ЛитМир - Электронная Библиотека

– Только тем, что могли принести команде одно-два победных кольца, – заметил Лючо. – Да что тут говорить – желаю удачи вам и вашим «Горгонам»!

Он снял маску и вручил ее лорду Генсиферу. То же самое сделал Глиннес, затем Эрвил Сават и Уилмер Гафф. «Тумба» Кэндольф, единственный надежный защитник, осознав бесперспективность дальнейшего пребывания в команде, которая, по сути, перестала что-либо из себя представлять, тоже отдал свою маску лорду Генсиферу.

Выйдя из раздевалки, Глиннес сказал своим четырем товарищам:

– Сегодня вечером – все ко мне. Пусть это станет нашей вечеринкой по случаю одержанной только что личной победы. По случаю избавления от этого идиота Тамми.

– Очень верно подмечено, – согласился Лючо. – Я тоже не прочь пропустить кружечку-другую, но это куда веселее будет сделать на альтрамарском пляже, и там мы найдем благожелательных слушателей.

– Как хотите. Последнее время что-то слишком уж тихо у меня на веранде. Никто там не сидит, кроме меня, да еще, может быть, одного-двух мерлингов, когда меня нет.

По дороге к причалу пятерка повстречала Карбо Гилвега и еще двух танхинарских защитников. Все они были в приподнятом настроении.

– Хорошо вы играли, «Горгоны», но сегодня вы встретились с доведенными до отчаяния «Танхинарами».

– Спасибо за утешение, – ответил Глиннес, – вот только не называйте нас больше «Горгонами». Нам больше не доставляет удовольствия известность под этим именем.

– О чем это вы? Лорд Генсифер отказался от бредовой идеи руководить хассэйдной командой?

– Он решил отыграться на нас, мы же не остались у него в долгу. А «Горгоны» все еще существуют, как мне кажется. Все, что понадобится Тамми, это новая передняя линия.

– Какое странное совпадение! – воскликнул Карбо Гилвег. – Это как раз то, что очень нужно и «Танхинарам». Вы куда сейчас направляетесь?

– К Лючо на Альтрамар – отпраздновать свою личную победу.

– Тогда уж лучше к Гилвегам, где будет отмечаться настоящая победа.

– Это не для нас, – сказал Глиннес. – Да и вам самим разве захочется терпеть наши кислые лица на празднике?

– Совсем наоборот! У меня даже есть особая причина для того, чтобы пригласить вас. Во всяком случае, давайте завернем в «Чудо-Линь» на пару кружек пива.

Все восьмером расположились за большим столом, и официантка принесла восемь полных до краев кубков.

Гилвег опустил взор, как бы рассматривая шапку из пены над своим кубком.

– Позвольте поделиться одной пришедшей мне в голову мыслью – совершенно очевидной и отличной. «Танхинарам», как и лорду Генсиферу, нужна передняя линия. Это никакой не секрет – все уже давно это признают. Мы – команда, состоящая из десяти защитников и одного пивного бочонка.

– Все это очень хорошо, и я разделяю твою точку зрения, – сказал Глиннес, – но вот ваши нападающие, независимо от того, являются ли они на самом деле защитниками или нет, будут определенно против этого.

– А какое они имеют право возражать? «Танхинары» – открытый клуб. Каждый может в него вступить, и если он подходит по всем показателям, то будет играть. Подумать только! Впервые на моей памяти жалкие «Зауркашские Танхинары» могут стать настоящей командой!

– Заманчивая мысль. – Глиннес обвел взглядом своих товарищей. – Ну и что вы на это скажете?

– Я хочу играть в хассэйд, – сказал Уилмер Гафф. – И всегда стремлюсь к победе. Мне по душе такой поворот дела.

– На меня тоже можете рассчитывать, – сказал Лючо. – Возможно, нам еще предоставится шанс сыграть с «Горгонами».

Сават также согласился с предложением Гелвига, а вот Кэндольф все еще сомневался.

– Я – защитник. Для меня нет места в составе «Танхинар».

– Ты в этом уверен? – спросил Гилвег. – У нашего левого крайнего защитника серьезная травма ноги. В составе неизбежно произойдут перестановки, и может случиться так, что для тебя освободится место левого полузащитника – ведь ты достаточно быстр. Так что – попробуем?

– В самом деле – а почему бы и не попробовать? Гилвег осушил до дна кружку.

