ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скучаю по тебе
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Паутина миров
Руки оторву!
Между прошлым и будущим
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Магическая академия строгого режима
Зона Икс. Черный призрак

Нелюбовь Лаверна к этому времяпрепровождению главным образом объяснялась тем, что за игрой проявлялись худшие черты его зятя. Майкл был из тех, кто играл с каким-то фанатичным рвением, без всякого милосердия и сострадания к соперникам, особенно если те проигрывали. Он вел себя так, будто победа являлась заключительным доказательством его интеллектуального превосходства. Майкл словно начисто забывал о том, что изобретатели игры сами были далеко не интеллектуалами, а обыкновенными предпринимателями, для которых главное — делать деньги. Ему и в голову не приходило, что напечатанные на карточках ответы могут быть ошибочными.

Пока взрослые играли, Гарриет спала в холле. Лаверн с Анной играли против Донны и Дженифер. Майкл вызвался играть в одиночку, объяснив это тем, что обладает несправедливым по отношению к остальным преимуществом.

— Надеюсь, вы помните, что у меня феноменальная память, и я с ходу запоминаю все вопросы. Плюс моя общая эрудиция. В свое время я немало покопался в разного рода энциклопедиях.

Донна легонько подтолкнула локтем дочь:

— Ума палата твой муженек! — добродушно пошутила она.

— Есть маленько, — пробормотал Лаверн.

— Что ты сказал, Вернон? — переспросила Донна, смерив его укоризненным взглядом.

Лаверн промолчал.

Игра продолжилась. Через час Майкл выиграл пять секторов, мать с дочерью два, а Вернон с Анной ни одного.

Неудача Лаверна объяснялась его готовностью слушать Анну, которой хотелось отвечать только на вопросы об эстраде и чье глубокое знание шоу-бизнеса то и дело вступало в противоречие с ответами на карточках.

— Вот как! — искренне удивлялась она, когда им с Верноном в пятый раз не удалось получить заветный розовый сектор. — Наверняка это ответы неправильные. А вам все лишь бы выигрывать.

Анна постоянно разражалась громким смехом и восклицаниями. От Лаверна не скрылось, как Майкл изогнул бровь, словно посчитав смех старушенции чем-то неприличным.

— Послушай, Майкл, — не удержался он от комментария, — ты только что просто замечательно повел бровью. В самом деле замечательно. Продолжай в том же духе и в скором будущем станешь новым Роджером Муром.

Лаверн встал, чтобы снова наполнить бокалы и одним глазком взглянуть на мирно посапывающую внучку.

— Твой дедушка тебя любит, — прошептал он. — Но вот боюсь, что папаша твой — фанфарон.

По мере того как вечер стал переходить в ночь, а количество жестянок из-под пива на полу возле ног зятя заметно увеличилось, тот сделался шумным и воинственным. Поймав Дженифер и Донну на попытке сжульничать, он заявил, что им вообще не следует играть, если они не в состоянии вести честную игру. У обеих мошенниц эта тирада вызвала приступ смеха, однако после этого Майкл Беренсфорд сделался совсем невыносимым.

Когда Лаверн с Анной оказались на розовом секторе в шестой раз, произошло следующее. Как раз настала очередь Донны задавать вопрос: "Кто первым вел самую «долгоиграющую» шоу-игру 70-х годов "Голден Шот"?

Анна вопросительно посмотрела на Лаверна:

— Как же его звали? Я прекрасно помню… Господи, просто с ума сойти можно!

— Бенни Хилл, — наугад пошутил Вернон.

— Точно! — возбужденно воскликнула старушка. — Бенни Хилл!

— Это ваше последнее слово? — поинтересовалась Донна.

— Да! — ответил Вернон.

— Вы угадали, — солгала его жена.

Донна и Дженифер разразились аплодисментами. Лаверн поздравил Анну, так и не понявшую, что стала объектом благотворительной акции. Однако обмануть Майкла оказалось нелегким делом.

— Минуточку. Давайте-ка проверим по карточке.

Но на ней уже восседала Донна.

— Я перемешала ее с остальными.

— Покажите мне ее. Иначе последний ответ будет считаться недействительным, — угрожающе заявил Майкл.

Его слова были встречены всеобщим смехом.

— Майкл, дорогой, это всего лишь игра, — сказана Дженифер.

