ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

*

Если что-то не красиво вокруг – жить ведь невозможно!

*

Когда обнаружишь случайно какую-то логическую связь, так хочется всем рассказать об этом!

*

В бизнесе главное – это отношения. Если у тебя хороший партнер, то и дела идут хорошо. Если партнер плохой, то никудышно! Вот я лично знаю случаи, когда деловые контракты на сто тысяч подписывались только из-за хорошего отношения!

*

В жизни в любую минуту может случиться что угодно. Сегодня ты одна – а завтра встретила хорошего человека и вышла замуж!

Маленький ДЮМА

В 1931 году, когда Инне было 9 лет, мама шила для нее голубое пальто с серым кроликом. Инне очень хотелось, чтобы мама закончила побыстрее, поэтому она вызвалась приготовить обед. И мама, и папа очень хвалили девочку – грибной суп и фаршированная рыба были необыкновенно вкусными.

Тип ГЮГО

Этико-сенсорный экстраверт

Валентина Анатольевна

– Чем вы занимаетесь?

– Я учитель русского языка и литературы. Но сейчас у меня пока пауза. Я болела, поэтому сейчас я на инвалидности. Но я работаю.

– То есть вы стараетесь решать свои проблемы?

– Я люблю проблемы и умею их решать.

– То есть если вас кто-то другой попросит помочь ему с его проблемами, вы ему не откажете?

– Нет, конечно.

– Значит, есть люди, которые обращаются к вам со своими проблемами. А вам не хочется их утопить, чтобы они больше не приставали?

– Мне хочется помочь, обязательно. Решить их проблемы и облегчить их состояние.

(Ролевая логика действий – за образом трудолюбивой и деловой женщины отчетливо просматриваются этические мотивы.)

– Люди к вам часто обращаются?

– Очень.

– Они чувствуют, что вы им не откажете?

– Это бывает совершенно спонтанно, но получается так, что они за мной постоянно и ходят. А я помогаю им решать их проблемы.

– Но вас это не угнетает?

– Нет, ни в коем случае.

– С детьми вы любили работать? Они вас любили?

– У нас была взаимная любовь.

– А как вы этого добивались? Ведь русский язык – это очень скучная вещь. Да и литература… Представьте, детям приходится читать то, что им не хочется…

– Вот я вам расскажу два эпизода. Мне завуч на педсовете сделала замечание, что бежит 5-й класс, все размахивают портфелями и кричат: «Ура! У нас русский!»

И второй момент такой. Однажды у меня был северный класс. Это было еще в Тюмени. Потом мы переехали в Крым. И вот они сдавали экзамен по литературе. Получилось 18 пятерок и четыре четверки. И те ребята, которые получили четверки на устном экзамене по литературе, они все извинялись. Они говорили: «Валентина Анатольевна, мы так обманули Ваши ожидания – получили четыре». Но это были северяне, они отличаются от нас – они чрезвычайно эмоциональны, они очень непосредственны. Поэтому вот эта непосредственность у них так и выразилась. Это чукчи, ханты, манси. Там собирали самых талантливых с Севера, чтобы потом они проучились в институте, а потом уезжали обратно к себе. Вот с таким я работала классом, преподавала у них литературу.

(Экстравертная этика – панорамный обзор людей и событий, поданный в эмоциональном ключе, причем не совсем по теме вопроса.)

– А они знают русский язык?

– Они великолепно говорят по-русски. Отбирают их отовсюду, но таких, кто может хорошо говорить по-русски. Вот, допустим, поэма Гоголя «Мертвые души». Завуч присутствовала на первом уроке. Она не выдерживала моих проблемных вопросов (я любила делать проблемные уроки), страшно ругалась на всех ребят, которые вставали и говорили: «А я думаю», «А мне кажется»… Она встала со своего места и закричала: «Что это такое? Точка зрения у них появилась! Вот учебник, возьмите и учите!» Но потом, когда она разбирала урок, она отметила положительные стороны, что все ребята перед тем, как изучать «Мертвые души», они все до одного прочитали текст. Она сказала, что в истории школы у них такого не было, чтобы все в классе знали текст.

