1
2
3
...
61
62
63

– Живо в катер! – взревел Филидис на своих подручных. – Не упускайте его из виду! Радируйте о присылке подкрепления! Арестуйте его и в тюрьму!

Тотчас же перед ним предстал лорд Генсифер с перекошенным от злости лицом.

– Почему вы здесь подняли такой беспорядок? Неужели вам не ясно, что мы все здесь собрались, чтобы торжественно отпраздновать очень важное событие?

– Нам самим, естественно, причиняет немалую боль произведенное нами вторжение, – ответил шериф Филидис с тем достоинством, какое он еще в состоянии был сохранять. – У нас имелись причины подозревать лорда Эмбла в том, что он был сообщником Загмондо Бандольо. По всей вероятности, он здесь совершенно ни при чем.

Лицо лорда Генсифера зарделось. Он бросил взгляд в сторону Акади, затем снова обратился к Филидису.

– Разумеется, ни при чем! Ведь мы уже обстоятельно разобрались в этом вопросе и знаем, кто сообщник Бандольо!

– В самом деле? – скрежеща зубами, как пила о гвоздь, спросил Акади. – И кто же это?

– Это тот потерявший всякую совесть ментор, который с таким коварством и мастерством собрал, а затем утаил тридцать миллионов озолов! – во всеуслышание объявил лорд Генсифер. – Его имя – Джано Акади!

– Загмондо Бандольо сомневается на сей счет, – вкрадчивым голосом произнес Райл Шермац. – Он утверждает, что не имел никаких дел с Акади.

Лорд Генсифер всплеснул руками.

– Ну что ж – пусть будет по-вашему. Акади не виновен! Да не все ли равно? Мне все это чертовски надоело! Пожалуйста, уходите. Вы без спроса вторглись в мои владения, да еще во время проведения такой торжественной церемонии.

– Примите мои извинения, – произнес шериф Филидис. – Заверяю вас, я ко всем этим предположениям не имею абсолютно никакого отношения… Так что, джентльмены, нам, пожалуй, самая пора…

– Еще минутку, – взмолился Глиннес. – Ведь мы так еще и не добрались до сути вопроса. Загмондо Бандольо в самом деле не в состоянии опознать человека, с которым разговаривал на пляже, но ему, наверное, ничего не стоит опознать маску. Лорд Генсифер, будьте добры, принесите один из шлемов «Горгон Флейриша».

Лорд Генсифер всполошился.

– И не собираюсь! Что это за фарс вы здесь развели? В последний раз категорически требую, чтобы вы немедленно покинули мою усадьбу!

Глиннес, не обращая на него внимания, повернулся к Филидису.

– Когда Бандольо упомянул о рогах и болтающемся из маски языке, я тотчас же подумал о «Флейришских Горгонах». Четвертого лиссема у «Горгон» еще не было новой формы команды. Только лорд Генсифер мог воспользоваться шлемом «Горгон». Следовательно, лорд Генсифер и есть тот преступник, которого мы разыскиваем!

– Как вы смеете говорить такое? – выпучив в изумлении глаза и широко разинув рот, едва прохрипел Филидис.

– Ага! – вскричал Акади и набросился с кулаками на лорда Генсифера. Глиннес поймал его и оттащил назад.

– Что за бредовую напраслину вы на меня возводите? – взревел лорд Генсифер, все лицо которого внезапно покрылось красными крапинками. – Вы, что, совсем рехнулись?

– Что за нелепица? – поддержал его Филидис. – Не желаю больше ничего об этом слышать!

– Спокойно, не горячитесь, – слегка улыбаясь, произнес Райл Шермац. – Предположение Глиннеса Халдена несомненно заслуживает внимания. По-моему, оно является недвусмысленным, крайне интересным и вполне обоснованным.

– Лорд Генсифер, – упавшим голосом произнес Филидис, – лицо, пользующееся огромным влиянием. Он – секретарь Коллегии…

– И выступая в подобном качестве, он заставил вас посадить за решетку Акади, – перебил его Глиннес.

Лорд Генсифер, задыхаясь от бешенства, помахал Глиннесу пальцем, но так и не смог ни слова вымолвить.

– Вы можете доказать несостоятельность обвинения? – уныло проворчал шериф Филидис, обращаясь к лорду Генсиферу. – Может быть, кто-то украл у вас шлем?

– Об этом-то как раз и речь! – вскричал, воодушевившись, лорд Генсифер. – Кто-то – да что там сомневаться, Акади – украл из моей кладовой шлем «Горгон».