— Меня никогда не примут в этой семье как родного, — оскорбился будущий Роджер Мур Номер Два.

— С такой прической — никогда, — съязвил Лаверн, удостоившись очередного укоризненного взгляда жены.

Анна торжествующе улыбалась. Похоже, она втихомолку радовалась возникшей перепалке.

Донна ласково обняла зятя:

— Майкл, милый. Разумеется, мы рады видеть тебя членом нашей семьи. Не будь таким обидчивым.

Смягчившись, Майкл произнес:

— Извините. Во мне, наверное, говорит актер. Я и в детстве был точно таким же. Всегда все принимал близко к сердцу…

В ту же секунду откуда-то сверху донесся оглушительный треск.

Все испуганно затаили дыхание.

— Что это, черт возьми? — вскрикнула Донна.

Лаверн вскочил на ноги и бросился из комнаты в холл. Гарриет проснулась и захныкала. Лаверн схватил ее на руки и передал Дженифер, а сам устремился вверх по лестнице.

Он осмотрел спальни, но там все оказалось в порядке. Однако сверху по-прежнему раздавались странные звуки — как будто крыша обрушивалась внутрь. Лаверн со знанием дела выключил везде свет и уже в темноте обошел каждую комнату.

Затем громко произнес вслух:

— Наберись мужества показаться нам!

В глубокой задумчивости Лаверн вернулся в гостиную к бледным и озабоченным членам своей семьи.

— Что это было? — спросила Дженифер.

Лаверн покачал головой, не сводя взгляда с внучки.

Донна тут же принялась разворачивать на малышке пеленки, разглядывая тельце плачущей внучки.

— Вернон, ты видишь?

— Что?

Донна указала на пару фиолетово-багровых синяков на обеих сторонах левого бедра младенца.

— Смотри, — ужаснувшись, сказала она. — Как будто кто-то ущипнул ее.

При помощи большого и указательного пальцев Донна изобразила щипок.

— Как такое могло произойти? Чьих это рук дело? — недоумевала она.

За последним вопросом последовала долгая пауза. Тревога охватила всех присутствующих. Майкл впервые за вечер лишился дара речи. Анна время от времени удрученно покачивала головой.

— Какая жестокость, — сокрушалась она, — другого слова не подберешь.

Празднование Рождества в семействе Лаверна завершилось на довольно грустной ноте.

Дженифер и Майклу, понятное дело, захотелось уйти. Донна с тетушкой Анной выпили еще по рюмочке и попытались расслабиться перед экраном телевизора. Увы, от охватившего их беспокойства было не так-то просто избавиться. Пропустив еще по одной, все стали готовиться ко сну. Уже одетый в пижаму, Лаверн снова прошелся по дому, проверяя, надежно ли заперты окна и двери. Завершив свой обход, он поднялся по лестнице на второй этаж. Тетушка Анна спала в соседней с ним комнате, полоска света под ее дверью погасла. Донна уже засыпала, когда он забрался в постель и лег рядом с ней. Потянувшись к стоявшей на прикроватной тумбочке лампе, Вер-нон погасил свет.

Некоторое время он лежал без сна, воображая себе какие-то движения во тьме поблизости. Однако вскоре под мирное посапывание Донны тоже уснул. Ему снова приснился сон, который преследовал Лаверна с детских лет. Снилось, будто он находится в склепе, полном спящих каменных рыцарей. Единственным выходом из склепа служил бесконечный черный туннель, который населяли невидимые смертоносные существа, способные видеть в темноте. Хорошо вооруженный Лаверн ожидал нападения врага, зная, что тот поклялся уничтожить его. Он был уверен, что враг появится из черного туннеля, но тот обернулся каменным рыцарем, восставшим из своей могилы. Своим мечом он отрубал Лаверну одну конечность за другой.

Вернон проснулся весь в холодном поту, даже пижама прилипла к спине. Сел в постели — и с удивлением обнаружил, что Донна в той же позе сидит рядом с ним. Она вцепилась в руку мужа.

— Прислушайся. Что там такое?

— Что?

Было так тихо, что Лаверн слышал, как пульсирует кровь у него в ушах.

— Там, — настойчиво повторила Донна, — прислушайся.

На сей раз Вернон действительно услышал какие-то странные звуки. Более всего они напоминали глубокий стон и доносились как будто с лестничной площадки за дверью.

17
{"b":"405","o":1}