ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прекрасная помощница для чудовища
Эрта. Личное правосудие
Небо в алмазах
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Мужчины с Марса, женщины с Венеры… работают вместе!
Зависимые
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Роза и крест
Поток: Психология оптимального переживания
Содержание  
A
A

Оля.Интуитивная логика была видна, скорее, по слабому проявлению сенсорики (трудно, например, одеться по погоде) и этики (непонятно, почему обиделась подружка – хорошо, что всегда объясняет).

Иррациональность – в отсутствии планов, в отрывистой речи, в пластике.

Экстраверсия была проявлена в описании Сингапура: «Это другой мир, там другие люди…», в манере искать потерянные вещи, всех при этом призывая к помощи, в нежелании оставаться одной хоть на несколько часов – «угнетает».

Конфликты с преподавателями, «если меня или родителей оскорбляют, то я могу ответить теми же словами», показывают проявление ролевой волевой сенсорики.

Владимир Владимирович.Доктор нетрадиционной медицины. Захват информации необыкновенно широкий, нигде не переходящий в конкретику. Еще в девятом классе начал ходить на курсы экстрасенсорики и телепатии. Потом стал врачом. И вот удачно совмещает. Ребята заслушались, настолько необычным и интересным было повествование. Черная интуиция иногда способна заворожить оригинальными подходами, неожиданными ракурсами уже известного.

Наташа.Иррациональность выявилась при обсуждении с Виталием (ЖУКОВ) способа выбора маршрута. «Обдумываю. В том смысле, что я представляю, куда я должна попасть».

Интуиция проявилась там же. Все представления – в общем, всё – в целом, а в итоге все сходится куда надо. Но вещи могут теряться или оказаться не там, где ожидала.

В логике просто невозможно было усомниться – все ответы были обоснованы и объяснены до полной ясности позиции. «Если на фирме принято увольнять людей, не справившихся с работой, я его, конечно, уволю. Но я бы не стала давать человеку задание, которое не соответствует его возможностям».

Экстраверсия была налицо и в обобщенных высказываниях, и в поведении.

Антон (ДОН КИХОТ) уже с первой фразы забеспокоился. Потом принял живое участие в беседе. Потом стал молча указывать на себя и веселиться – быстро отреагировал на родную речь. А сама Наташа спросила, не знали ли они ее тип заранее. Мы сказали, что это другие люди, другая группа. Она удивилась, но приняла к сведению. Для ДОН КИХОТА эта и предыдущая группы ничем не отличались друг от друга.

Характерные высказывания людей типа ДОН КИХОТ

Мне много пришлось учиться, я много читаю, но мне почему-то кажется, что вся эта информация как-то ложится в одном направлении, вся как-то об одном…

*

Я всегда обдумываю маршрут. Ну, то есть я, конечно, представляю, куда я должна попасть…

*

Рассеянный человек регулярно теряет вещи, а я – периодически. Могу объяснить разницу.

*

Готовить или убираться? Лучше, наверное, готовить – больше дифирамбов можно услышать.

*

Я всегда стремлюсь к иррациональности. А принято считать, что надо ставить цель.

*

Есть такое понятие: мертвый сезон, стадион без футбола, ноябрьский пляж в Адлере… Я люблю пустой вагон. Я вижу следы того, что здесь происходило. Я вижу – здесь хлопушка, здесь был танец, здесь была несчастная любовь.

*

В детстве мне нравилось приходить в школу раньше всех. Я стояла одна в пустом коридоре и с каким-то непонятным чувством восторга представляла себе, как через несколько мгновений здесь будет многолюдно и шумно.

Маленький ДОН КИХОТ

Пете 3 года:

– Мама, а что такое система?

Мама-ДЖЕК подробно объясняет малышу:

– Это логическая цепь, где связаны все элементы. Вместе они образуют целое. По одному элементу можно сказать, что будут делать другие.

Уже в этом возрасте Петя был в состоянии выслушать такие объяснения.

*

Пете 6 лет:

– Я понял, что 2+2+2 – это все равно, что 3+3!

