ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мне как человеку, питающему слабость к изящной словесности, также интересен вопрос – имеющий, правда, лишь косвенное отношение к нашей теме – как применить соционику к анализу литературных произведений? Не секрет, и об этом пишется в предлагаемой книге, что литературные персонажи далеки от социотипической определенности. Ведь авторы не знают соционики, и, может быть, поэтому придуманные ими люди не могли бы существовать в реальном мире.

Другое дело сами писатели. Ведь они-то реальные люди, а значит, принадлежат к тому или иному типу. И когда я задумываюсь об этом, мне приходит в голову, что в зависимости от того, интуит он или сенсорик, писатель испытывает тяготение либо к реализму, либо к фантастике во всех ее проявлениях. Сенсорик предпочитает вещи, которые он может потрогать руками, и поэтому подробно и со вкусом описывает, вплоть до мельчайших деталей, лишь то, что видел и ощущал в реальности. Интуит же мыслит в категориях пространства-времени, глобальных катаклизмов, исторических и доисторических эпох, не опускаясь, вернее, просто не замечая мелочей, из которых состоит реальная жизнь. Угадайте, кто из них станет реалистом, а кто – фантастом? И когда я читаю в рецензии на фантастическое произведение, что писатель имярек не сумел достоверно описать рубку боевого звездолета или черты инопланетной возлюбленной главного героя, я понимаю, что рецензент, скорее всего, сенсорик, а автор книги – интуит. И вместе им не сойтись.

Иногда я посещаю одно литературно-философское объединение, где читают и обсуждают произведения молодых авторов, преимущественно фантастов. Так вот, когда идет обсуждение художественных достоинств того или иного опуса, довольно отчетливо видно разделение участников этого объединения на этиков и логиков. Бессердечные логики обвиняют автора в том, что сюжет у него не выстроен, и идея не продумана, и поступки главного героя какие-то нелогичные. А душелюбы и людоведы этики, пропуская мимо ушей упреки в непродуманности и невыстроенности, едва заслышав о поступках и отношениях, отвечают им, дескать, главный герой, может быть, и не последователен в своих действиях, но очень уж симпатичен.

Разумеется, такое применение соционического знания в литературоведении несколько вульгарно. И сенсорик может быть фантастом, пусть он не сумеет окинуть орлиным взором всю Ойкумену разом, зато столь реалистично опишет крохотный фантастический мирок, что в образе его, как небо в капле воды, отразится вся Вселенная. И наоборот, интуит, привыкший оперировать большими категориями, мастерски воссоздаст жизнь какого-нибудь провинциального городка, показав ее во всех проявлениях, да еще и в исторической перспективе. У фантаста-логика могут быть прекрасно выписаны сюжетные линии, зато у фантаста-этика получаются живые, яркие характеры.

Кстати, я посвятил здесь столько места фантастике не случайно. Фантастика устремлена в будущее. А соционика – это наука будущего в буквальном, а не рекламном смысле. Во-первых, ей еще только предстоит занять свое место в ряду других человековедческих наук, а во-вторых, широкое применение соционики в повседневной практике возможно лишь в обществе, где толерантность к чужому взгляду на жизнь станет нормой, где люди будут более терпимо относиться не только к собственным недостаткам, но и к недостаткам других.

Разумеется, мое предисловие лишь краешком коснулось возникающего на наших глазах соционического знания, должного дать в будущем удивительные плоды. И это существенно повлияет на развитие цивилизации в XXI столетии, если не изменит ее в корне. Я счастлив, по мере своих невеликих способностей, поучаствовать в этом процессе, пусть даже в качестве сочинителя небольшого предисловия к этой яркой, интеллектуально и эмоционально насыщенной книге, авторам которой, по-моему, суждено войти в историю столь захватывающе и убедительно пропагандируемой ими науки.

Игорь Минаков

Москва, 2003 г.

От авторов

Всякий образованный человек, умеющий читать и писать, в конце концов должен решить для себя: что же все-таки делать – читать или писать.

А. Кнышев

Обдумав этот вопрос, мы решили – писать!

И вот о чем. В жизни каждого взрослого человека наступает время, когда он начинает замечать, что отношения С другими людьми требуют все больше внимания. Партнеры чем-то недовольны, воспитание детей ставит все новые вопросы, общение с родителями порождает неожиданные проблемы, что-то происходит на службе – почему-то невзлюбил начальник, не складываются отношения с кем-то из коллег.

Оказывается, что мало добросовестно выполнять свои обязанности и быть вежливым – это не всегда гарантирует симпатии окружающих. И тогда у каждого возникает вопрос: что же вообще происходит, почему отношения складываются или не складываются. И можно ли что-нибудь с этим сделать?

Со временем любой человек начинает замечать, что социум буквально прошит отношениями, и в них приходится разбираться. Чтобы вписаться в общественную жизнь, необходимо понимать механизмы ее функционирования и регулировки, искать закономерности.

Строго говоря, все это мы испытываем на себе с самого детства. Каждый, например, может вспомнить ситуации, когда разницу в отношении учителя к себе и к другим детям он почувствовал во всей глубине. Обиды, пережитые в такие моменты, запоминаются надолго, иногда на всю жизнь. Надо отметить, что ребенок воспринимает все это как данность. Достигнув же зрелого возраста, человек пытается управлять стихией отношений наряду с другими областями своей жизни.

Но решить производственные или учебные проблемы зачастую оказывается легче, чем понять суть своих отношений с окружающими. Научиться управлять экономикой семьи, освоить навыки какой-то профессии, следить за своим здоровьем можно, потому что в обществе разработаны механизмы передачи этого знания. Часть этих знаний передается через обучение, по книгам, часть копируется по семейным образцам. Язык для обсуждения этих понятий разработан людьми достаточно подробно. А ваши личные ошибки вам объяснят те, кто этим знанием владеет лучше.

Что же касается человеческих отношений, то здесь все оказывается сложнее. Несмотря на обилие литературы и консультаций психологов в средствах массовой информации, конкретная ситуация собственных не сложившихся отношений яснее отчего-то не становится. Взрослый человек, который несет ответственность за свою и чужую жизнь, встает перед необходимостью разобраться в этом вопросе. Но как? Какими средствами он может воспользоваться? На какие методы опереться?

Мы, как и многие другие, то и дело оказывались лицом к лицу со всеми этими проблемами. Росли дети, болели родители, появлялись и исчезали друзья, менялись мужья, начальство и политическая обстановка. С отношениями нужно было что-то делать, хотя бы понять, почему они складываются именно так.

Литература по психологии, посещение лекций, эзотерика, советы окружающих – все это не давало полной картины того, что происходит. Невозможно было понять ни причин, ни следствий. Каждый отдельный случай воспринимался как уникальный. А ведь такой подход не позволяет накопить положительного опыта, потому что положительные результаты, полученные в предыдущих случаях, никак не могут застраховать от ошибок в новых проблемных ситуациях.

Университетское образование, любознательность и живой интерес к жизни не давали авторам успокоиться, заставляли искать причины неудач в общении, нащупывать успешные методы в отношениях. Авторы встретились на поле соционики. Обе мы – и физик, и философ – точно знали, что мир познаваем. Идя разными путями, но движимые решимостью познать механизмы взаимодействия нормальных людей друг с другом, а также с миром, после восьми лет самостоятельных поисков в области соционики мы наконец объединили свои знания и опыт.

Оказалось, что нас обеих волнует проблема передачи соционического знания и его ассимиляции в культуре. Мы видели, как соционика помогает нам и нашим детям, и точно знали, что она в состоянии разрешить массу запутанных бытовых проблем.

3
{"b":"404","o":1}