1
2
3
...
30
31
32
...
63

Лорд Генсифер угрюмо выбрался из штрафного бассейна и, не проронив ни единого слова хоть с кем-нибудь из своих игроков, принял тысячу озолов из рук Нило Неронави.

Игроки команд разошлись по исходным местам. Красный свет. «Танхинары» скучились у себя на левом фланге в надежде прельстить кого-нибудь из «Горгон» необдуманно перепрыгнуть через разделительный ров. Глиннес встретился взглядом с Лючо. Они оба прекрасно понимали намерения друг друга и оба пересекли ров, после чего ринулись вперед по центральным трассам с такой скоростью, которая бы убедила всю остальную свою команду, что эта атака вовсе не является отвлекающим маневром, а предпринята с самыми серьезными намерениями. За ними вперед рванулись края и полузащитники. В возникшей суматохе, умело применяя финты и неожиданные перескоки с помощью трапеций, вся передняя линия «Горгон» ворвалась в базовую зону противника и вступила в схватку с защитниками. «Буян» Уилмер Гафф, полузащитник, проскользнул к пьедесталу и схватился за кольцо.

– Вот еще один способ выиграть, – радуясь, как ребенок, поделился с Глиннесом Лючо. – Начинаем атаку при смене света, когда Тамми не может ее отменить.

Команды вернулись к исходным позициям. Вновь зажегся красный свет. Нило Неронави решил прибегнуть к тактике, которая в большей мере соответствовала возможностям «Танхинар», и заключалась в том, чтобы с помощью массированного давления долбить оборону противника и мало-помалу все глубже в нее вгрызаться. В воде оказались Лючо и Част, вглубь своей половины поля были отогнаны Сават и Глиннес. «Танхинары» выдвинули ко рву всех своих защитников. Зеленый свет. Лорд Генсифер скомандовал «Двадцать – два», построение достаточно простое и достаточно приемлемое в данной ситуации, целью которой было вызвать сумятицу в рядах защитников «Танхинар» агрессивными действиями собственных форвардов. Защитники отступили, но дальнейшее продвижение «Горгон» было приостановлено. Карбо Гилвег вступил в схватку с Глиннесом. В воздухе замелькали их буфы. Пригнув голову, Гилвег бросился вперед, Глиннес попытался уклониться, но буфа Гилвега ему избежать так и не удалось.

– Ну как водичка? – спросил Гилвег, глядя с высоты площадки на мокнущего в бассейне Глиннеса.

Глиннес ничего не ответил. Раздался гонг, означающий, что кому-то из «Танхинар» удалось овладеть кольцом.

Команды взяли пятиминутный перерыв для отдыха. С мукой на лице лорд Генсифер отошел в сторону. Лючо, тем не менее, поплелся за ним следом, чтобы приободрить.

– Они определенно еще раз организуют «Большой Навал». Они даже не станут дожидаться красного света и начнут нас теснить еще при зеленом. Нам нужно взломать их центр еще до того, как они переправят на нашу сторону всю свою переднюю линию.

Лорд Генсифер ничего не ответил.

Команды снова вышли на поле. Зеленый свет. Лорд Генсифер повел своих игроков к разделительному рву. «Танхинары» заняли круговую оборону, как бы предлагая «Горгонам» перейти к атакующим действиям в ситуации, когда более подвижные форварды «Горгон», прибегнув к трапециям, могут отправить в бассейн нескольких нападающих противника, отсеченных от мощных защитников – или могут сами оказаться в воде. Лорд Генсифер воздержался от атаки. Красный свет. «Танхинары» так и остались в круговой обороне. Зеленый свет. Лорд Генсифер продолжал сдерживать активность своих игроков, тем самым явно показав противнику, что его охватила нерешительность. И это было самым неблагоразумным с его стороны. Глиннес не вытерпел и обратился к нему:

– Давайте рванем через ров. Вернуться мы всегда успеем!

Лорд Генсифер продолжал стоять, как изваяние, сохраняя молчание.

Красный свет. «Танхинары» двинулись вперед, все одиннадцать человек, «поручив шейле охранять пьедестал», как гласит соответствующая присказка. Как и раньше, они провели массированный штурм разделительного рва, оставив на своей половине только защитников.