– Вот и прекрасно. Все улажено. Вот теперь мы все можем с чистым сердцем отпраздновать победу «Танхинар»!

Глава 12

Когда Глиннес на следующее утро добрался домой, то увидел чью-то чужую лодку, привязанную к причалу. Никто не сидел на веранде, да и сам дом оказался пустым. Глиннес вышел через черный ход и увидел прогуливавшихся по лугу Глэя, Акади и Джуниуса Фарфана. На всех троих была аккуратная одежда черного и серого цветов, принятая среди фаншеров. Глэй и Фарфан что-то горячо доказывали друг другу. Акади держался несколько в стороне от них.

Глиннес вышел на луг встретить гостей. Увидев удивление и даже некоторое презрение на лице Глиннеса, Акади ответил полузаспанной улыбкой.

– Ни за что бы не подумал, что вас может увлечь подобный вздор, – недовольно фыркнул Глиннес.

– Приходится идти в ногу со временем, – произнес Акади. – В самом деле, я получаю немалое удовольствие от подобной одежды.

Глэй бросил в сторону Акади неодобрительный взгляд, Джуниус Фарфан просто рассмеялся.

Глиннес взмахом руки пригласил всех троих на веранду.

– Устраивайтесь поудобнее! Я хочу угостить вас вином. Не возражаете?

Фарфан и Акади взяли по бокалу вина, Глэй коротко отказался и последовал за Глиннесом внутрь дома, в котором провел детство. Теперь он глядел на все вокруг себя глазами совершенно постороннего человека. Постояв так немного, он снова вышел на веранду и подозвал к себе Глиннеса.

– У меня есть для тебя предложение, – произнес Глэй. – Ты хочешь вернуть себе остров Эмбл. – Тут он поглядел на Джуниуса Фарфана, и тот положил на стол конверт. – Он будет тебе принадлежать. Вот деньги, с помощью которых можно выставить оттуда Касагэйва.

Глиннес протянул руку к конверту, но Глэй отвел ее в сторону.

– Не так быстро. Как только ты вернешь в свою собственность Эмбл, можешь отправиться туда жить, если сочтешь нужным. А в мое пользование перейдет Рабендари.

Глиннес с изумлением поглядел на Глэя.

– Теперь тебе захотелось Рабендари! Почему мы оба не можем жить, как братья, и вместе обрабатывать эту землю?

Глэй покачал головой.

– Если твое мировоззрение не изменится, то между нами всегда только будут трения. У меня нет сил, чтобы спорить с тобою. Ты берешь себе Эмбл, я забираю Рабендари.

– Никогда не доводилось слышать ничего более абсурдного, – произнес Глиннес. – Ведь эти оба острова принадлежат мне.

Глэй снова покачал головой.

– Никак нет, если Шира живой.

– Ширы уже нет в живых. – Глиннес прошел к своему тайнику, откупорил кувшин и извлек золотой брелок, после чего принес его на веранду и швырнул на стол.

– Помнишь это? Я отобрал этот брелок у твоих приятелей Дроссетов. Они убили и ограбили Ширу, а тело бросили мерлингам.

Глэй посмотрел на брелок.

– Они в этом признались?

– Нет.

– Ты можешь доказать, что взял это у Дроссетов?

– Можешь поверить мне на слово.

– Этого недостаточно, – коротко бросил Глэй.

Глиннес медленно повернул голову и посмотрел на брата в упор, затем неторопливо поднялся во весь рост. Глэй продолжал сидеть в напряженной позе, как взведенная пружина.

– Разумеется, достаточно твоих слов, Глиннес, – поспешил успокоить его Акади. – Садись.

– Глэй может взять назад свое суждение, а затем и сам отсюда убраться.

– Глэй имел в виду, – сказал Акади, – что твоего слова недостаточно в юридическом смысле. Я прав, Глэй?

– Да, да, – скучающим голосом подтвердил Глэй. – Для меня лично твоего слова вполне достаточно. Тем не менее, мое предложение остается в силе.

– Почему это тебе вдруг так приспичило вернуться домой, на Рабендари? – спросил Глиннес. – Ты покидаешь наскучивший тебе костюмированный бал?

– Как раз наоборот. На Рабендари мы организуем общину Фаншерада, создадим творческий коллектив, своего рода лабораторию по постановке задач динамичного развития.

32
{"b":"401","o":1}