ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сидоров Александр (Жиганец Фима)

Клетка для шакалов

Александр Сидоров

Клетка для шакалов

"Остров доктора Моро" находится в 260 км от Вологды, в Белозерском районе. Здесь содержатся осужденные к пожизненному лишению свободы. Для тех, кто давненько не читал Герберта Уэллса, напомню: в романе английского фантаста "Остров доктора Моро" фанатик-профессор пытался превратить различных животных в людей и заставить их подчиняться человеческой морали. В конце концов зверолюди разорвали ученого в клочья и сожгли его пристанище...

Тайна зеленой папки

Свершилось! Россия сделала огромный шаг на пути к цивилизованному обществу. Наше государство прекратило казнить людей. Оно вроде бы и понятно: неудобно как-то члену Совета Европы проявлять кровожадность - даже по отношению к преступникам. Сами же мы обещали со дня вступления (январь 1996 года) установить мораторий на исполнение смертных приговоров, а к 1999 году и вовсе отменить смертную казнь. Дал слово - держи...

Хотя, впрочем, бороться за драгоценные жизни убийц, садистов и маньяков лучшие сыны Отечества стали значительно раньше, когда была создана так называемая Комиссия по помилованию при Президенте РФ. Возглавил ее известный писатель Анатолий Игнатьевич Приставкин - ярый противник смертной казни, считающий такую меру наказания варварством. В 1992 году из 56 убийц, дела которых прошли через комиссию, были помилованы 55. В 1993 году из 153 приговоренных к расстрелу помиловали 149 убийц, в 1996 - из 137 жизнь сохранена 124-м. Все это - дела из так называемой "зеленой папки". На заседаниях комиссии каждому члену раздавали по две папки, в одной из которых, зеленой, материалы на 6 - 10 "смертников".

Светлая тенденция к всепрощению и вселенской доброте нашла свое подкрепление 17 декабря 1992 года, когда президенту России было даровано право в порядке помилования заменять смертную казнь пожизненным заключением. А с 1 января 1997 года, со вступлением в действие нового уголовного кодекса России, пожизненное заключение стало одним из видов наказания, который может назначать суд. Введение нового вида наказания непосредственно связано с энергичной деятельностью "гуманистов". Я беру это определение в кавычки неспроста. Мне хотелось бы показать, что все их хваленое человеколюбие - не более чем безответственная игра на публику, невежество и нежелание предвидеть последствия своих поступков.

Обратимся для начала к самому Анатолию Игнатьевичу. Оправдывая действия комиссии, он говорит:

"К расстрелу приговариваются не главари мафии, не наемные убийцы. За время существования нашей комиссии ни одного такого дела не было. В 95% случаев на смерть осуждают полностью деградировавших личностей, низший слой простых работяг, которые совершили убийства по пьянке... Давайте возьмем наугад одно дело из зеленой папки...

"Николай после совместного распития с братом Петром во время ссоры, защищаясь от насильственных действий последнего, совершил убийство Петра, нанеся удары топором... Потом сходил домой, взял ружье и убил еще троих...". Страшное убийство? Страшное. Но это не тот преступник, который сознательно обдумывает изощренные способы и методы убийства и держит в страхе народ. Бытовушник действует стихийно, импульсивно, он не знает, что может натворить через час... Они не готовятся к преступлению заранее. Хотя, конечно, это не оправдывает их действий... Виновный должен нести наказание. Мы, например, "пробили" пожизненное заключение, которое, кстати, в России оказалось пострашнее смерти. Вот что написал нам один из "пожизненных": "Уважаемые члены гуманной комиссии. При таких условиях содержания в тюрьме у нас, "вечных", невольно возникает вопрос: какая из смертей лучше - мгновенный расстрел или же мучительно долгая - пожизненное заключение. Я выбираю первое, поэтому прошу меня расстрелять".

Совершенно потрясает оригинальный взгляд писателя на проблему тяжести преступления. Оказывается, так называемые "бытовые" убийства, какими бы жуткими они ни были, более простительны на том лишь основании, что совершаются "по пьянке" и убийцы "не готовились заранее". Причем в пример приводится "бытовик", который в пьяном угаре уничтожил четверых человек! Извините за кощунство, но, может быть, лучше бы он подготовился и убил одного?!

Кстати, комментарий к эпизоду с "невинным" Николаем. Версию о "неподготовленности" можно отнести только к первому убийству. Остальных троих душегубец прикончил сознательно, предварительно подготовившись (пошел, взял ружье, вернулся и расстрелял - это не внезапная вспышка ярости!). И еще одно: деление убийств на "бытовые" и "не бытовые" давно уже признано юристами абсолютно неправомерным, бессмысленным. Упоминания о "бытовых" убийствах вы не найдете ни в одном комментарии к уголовному кодексу. Это так же безнравственно, как деление собственности на "государственную" и "личную". Для определения тяжести вины преступника это никакого значения не имеет и иметь не может. Для убитого и его родственников - тем паче.

Почему Приставкин считает, что для общества "бытовой" убийца (по признанию самого писателя - "полностью деградировавшая личность") менее опасен, чем киллер? Конечно, если исходить из того, что киллеры убивают преимущественно членов преступных группировок или крупных промышленников, замешанных в криминальном бизнесе, а "бытовики" - рядовых граждан... Тогда становится понятным классовый подход членов комиссии по помилованию: подумаешь, мужичье друг дружку режет - лишь бы "благородных" не трогали...

Министр юстиции России в роли римского прокуратора

Из выступления в выступление Приставкин проводит мысль о том, что опыт многих стран доказывает неэффективность смертной казни. Однако это в лучшем случае - заблуждение по невежеству, а скорее всего - сознательная ложь. Страх перед наказанием, тем паче перед смертью, всегда приводил в России (да и в других странах) к снижению уголовных преступлений, особенно - убийств.

Приведу ряд чисто обывательских примеров. Одесса, 1946 год. Командующим Одесским военным округом назначен маршал Георгий Константинович Жуков. В городе свирепствуют банды преступников, ежедневно совершаются десятки и сотни грабежей и убийств. Кажется, что сбить эту волну криминала невозможно. Жуков собирает в городском театре несколько сотен боевых офицеров. По его приказу со складов доставляют дорогие гражданские костюмы, шикарные сорочки, галстуки, макинтоши, шляпы... В тот же день с наступлением темноты на улицах Одессы появляются хорошо одетые, явно денежные, пьяненькие граждане. На блатном жаргоне тех лет - "фраера". Бредут кто парой, кто в одиночку, держась за стенку и порой падая. Ясное дело, бравые уголовники не могли не клюнуть на эту удочку. А фронтовые офицеры стреляли не раздумывая. Хладнокровно и без промаха. Приказ командующего был - "На месте и без предупреждения". За три вечера подавляющую часть бандитов физически уничтожили. Остальные растворились во мгле. Ночная Одесса стала самым безопасным местом для прогулок.

1
{"b":"40272","o":1}