ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

*

Дарить срезанные цветы все равно, что трупы животных.

*

Если я встречаюсь с человеком, например, раз в месяц и наши чувства начинают терять накал, то я начинаю встречаться с ним раз в три месяца, чтобы было по-прежнему интересно вместе.

*

Я всегда знаю, что я могу человека эмоционально побороть.

*

Я себе в детстве дверью голову закрыла – такая некоординированная.

*

А я тоже умею пельмени делать. Что сложного-то? Налил воды и бросил…

*

Я сижу в метро – мне вечно что-нибудь ставят на голову.

*

Если мне нужно сочувствие, я сама его вызову, я умею.

*

Мне очень не хочется верить в плохое.

*

Я люблю учиться, только не люблю учиться в учебных заведениях.

*

Если мы договорились о деловой встрече, а я опаздываю на 15 минут и не могу предупредить? Ну, опоздаю немного, минут на 15 – 20, ну, не больше, чем на полчаса.

Маленький ГАМЛЕТ

Лизе 12 лет и она уже знает, что она ГАМЛЕТ, и умело этим пользуется.

Мама НАПОЛЕОН с ограничительной белой сенсорикой и заставляет ее есть то, что положила на тарелку.

– Ну-ка ешь быстро, не капризничай! Ничего с тобой не сделается.

– Мама, ну ты же знаешь, ГАМЛЕТЫ – они такие… Они не могут есть противное!

Тип МАКСИМ

Логико-сенсорный интроверт

Маргарита

– Есть ли у вас какое-то занятие, или вы не работаете?

– Да, я работаю в студии «Согласие». Мы снимаем видеофильмы. Мы занимаемся производством и тиражированием фильмов. Это оригинальные документальные фильмы, которые мы делаем по заявкам заказчиков.

(Ответ полный, исчерпывающий, фразы законченные – это наводит на мысль о рациональности.)

– А за что вы отвечаете?

– Я главный бухгалтер и зам. директора по производству.

– Это частная студия?

– Да, у нас собственная студия, а муж – директор этой студии.

– Вам нравится этим заниматься?

– Нравится, но после 98 года дела у нас идут не слишком хорошо. Не только мы, многие до сих пор никак не могут подняться. Ну, а потом – это ведь малый бизнес, правительство мешает его развивать. Сейчас стало очень сложно. Они собираются со следующего года несколько облегчить ситуацию, но я боюсь, что этого не будет.

– Почему?

– Ну, это трудно сделать вообще в рамках государства, устроить облегченный вариант ведения дел. Государство не заинтересовано в этом. Сейчас очень сложно… То есть такая сложная система налогообложения! Сейчас для того, чтобы организация в 3 или 4 человека могла существовать, она должна еще держать штат бухгалтеров, примерно 3 – 4 человека. Потому что – невозможно! До такой степени усложнили систему отчетных документов!

– Говорят, сейчас будет какая-то реорганизация…

– Возможно, это будет со следующего года. Возможно, будет, но я не уверена, сомневаюсь…

(Необозримая сложность отчетности и неясность политики государства вызывают раздражение и дезориентацию. Нелюбовь к состояниям неопределенности – характерная черта интуиции возможностей в болевой точке.)

– А вы одна – бухгалтер?

– Ну, я одна, конечно, у нас небольшая студия – 4 человека. Мы просто не имеем возможности держать штат сотрудников. Но очень трудно вести работу. Сейчас до такой степени развернута бухгалтерская отчетность, по-хорошему надо бы иметь двух-трех бухгалтеров обязательно. Это просто какое-то издевательство и надругательство над сферой малого бизнеса. Работать невозможно.

– А какие у вас еще есть интересы, помимо работы?

– Интересов много.

– Как вы проводите свободное время?

– (В задумчивости) Конечно, я хотела бы в свободное время общаться со своими друзьями. Есть люди, которые всегда рядом со мной, даже в тяжелые времена. Так что в свободное время – это общение с людьми, выставки, иногда кино, театры. Я, конечно, очень люблю общаться с людьми, близкими мне по духу.

