1
2
3
...
25
26
27
...
63

Этим же вечером лорд Генсифер огласил расписание будущих встреч, первая из которых была намечена через две недели на стадионе в Зауркаше. «Горгоны» встречали на своем поле «Воалишских Бакланов».

Через несколько дней после этого Зурани пришла посмотреть на тренировку. Все утро шел дождь, с юга дул сильный промозглый ветер. Игроки были угрюмы и раздражительны. Лорд Генсифер носился по площадке как какое-то огромное назойливое насекомое, увещевая игроков, даже ублажая, то и дело вскрикивая: «Опа-на! Опа-на!», но это никак не отражалось на настроении тренировавшихся. Ежась от холода под стенкой насосной станции, Зурани уныло, будто затравленный зверек, наблюдала за вялыми перемещениями игроков по площадке, не столько воодушевляя их, сколько сея самые мрачные предчувствия. В конце концов ее жалкий вид и робость привлекли внимание лорда Генсифера, и он ленивой трусцой подбежал к ней.

– Выше голову, шейла!

– Не называйте меня шейлой, – раздраженно произнесла девушка. – Сама не пойму, почему мне взбрело в голову, что мне хочется этим заниматься. Честное слово! Поверьте, я ни за что не смогу стоять на виду у тысяч людей, лорд Генсифер, не сердитесь, пожалуйста, но я просто не смогу.

Лорд Генсифер поднял взор к стремительно несущимся по небосводу очень низким тучам.

– Моя дорогая Зурани! Ты, конечно же, будешь с нами! Мы играем с «Бакланами» всего лишь через два дня! Ты будешь знаменита и прославлена!

Зурани безнадежно махнула рукой.

– Я не хочу быть знаменитой шейлой. Не хочу, чтобы с меня стаскивали одежду…

– Такое может случиться только с шейлой проигравшей команды, – подчеркнул лорд Генсифер. – Неужели ты думаешь, что «Бакланам» удастся победить нас, нас, среди которых «Король» Лючо, Глиннес Халден, я и «Тумба» Кэндольф, считающиеся лучшими на своих местах? Да мы просто сметем их со своего пути. Мы заставим всех их бултыхаться в воде до тех пор, пока им не покажется, что они рыбы!

Зурани эти слова успокоили только частично. Она только издала протяжный, прерывистый вздох, но больше уже не жаловалась. Лорд Генсифер, наконец-то сообразив, что продолжение тренировки не принесет никакой пользы, объявил отбой.

– Завтра в то же самое время, – предупредил он команду. – Нам нужно еще подработать взаимодействие на переходах, особенно в линии обороны. А вам, защитники, нужно более энергично контролировать свои зоны! Это хассэйд, а не званый ужин для вас и ваших поклонниц. Завтра, к четвертому сигналу времени.

«Воалишские Бакланы» была совсем еще сырой командой с весьма посредственной репутацией. Игроки ее казались подростками. Капитаном «Бакланов» был Дензель Уорхаунд, долговязый парень с вечно взъерошенными светлыми волосами и умными озорными глазами проказливого тролля. Шейлой у них была полногрудая круглолицая деваха с развевающейся по ветру копной курчавых волос. Во время предматчевого обхода вокруг поля она бодро шагала с жизнерадостной улыбкой на лице, то и дело весело подпрыгивая и энергично приветствуя зрителей взмахами рук, и всем своим видом показывала, что прекрасно знает себе цену. Бакланы так и увивались вокруг нее, едва сдерживая бурлившую в них нервную энергию. В противоположность им, «Горгоны» выглядели суровыми и высокомерными, а их шейла Зурани – печальным бесплотным призраком. Ее покорное безразличие настолько бросалось в глаза, что лорду Генсиферу было отчего впасть в отчаянье, но он не отваживался открыто его проявлять, опасаясь, как бы не лишить ее последних остатков присутствия духа.

– Хорошая девочка. Такая смелая девочка! – то и дело повторял он, как будто подбадривая больное животное. – Все будет не так уж плохо. Вот увидишь, что я прав!

Но эти слова не развеяли страх Зурани.