– В таком случае, – возразил ему Глиннес, – сейчас недостает одного шлема. Давайте пересчитаем шлемы.

Лорд Генсифер обрушил на Глиннеса бешеной силы удар, но Глиннес увернулся. Шермац дал знак Филидису:

– Арестуйте этого джентльмена и отправьте в тюрьму. Мы подвергнем его психо-зондированию и установим истину.

– Ни за что! – по-звериному прорычал лорд Генсифер. – Не видеть вам меня на прутаншире!

Как и Касагэйв, он ринулся к причалу, вызвав настоящий переполох среди своих гостей. На такой свадьбе им еще никогда не приходилось бывать.

– Взять его! – коротко распорядился Шермац. Шериф Филидис пустился вдогонку и, громко стуча ботинками, устремился по дощатому настилу причала к тому месту, откуда лорд Генсифер спрыгнул в свой скоростной катер. Отбросив всякую осторожность, Филидис прыгнул вслед за ним. Лорд Генсифер предпринял попытку оттолкнуть его в сторону. Филидис, падая на лорда Генсифера, с такой силой рванул его к себе, что тот перелетел через борт и оказался в воде. Филидис попытался было схватить его, перевалившись туловищем за борт, но лорд Генсифер поднырнул под настил причала.

– Бессмысленно прятаться, лорд Генсифер, – окликнул его Филидис. – Правосудие должно свершиться. Выходите по собственной воле!

Только круги на воде указывали на то место, где затаился Лорд Генсифер. Филидис еще раз позвал его.

– Лорд Генсифер! Зачем создавать ненужные трудности всем нам? Выходите – вам уже никак не сбежать!

Из-под настила послышался хриплый отчаянный вскрик, затем плеск лихорадочных ударов руками по воде, после чего воцарилась тишина. Сидевший все это время на корточках Филидис медленно выпрямился и застыл, глядя на воду со смертельно бледным лицом. Затем он взобрался на причал и присоединился к Райлу Шермацу, Глиннесу и Акади.

– Можно объявить данное дело закрытым, – сказал он. – А тридцать миллионов озолов – судьба их так и останется тайной. Скорее всего, мы никогда не узнаем всей правды.

Райл Шермац покосился на Глиннеса, который стоял с хмурым лицом, закусив губы.

– Что ж, по-моему в этом нет такой уж особой беды, – произнес Шермац. – А где наш пленник Бандольо? Неужели этот негодник сумел воспользоваться замешательством?

– Похоже на то, – тоскливо признался Филидис. – Он исчез! Ну что за несчастный сегодня у нас день!

– Совсем наоборот, – возразил Акади. – Еще никогда я не испытывал такого огромного морального удовлетворения.

Его тут же поддержал Глиннес.

– Касагэйва прогнали взашей – я крайне за это признателен. И для меня этот день отличный. Филидис потер лоб.

– А я вот все еще в замешательстве. Лорд Генсифер всегда мне казался прямо-таки воплощением честности!

– Лорд Генсифер здорово просчитался, особенно с моментом начала своих решительных действий, – сказал Глиннес. – Он умертвил Лемпеля после того, как Лемпель подробно проинструктировал посыльного, но до того, как деньги могли оказаться у Лемпеля. А затем еще просчитался и с Акади, будучи уверен в том, что Акади стол же бесчестен, как и он сам.

– Очень грустная история, – сказал Акади. – А тридцать миллионов озолов – кто знает, где они теперь? Может быть, как раз сейчас посыльный пользуется в свое удовольствие неожиданно доставшимся ему богатством на какой-нибудь далекой планете.

– Так, скорее всего, и обстоит дело, – сказал Филидис. – А нам, как мне кажется, остается еще только сделать что-то вроде официального заявления, чтобы успокоить гостей.

– Извините меня, – сказал Глиннес, – но мне нужно кое с кем повидаться. – Он направился к тому месту парка, где чуть раньше видел Дьюссану. Но теперь там ее не оказалось. Несколько раз он обошел весь парк, но Дьюссаны так и не встретил. Может быть, она прошла внутрь дома? Вряд ли – этот дом больше уже ничего не значит для Дьюссаны…

Тропинка вокруг дома вела к пляжу на противоположной стороне острова, на берегу, выходившему к океану. Глиннес спустился по склону и увидел Дьюссану – она стояла на песке и глядела куда-то в океанскую даль, в то неясно просматриваемое пространство, где небосвод смыкался с океаном.

62
{"b":"401","o":1}