет только он.

– Это ещё почему?

– Я должен научить тебя мало-мальски сносно танцевать.

– Спасибо за комплимент, – вздёрнула нос девочка.

– Пожалуйста, – улыбнулся мурр. – Я люблю делать комплименты. Особенно таким красавицам, как некоторые.

Они кружились весь вечер. До тех пор, пока оба, совсем без сил, не плюхнулись на диванчик.

Сбоку подсел Том.

– Катрин, смотри! – шепнул он сестре, указав куда-то в толпу.

В дальнем конце залы под золотистым клокусом сидел кругленький человечек в канареечно-жёлтом костюме. Держа в руках табличку с меню, он что-то увлечённо в ней отмечал.

Брат с сестрой переглянулись:

– Жёлтый человечек!

– Ну, на этот раз он от нас не уйдёт, – сказала Катарина решительно. – Ты заходи слева, а я спрячусь вон за тем господином с полосатыми крыльями. Главное – напасть внезапно.

– О ком это вы? – удивилась Диана, поглядев в ту же сторону. – Да это же волшебник Лео!

* * *

– …Виноват, виноват, конечно, – сокрушённо каялся толстячок в жёлтом, обмахиваясь цилиндром. – Но я не мог не воспользоваться таким шансом. Согласитесь, что такая удача встречается редко: Том – отличный скрипач – находит волшебную книгу Уморта. Ну разве повернулась бы у меня рука не превратить вас в маленьких человечков? Уж простите старого мага…

– Но вы, – недоверчиво воскликнула Катарина, – вы же такой могучий волшебник! Разве вы не могли бы сами противостоять Уморту?

– Нет, дитя моё, – развёл руками Лео. – Никакой волшебник не может одержать верх над другим. И вообще не бывает могучих или не могучих волшебников. В своё время я пытался сделать немало хорошего для Цауберляндии. Потому, наверное, меня и считают могучим. А если бы я ничего не делал, меня бы считали слабым и вообще ненужным.

– Но вы могли бы хотя бы помочь нам, – укорила его девочка, – когда, например, на нас напали летучие мыши, или когда мы оказались в плену у Уморта…

– Но вы и сами и ваши друзья друг другу прекрасно помогли, – с улыбкой развёл руками старичок. – Вся штука как раз в том и заключалась, что без всякой помощи волшебников (ну, если только не считать моего шуша и того плота, который вам предоставила фея Тортинелла) вы должны были одолеть злого волшебника одни. С чем вы, – волшебник ласково взглянул на пятёрку друзей, – и ваши друзья кобольды и мурры чудесно справились.

– И вот что, – прибавил Лео таинственным шёпотом. – Из уст Дианы и Тропотора я уже знаю вашу историю: и про злую мачеху, и про волков, и про вашего отца, который думает, что вас давно нет в живых… Всё в порядке: я могу вас снова сделать большими, и к тому же… – волшебник полез в карман узких жёлтых брюк, – подарю вам одну ценную вещицу…

С этими словами он вытащил из кармана красивое ожерелье. При свете тысячи свечей камешки сразу так ослепительно засверкали, что дети невольно зажмурились.

– Очень тонкая работа, – оценил гном.

– Даже более чем тонкая, – кивнул волшебник. – Это ожерелье не простое. Пять сотен лет назад оно было сделано мастером своего дела – гномом по имени Гип. А мне его подарил один эльф, которого мне удалось когда-то освободить из плена у троллей.

(При этих словах Диана как-то странно заморгала.)

– Не советую вам одевать его на шею, – предупредил волшебник. – Ожерелье вызывает одевшего его на полную откровенность. А снять его самому с шеи у бедняги никогда не хватит духу. Хотя… у кого на сердце нет никаких секретов, может попробовать, – протянул он ожерелье сидевшей перед ним компании. – Как – есть желающие?

Все дружно замотали головами. Волшебник рассмеялся:

– Ну вот. Я посоветую подарить его вашей мачехе.

– А дальше? – спросил Том.

– Дальше? – Старичок хитро улыбнулся. – Увидите.

* * *

– Праздник кончится – и вы уйдёте. – Тоурри выглядел явно расстроенным. – И станете большими, и навсегда забудете про эльфов, про мурров, про…

– Ладно, Тоурри, чего ты, – тронул его за плечо Том.

– …про кобольдов, про троллей, про коршунов и соколов, волшебников и фей… – Тоурри остановился, вспоминая, что же он забыл упомянуть, – …про сладкую кушунью…

Катарина вздохнула.

За окном на улице взорвалось что-то оранжево-зелёное. Пока Том с большим вниманием разглядывал стаю зелёно-оранжевых бабочек, заполнивших всю улицу до самых крыш, Тоурри мягкими шагами приблизился к Катарине. На лице его снова играла привычная лукавая улыбка. В руках появился маленький серебряный ключик.

– Я очень боюсь, что ты, легкомысленная девчонка, и в самом деле забудешь про Цауберляндию, про мурров… ну, и про всё остальное прочее. Вот тебе от меня подарочек.

Ключик сверкнул между его пальцев и опустился в ладонь Катарины.

Но это было ещё не всё. Удобно устроившись на руке у девочки, ключик подпер головку и важно сообщил:

– Я очень даже непростой. Если хочешь знать, я подхожу к любой замочной скважине. И открою любую дверь, если меня будут держать пальчики Катарины. Ну, как тебе?..

58
{"b":"400","o":1}