Сегодня «Горгоны» впервые одели свою форму темно-красного и черного цвета. Особенно эффектными были их шлемы из тускло-розового металлизированного пластика с вычурным черным орнаментом на щитках, прикрывавших щеки. Верхняя часть шлема ощетинивалась множеством острых шипов, смотровые отверстия искусно имитировали зрачки огромных, широко раскрытых глаз, носовая прорезь заметно переходила в черную пухлую пасть, из которой свешивался длинный красный язык. Кое-кому из членов команды такой наряд казался экстравагантным, некоторым не нравились болтающиеся языки, но большинство было равнодушно к форме. «Бакланы» были в форме коричневого цвета и оранжевых шлемах, единственным украшением которых были перекрещенные зеленые птичьи перья. Сравнивая темпераментных «Бакланов» с величественными, но медлительными «Горгонами», Глиннес ощутил острую необходимость в том, чтобы обсудить некоторые детали тактики с лордом Генсифером.

– Обратите, пожалуйста, внимание на «Бакланов» – они похожи на резвящихся жеребчиков, сумасбродных и не знающих, куда девать свои силы. Мне уже доводилось видеть такие команды – от них следует ожидать агрессивной, даже безрассудной игры. Наша задача – заставить их стать жертвой собственной горячности. Нам нужно подманить их, а затем отрезать форвардов, чтобы наша защита и полузащита получила двойной численный перевес над ними. Вот тогда, используя еще и наше преимущество в весе, мы получим шанс победить их.

Лорд Генсифер недовольно поднял брови.

– Шанс победить их? Что за чушь? Мы сметем их с игрового поля, как хороший пес, преследующий цыплят! Да нам даже не следовало играть с ними, если бы не надобность попрактиковаться.

– И все же, я советую прибегнуть к осмотрительной тактике. Надо позволить им совершать ошибки, иначе они смогут неплохо нас подоить.

– Ну, Глиннес! По-моему, вы здорово подрастеряли свою былую форму.

– Только в той мере, что теперь я играю не потехи ради. Я хочу заработать деньги – девять тысяч озолов, если уж быть точным, и поэтому хочу победить.

– Неужто вы считаете, что деньги нужны только вам одному? – повысил голос лорд Генсифер. – А как, по-вашему, я сколотил уставной фонд? Приобрел форму? Оплатил общекомандные расходы? Я остался без озола за душой.

– Ладно, ладно, – произнес Глиннес. – Вам нужны деньги, мне нужны деньги. Вот давайте и выиграем, играя в ту игру, на которую мы более всего способны.

– Мы обязательно победим – ваши страхи надуманы! – провозгласил лорд Генсифер с прежним апломбом. – Я, что, по-вашему, только вчера родился? Мне досконально известны все нюансы игры. Все, хватит хныкать. Не к лицу вам робость – вы же не Зурани! Гляньте на трибуны – добрый десяток тысяч зрителей. Это существенно повысит выигрыш![21]

– Если мы победим, – унылым голосом уточнил Глиннес. Его внимание привлек зритель, одиноко сидевший в отдельной ложе на трибуне для высшей аристократии. Это был вооруженный биноклем и видеокамерой Льют Касагэйв. В этом не было ничего необычного – многие из поклонников хассэйда запечатлевали обнажение шейлы на видеопленку, одновременно записывая и музыку, сопровождавшую апофеоз состязания. Существовали даже прекрасные коллекции подобных записей. Тем не менее, Глиннес удивился, обнаружив такой горячий интерес к хассэйду со стороны Льюта Касагэйва. Он не производил впечатление человека, занимающегося подобными пустяками.

Судья в поле подошел к микрофону. Музыка стихла, зрители успокоились.

– Любители спорта Зауркаша и префектуры Джолани! Сегодня на нашем поле состоится хассэйдный матч между доблестными «Воалишскими Бакланами» с их шейлой Баробой Фелис и неукротимыми «Горгонами» лорда Таммаса Генсифера с прелестной Зурани Делькарго! Команды обязуются свято охранять честь и достоинство своих шейл со всей присущей им доблестью, залогом чему служат по полторы тысячи озолов с каждой стороны. Пусть победители упиваются славой, а побежденные – гордостью за силу духа своей шейлы в столь прискорбный для команды момент и ее непорочность! Капитаны, подойдите ко мне!

Вперед вышли лорд Генсифер и Дензель Уорхаунд. Подброшенная монета предоставила право голоса в начале игры «Горгонам». Им разрешался открытый текст, пока горят зеленые сигнальные лампы, «Бакланам» – красные.

вернуться

21

Половина выручки от проданных входных билетов делится между состязающимися командами в соотношении три четверти этой суммы – победившей команде, четверть – потерпевшей поражение

26
{"b":"401","o":1}