ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что, просто переписывали тексты?

– Да. Они настолько привыкли к математическому решению всяких задач, что в упражнениях по русскому языку они вообще не видели логики, последовательности и так далее. А списывая текст, они, не утруждая психику, брали эту модель, и дело у них шло на лад.

(Ролевая логика действий – предлагаемый «метод» повышения грамотности вряд ли так эффективен и полезен перегруженным математикой школьникам, но выглядит эффектно.

Экстраверсия проявилась в широком охвате разнообразных тем. За короткое время было рассказано и о Тюмени, и о Крыме, и об учениках, и о завуче, и об учителе физики. Описание предметов окружающего мира, перечисление всего того, что составляло профессиональную жизнь, – все это складывается в широкую панораму. Кроме того, респондент сумел завладеть вниманием аудитории, студенты не всякий раз вспоминали о том, что они здесь затем, чтобы задавать вопросы, а не просто слушать.)

– Я обычно ориентировалась на очень сильных, умненьких ребят. Мне было их жутко жалко, потому что под троечника строится урок троечным учителем, и эти ребята пропадают. Тогда я пошла по такому пути. Я начала приносить на урок по несколько книг. Задания раскладывались на разные группы. Тогда мне было комфортно работать. Одна группа у меня занималась с книгами – с текстами или с критическими статьями. С этой группой я дискутировала. А еще у меня был мальчик-двоечник, он вообще ничего не мог, ни говорить, ничего, но он по учебнику с удовольствием отвечал на вопросы. То есть практически я себе создала место работы такое, что те звездочки – сильные ребята – они очень хорошо знали литературу. У меня было по восемь или по девять ребят в классе, которые выдерживали экзамен на пятерки, письменно – сочинение. И именно благодаря тому, что я не опустилась до уровня троек. Но и троечников я тоже не бросила. Они все были заняты и при деле. И на своем уровне они эту литературу хорошо знали. То есть мне было комфортно так работать. Я не могу работать на уровне троечников. Если тройка там у него стоит, то он знает учебник, знает критический материал и так далее.

(Экстраверсия – способность удерживать в поле внимания всех находящихся в классе и работающих в различных режимах учеников.Ориентация на комфорт в работе – проявление творческой сенсорики ощущений.)

– Но почему они вас слушали? Как вы их заставляли?

– А у меня таких и не было случаев, чтобы меня кто-то не слушал. Я за 22 года ни разу не повысила голос.

– А в школу вы опаздывали?

– Нет, вот и сегодня я пришла на час раньше. Я боюсь опоздать на поезд, на встречу, боюсь, что подведу людей. Я обычно делаю все заранее. А если первый урок, то я прихожу много раньше. Я должна пройти вот этот путь и прийти в нормальном состоянии душевном, чтобы затем приступить к работе.

(Болевая точка – интуиция времени. Боязнь опозданий вызывает сильное напряжение, для снятия которого удобнее приходить в нужное место заранее. Болезненная информация о времени переводится на язык сильной функции – сенсорики ощущений (стремление чувствовать себя комфортно.

Тестирование происходило практически в тишине. Все, завороженные энергией В. А. и ее деклатимностью, слушали рассказ о талантливых северных детях, которых она много лет учила удивительной русской литературе. Студенты на практике постигали непобедимый напор отточенной черной этики.)

Любопытные моменты из других интервью людей этого типа

Ирина.

– Чем вы занимались этим летом?

– Делала ремонт.

– Вам нравилось?

– Нравилось, конечно.

– А вы умеете сами что-то делать?

– Да, я умею. Я зашпаклевала всю ванную и положила потолочную плитку. Я все делала сама. Мужа никак не могла допроситься. Пришлось делать самой.

(Творческая сенсорика ощущений: желание обустроить свою территорию, чтобы было уютно и красиво, в сочетании с реальным воплощением задуманного.)

– Вы любите работать одна, или вам нравится, когда вы работаете и рядом кто-то находится?