Зеленый свет. Лорд Генсифер распорядился сместиться вправо и атаковать «Танхинар», которые создали мощный плацдарм на своем левом фланге. В последовавшей за этим яростной схватке в бассейне оказались по два игрока каждой команды, но «Танхинарам» все же удалось далеко назад оттеснить левое крыло «Горгон», а затем отправить купаться нерасторопного новенького защитника.

Загорелся красный свет. «Танхинары» пядь за пядью отвоевывали пространство, отделяющее их от пьедестала, где Кэрью Лириант продолжала стоять с откровенно скучающим видом, не проявляя хоть какой-нибудь озабоченности.

Зеленый свет. Ситуация требовала от лорда Генсифера самых решительных действий. Его форварды еще удерживали центр, но сюда же поспешили по центральным трассам полузащитники и даже защитники «Танхинар», до предела ограничили их ответные возможности и прижали к пятачку вокруг пьедестала. Глиннес сцепился с одним из инсайдов противника. На какое-то мгновение его взору открылся совершенно свободный путь через все поле – нужно было только каким-то образом увести с занимаемой им позиции лишь одного защитника, оставшегося на подстраховке.

Красный свет. Ухватившись за трапецию, Глиннес ушел от атаки форварда «Танхинар», перескочил на соседнюю трассу, со всех ног помчался ко рву и перепрыгнул через него. Перед ним открывался совершенно свободный путь вплоть до самого пьедестала. Ничто уже не может ему помешать! Карбо Гилвег, бросившийся за ним вдогонку по параллельной трассе, в последней отчаянной попытке совершил бросок через трехметровое пространство над водой, отделявшее одну трассу от другой, не имея времени прибегнуть к трапеции, и успел-таки зацепить буфом сзади несущегося к пьедесталу Глиннеса. Через мгновение они оба уже плескались в бассейне.

Раздались три удара гонга – встреча завершилась.

Судья в поле подозвал к себе лорда Генсифера и предложил уплатить выкуп. Но встретил отказ со стороны капитана «Горгон». Грянула волнующая, печальная мелодия, берущая за душу, как вид заходящего солнца, ритм ее был подобен пульсу нервно трепещущего сердца, а пение струн наполнено чисто человеческой страстностью. В третий раз судья в поле потребовал выкуп, и в третий раз лорд Генсифер оставил без внимания его требование. Инсайд «Танхинар» потянул за кольцо, длинное до пят платье соскользнуло с Кэрью Лириант. Уже совершенно обнаженная, она с прежней невозмутимостью продолжала глядеть на зрителей и даже чуть улыбалась. Улыбалась настолько беспечно, что как будто откровенно гордилась собой. Она приподнялась на одном носке и глянула через плечо, затем на другом и повторила тот же жест, но уже в противоположную сторону. Весь стадион так и обмер, изумляясь столь своеобразной демонстрации интимных достоинств.

Странная мысль пришла в голову Глиннесу. Он присмотрелся к шейле повнимательнее. Неужели Кэрью Лириант беременна? Эта же мысль пришла в голову и многим другим. Трибуны заволновались. Лорд Генсифер поспешно принес плащ и проводил с пьедестала свою все еще улыбающуюся шейлу. Затем обратился к команде:

– Сегодня угощения не будет. Ничего не поделаешь, но приходится, как это неприятно, выполнить свой долг и строго наказать за непослушание. «Король» Лючо, можете считать себя свободным. Глиннес Халден, ваше поведение…

– Лорд Генсифер, – произнес Глиннес, – избавьте меня от своих критических замечаний, я ухожу из команды. В таких условиях совершенно невозможно играть.

– Я тоже ухожу из команды, – поддержал Глиннеса левый инсайд Эрвил Сават.

– И я, – отозвался Уилмер Гафф, правый полузащитник, один из сильнейших игроков команды, принимавший на себя основное бремя всей черновой работы. Остальные игроки заколебались. Если они тоже уйдут из команды, то, скорее всего, так и не найдут другой уже существующей команды, к которой можно было бы пристать. Поэтому они предпочли придержать язык за зубами.

– Быть по сему, – сказал лорд Генсифер. – Для нас только лучше избавиться от вас. Все вы были чересчур уж своевольными – и вы, Глиннес Халден, и вы, Лючо, старались не упустить ни одной возможности подорвать мой авторитет.

31
{"b":"401","o":1}