(Интуиция времени – референтная – слабая подсознательная функция, ее почти не видно, поэтому разговор переводится в аспекты ролевой этики отношений.)

– Если у вас есть какая-то проблема, как вы предпочитаете ее решать? Вы сначала обсудите ее с друзьями или близкими или сначала сами для себя примете какое-то решение?

– (В задумчивости) Ну, конечно, я ни на кого свои проблемы не вешаю. Сначала я буду сама думать, как выйти из этого положения. Никогда я ни на кого с детских лет не вешаю свои проблемы.

– А почему? Вы не надеетесь, что вам помогут?

– А я не знаю. Просто я думаю, что никому не интересны мои проблемы.

– А можете вы обратиться к кому-то, если без чужой помощи ничего не получается?

– (В задумчивости) Ну, в принципе после того как я сама все это прокручу, приду к выводу, что я никак сама не могу справиться, тогда я обращаюсь, конечно. Но сначала я сама пытаюсь найти выход, а потом уже…

(Интроверсия. Человек погружен в собственные отношения с миром и не сразу придумывает, как встроить в них другого человека. Ведь надо «встать на его место», понять, нужна ли ему твоя проблема.)

– Вы, наверное, любите готовить.

– (Смеется) Да, очень! Обожа-а-аю готовить! Очень люблю.

– А как вы это делаете? По книгам?

– (Уверенно) Ну, во-первых, я люблю сама придумывать многие вещи. Во-вторых, в общем-то, конечно, приготовление еды у меня основано на принципах здорового питания. Я никогда не пользуюсь этими концентратами, я стараюсь выбирать «живую» еду. Никогда не покупаю полуфабрикаты. Основной принцип: готовить из нормальных продуктов нормальную еду.

– Вы предпочитаете диеты, сыроедение? Что значит нормальная еда?

– Я имею в виду, что должны быть нормальные продукты, естественные продукты. Мало того, у меня уже комплекс после Чернобыля… После 1986 года у меня появился комплекс: прежде всего я, конечно, спрашиваю, откуда те продукты, которые я покупаю.

– Ну и что, вы думаете, вам так прямо и скажут?

– А почему бы и нет?

– Разве этому можно верить? Или лучше самому смотреть на продукты?

– (Уверенно) Я могу по внешнему виду картошки определить, откуда она. Например, из Черноземья она или подмосковная.

– И это можно отличить?

– А как же! Что ж вы не можете понять, черноземная она или нет? (Общий хохот и галдеж)

(В группе мало сенсориков, а интуиты уже продемонстрировали свою неуверенность в таких вопросах. Теперь все видят великолепную уверенность сенсорика в том, что каждый может отличить черноземную картошку от песчаной. Дальше идет фирменный вопрос об искусственных цветах, уже просто для удовольствия.)

– А вы можете отличить искусственные цветы от живых? Это видно?

– Ну конечно! (Уверенно)

(Общий хохот)

– Что вы имеете в виду – срезанные цветы? Ну конечно, ну а как же?!

– А если искусственные цветы стоят в вазочке, хорошо сделанные,можно отличить от настоящих?

– Конечно, а как же?

(Ни тени сомнения в голосеэто сенсорика. Интуиты еще раз убедились, что такое бывает.)

– А есть люди, которые вам неприятны?

– Неприятные люди? Я стараюсь, конечно, не общаться с такими людьми. На самом деле не так много времени… Я стараюсь не общаться с людьми, которые мне неприятны.

– А если приходится, как вы тогда себя ведете? Вы покажете, что этот человек вам неприятен?

– (В сомнении) Ну… Нет, не покажу… Но я не буду сама искать повода с ними заговорить и встретиться. Но если ко мне обратились, я обязательно все, что нужно, – сделаю. (Смеется)

– А вы часто ошибаетесь в людях? Думаете о человеке, например, хорошо, а он вдруг начинает вести себя не так, как вы ожидали?

46
{"b":"404","o":1}