– Вообще, когда рядом кто-то работает над той же задачей, это приятно.

– И даже если вас дергают?

– Дергают, это классно! Это я люблю, когда меня дергают.

(Экстравертная этика: востребованность порождает ответный энтузиазм.)

– Как вы покупаете себе вещи?

– Понравилось – купила. Причем этикетки срезаю, еще не померив.

– А если не подойдет?

– Ну, не подойдет, значит, буду худеть или там отдам кому…

– А как вы относитесь к деньгам?

– Деньги – это хорошо, но они улетают куда-то, я не знаю…

– А что вы делаете, когда они у вас есть?

– Могу в «Макдональдс» пойти. Обязательно что-нибудь отложу. Непременно. Заначку сделаю. Обычно деньги у меня всегда есть, и с этим никогда не было проблем.

– А какие у вас обязанности по дому, что вы любите делать?

– Домашних обязанностей как таковых у меня нету. Муж мой на три месяца куда-то отъехал. Но в принципе у меня и не было обязанностей. Все висело на мне, а он был сам по себе. А все – на мне. Деньги у каждого свои. Кто сам заработал, тот и с деньгами. Мы даже и не знали, у кого сколько, но взаймы всегда можно друг у друга попросить, но, как правило, это без возврата.

(Ролевая логика действий: активные разговоры о деньгах и разделении обязанностей, но несколько поверхностные и с отчетливым уклоном в нравственные оценки.)

– Вы строите планы на день, или вам непонятно, как что будет?

– Как правило, понятно, что будет.

– А если вы запланировали что-то, а оно не получилось?

– Если это что-то важное, я буду чувствовать себя некомфортно, что я все это меняю. Из дома вытащить меня трудно, но можно.

(Нарушение планов вызывает стресс, а непонятные перспективы угнетают. Так проявляется рациональность.)

– Как вы относитесь к своему организму?

– Как к другу и к врагу. Когда он жир накапливает, то плохо, когда в спортзале работает – хорошо. А к боли я отношусь совершенно нормально. Вот меня сегодня доктор поколол – ему надо было на вене потренироваться – я ему легко дала свою.

– Больно было?

– Ну, не то чтобы больно. Да нет! Ерунда.

(Творческая сенсорика ощущений: экспертная, спокойная оценка состояния организма и своих болевых ощущений.)

– У вас есть мечта?

– Сугубо романтическая и очень давно. Больше половины моей жизни. Уже перевалило за половину жизни. Я к этому иду. Может быть, это и будет, если у меня хватит силы воли и вообще…

(Рациональность: последовательное достижение заранее намеченных целей.)

– А вы любите общаться с детьми?

– Вообще я не люблю с ними возиться. Они со мной любят, а я с ними нет.

– А каких детей вы имеете в виду? Ведь дети есть двухлетние, восьмилетние, а есть четырнадцатилетние – все равно еще дети.

– Вот с четырнадцатилетними я могу найти контакт запросто, потому что у меня такое впечатление, что я пока еще недалеко ушла на самом деле. Вот с совсем маленькими мне приятно, но недолго. А вот 2-3-4-летних не люблю – просто зоопарк какой-то!

– А почему вы недалеко ушли?

– Я просто вышла из-под маминого контроля наконец. Раньше надо мной мама была, а теперь нет надо мной мамы. Мама меня вчера до слез довела из-за какого-то холодильника.

Я пришла с работы – у меня ребенка с утра в детский сад не пустили, вернее, мы рано пришли, там дверь была закрыта на ключ – пришлось ребенка оставить на ступеньках. Побежала на работу. На работе носом во все тыкают, тоже рвут на части. Прихожу домой, а мама говорит: «Почему у тебя холодильник не работает?»

(Болевая точка – интуиция времени: тяжело переживаются ситуации переноса в более ранний возраст, когда «взрослые» контролировали каждый шаг.)

40
{"b":"404","o":1}