*

– Если посчитать щетинки на сапожной щетке вдоль и поперек – по количеству в ряду – и умножить, это будет столько же, как если их все пересчитать.

Тип ДЮМА

Сенсорно-этический интроверт

Зоя

– Чем вы занимаетесь?

– Чем… чем я занимаюсь? Ну, у меня немножко странная ситуация, какое-то время я училась на филологическом факультете, но постольку поскольку вся жизнь прошла в каких-то школах современного искусства и так далее, я сейчас более плотно занялась живописью и в принципе могу себя отнести к художникам, наверное.

– А почему вы остановились именно на живописи?

– Ну, просто она была всегда… В какой-то момент я просто испугалась этим заниматься, а потом решила, что все-таки это мой путь и… я хочу этим заниматься больше всего на свете. Без этого нельзя.

– А давно вы это решили?

– Э-э, ну, год назад решила, что вот это вот абсолютно так должно быть.

(Разговор начался с вопроса на болевую точку – логику действий. Этим вызван неуверенный тон ответов о выборе сферы деятельности.)

– А вы работаете?

– Да, но я хочу сейчас поступить. У меня были работы, связанные с этим – я делала росписи в команде художников, которые были хорошими профессионалами. Для меня это была больше учеба; нам часто давали частные заказы.

– А что такое роспись?

– Росписи? Ну, например… росписи бывают разного характера.

– Ну, а вы чем занимаетесь?

– К сожалению… в храмах очень бы хотелось, но это пока… я не могу. Пока, к сожалению, только ночные клубы, частные интерьеры какие-то… то есть то стены, где нужно…

– Изображать голых девушек?

– Ну, голых девушек тоже можно, если заказчик требует. Но в принципе, как правило, последнее время почему-то какие-то… цветочки, прерии, в которых трубы какие-то светятся…

– Опишите ваш последний заказ.

– У меня даже с собой фотография есть… Ну, как бы вот, заказчик захотел, чтобы на стенах были пальмы, и в этих пальмах заброшенный завод. Ну, захотел и захотел… Это был определенный заказ.

(Описание сюжета через детали указывает на сенсорный подход.)

– А вы потом ходите в эти клубы, которые вы сами расписываете?

– Ну, как бы вот, на самом деле, в один мы ходили, а остальные как-то это были… Ну, здесь в Москве есть клуб «Тукан», вот, он находится в Митино и ничего из себя интересного в плане какой-то внутренней программы, на мой взгляд, не представляет. Потому что, как правило, люди, которые могут платить за росписи на стенах, какие-то более-менее серьезные, они… ну… политика их клуба весьма странная, рассчитанная на определенную как бы публику.

– А остальные клубы где?

– Остальные в Петербурге. Там есть клуб «Муха», потом «Найс Сити». В какой-то момент мы что-то делали для «Туннеля», но потом там это все переделали…

– А вам задание дается более-менее четкое, или приходит владелец клуба и говорит что-то в общих, чертах., а дальше вы уже свое творчество используете?

– Нет, ну, как правило, схема работы такая: вначале заказчик говорит: «Хочу завод в джунглях». Соответственно, делаются эскизы, какие-то различные варианты, потому что эту тему можно и так подать, и эдак подать… Он потом выбирает то направление, в котором ему хочется, чтобы все это дело было… Ну все-таки первостепенно какие-то изобразительные задачи, то есть нужно же удержать эту тему, и чтобы она нормально смотрелась. Берутся какие-то куски труб, да, чтобы это читалось. Чтобы было понятно, о чем идет речь. То есть, соответственно, нужно, чтобы там были какие-то трубы выступающие, чтобы все это было как-то обвито лианами там и так далее, то есть вот чтобы два ключевых слова – завод заброшенный и вот все эти пальмы и растительность – они как-то все переплетались; это не обязательно должно быть четко, да? что вот стоит завод и вот вокруг джунгли. Это просто какие-то то есть рисуются всякие пальмы и растения и так далее, то есть бурная растительность, в которой кусками там как-то этот завод показывается. То есть целый завод, естественно, никто там не рисует, ну какими-то фрагментами он где-то выступает…

37
{"b":"404","o":1}