(Ограничительная этика отношений – рассказ об успехах учеников подан так, что завуч, не оценивший работу, оказался посрамленным.)

– А как же вы этого добились?

– А у меня всегда так получалось, что ребята всегда читали книги. Я никогда не проверяла домашнее задание. Дело в том, что я так увлекалась уроком, что у меня просто не оставалось времени. Но они подходили ко мне и извинялись, если они чего-то не сделали. И я всегда думала: «Боже мой! Но я ведь могу даже не спросить и забыть и так далее. Они все равно подходят и говорят, что мы сегодня не сделали, а завтра сделаем домашнее задание». И назавтра делали. То есть у меня это была не просто работа. Это была громадная-громадная любовь к работе. И я пользовалась отдачей детей и видела смысл своей жизни в том, что я делала. Это было мое место.

(Эмоции – основа личности. Увлечение темой урока как способ зажечь учеников и яркие переживания, сопровождающие рассказ, совершенно соответствуют моменту.)

– А почему все-таки они все дружно прочли текст?

– Перед этим прошли Пушкин, Лермонтов, литература XIX века, западная литература, были уроки внеклассного чтения. У них уже был опыт разбора произведений. Им было интересно участвовать в разборе. Мы читали в классе, у каждого на парте была книга.

– Ну, наверное, все же не всем было интересно?

– Ну что вы! У меня был мальчик, Гена Самарцев. И я каждый раз говорила, что мы приступаем к изучению удивительного писателя. И вот он поверил, что Толстой, Достоевский такими и были. И вот мы дошли до Чехова. И на этом кончается учебник русской литературы. И когда я говорю, что это необыкновенный писатель, вдруг это удивительное дитя, спокойное, скромное, встает и говорит: «Валентина Анатольевна, но как же так, по всей программе у нас удивительные писатели! Ведь кто-то же не должен быть удивительным». Вот такой был курьезный случай.

– То есть вы их заражали своим отношением?

– Да, конечно. Мне и самой очень повезло с преподавателями по литературе. Они были очень умны, философичны, психологичны. И я очень увлекалась литературой вот такого плана. А ребята как-то улавливали эту ноту и отвечали моим мыслям.

(Базовая функция – этика эмоций.)

– А вы двойки ставили?

– Ой, вот вы знаете, двойки я не ставила. Дело в том, что двойку учитель, как я сделала вывод, ставит сам себе. Вот у нас, допустим, был выпускной класс. Психологически он был так подобран, что мы могли вести определенную работу по психологии. И вот в этом классе учитель физики поставил 27 двоек. Я открываю журнал, а в нем за четверть 27 двоек. В конце концов я ему приношу вот такую стопу учебников – у меня было такое обыкновение, если я видела что-то хорошее, я покупала 10, 12, 15 экземпляров и раздавала. И вот я приношу такую гору учебников, с разобранными задачами по физике, и отдаю, чтобы он раздал ребятам и показал, помог, как что, потому что я, конечно, совершенный литератор, гуманитарий до кончиков пальцев. Но у меня по физике пятерка, потому что у меня была такая учительница, которая вот так эту физику давала, что я ее видела, я ее чувствовала, я ее очень люблю до сих пор.

(Творческая сенсорика ощущений – абстрактные законы физики постигаются через конкретные ощущения окружающего мира.)

– И я не понимаю, как это можно 27 двоек поставить. Не было у меня двоек. Здесь, в Москве, я когда-то давно начинала вести русский язык и литературу. У меня был мехмат-класс, и когда я увидела эту безнадежную, безвыходную безграмотность, я их убедила, что нужно взять в руки Лермонтова «Герой нашего времени», Бунина, Чехова и переписывать произведения. И вот эти мальчики мехматовского класса приносили мне общие тетради, а потом приходили родители и жутко благодарили, потому что ребята стали уравновешеннее психически, они легче засыпали, они душевно становились добрее.

39
{"b":"404","o":1}