ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я только что связался с этой самой фирмой, — сказал Фаррелл, избегая смотреть Линн прямо в глаза. — Ты помнишь… А.В. Уатт.

Линн нахмурилась:

— Эти самые изъявления для медитации?

— SD означает Шила Дайе.

Фаррелл положил листок на стол прямо перед Линн и указал на имя, написанное им от руки аккуратным почерком.

— Она психотерапевт и сама составила эти карточки. То есть эти изъявления. Их можно получить только от нее самой. "Сотня изъявлений от Шилы Дайе". А живет она… в Йорке.

— Адрес?

— Эллис-сквер.

Линн удивленно подняла брови:

— Хм. За этой психотерапией наверняка стоят большие деньги. За ней есть что-нибудь по нашему ведомству?

— Что есть? — ответил Фаррелл вопросом на вопрос. — За кем, за психотерапией?

Он деланно рассмеялся.

Линн смерила Фаррелла холодным взглядом, давая понять, что он прощен еще не до конца.

Фаррелл смущенно моргнул, улыбка исчезла с его лица. Схватив листок с именем психотерапевта, он потряс им в воздухе.

— В любом случае мы знаем о ней все…

Когда Фаррелл вышел из кабинета, Лаверн отложил в сторону словарь, который он якобы перелистывал, и поинтересовался:

— Так в чем тут дело?

Линн рассказала ему о карточках для медитации, а также, чтобы вызвать у шефа улыбку, поведала об открытии, сделанном профессором Стоктоном. Лаверн слушал ее с угрюмым видом, никак не выказывая своих чувств. Когда Линн закончила свой рассказ, он произнес:

— Ну что ж. Это все объясняет.

— Что объясняет?

— Все наше расследование. Девушка погибла от рук первой жертвы неизвестного убийцы. То есть этот парень сначала убил ее, а потом убили его самого. Как говорят герои сериалов: "Разве вы этого еще не поняли, инспектор?" Наши главные подозреваемые — отнюдь не бессмертные герои. Что нам нужно сделать, так это пройтись по всем местным трупам с преступным прошлым, и дело в шляпе.

— Забавно, — сказала Линн, состроив гримасу, которая должна была означать прямо противоположное.

Она протянула карточки для медитации. Лаверн весьма ловко принялся перетасовывать их, словно колоду карт.

— Они называются изъявлениями, — объяснила Линн, пытаясь придать своему голосу внушительность. — Можно вытащить любую из этих карточек и заняться самосозерцанием.

Она бросила на стол одну из них. Там было написано: "Вы уже знаете то, что вам следует знать".

Лаверн едва заметно улыбнулся. Затем спокойно положил карточку на место, снова перемешал «колоду», положил ее на стол прямо перед собой и снова сел, ожидая от Линн дальнейших пояснений.

— Шила Дайе, — прочитал он, пытаясь разобрать почерк Фаррелла. — Согласно данным полицейского архива, за ней два обвинения в хранении наркотиков. После 1978 года больше ничего не значится. Кто же она такая? Хиппи?

— Психотерапевт.

Лаверн фыркнул:

— Я ведь только что сказал — хиппи.

Линн посмотрела на часы.

— Так мы пойдем?

— Куда?

— На утреннее совещание?

— Нет, — ответил суперинтендант и потянулся за своим пальто. — Можешь идти на совещание, если хочешь. А я отправлюсь в гости к нашей старой знакомой Шиле Дайе. Если она еще жива, то вполне может знать, кто же действительно…

* * *

Спустя десять минут Линн Сэвидж уже нажимала кнопку звонка Шилы Дайе. Вместе с Лаверном она стояла перед небольшим бело-голубым домом в георгианском стиле. От висящего на двери изящного рождественского веночка из остролиста веяло чем-то диккенсовским. Ощущение еще более усиливал пьяница, скорчившийся на тротуаре напротив дома. С домофоном что-то было не в порядке — он хрипел и подсвистывал. Наконец раздался довольно сердитый женский голос:

— Да?

— Полиция, — сказал Лаверн. — Хотим поговорить с мисс Шилой Дайе.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем дверь наконец отворили и на порог вышла угрюмая блондинка со сломанным носом и недоверчивым взглядом бесцветных глаз.

— В чем дело? — коротко и требовательно поинтересовалась она.

— Мы — офицеры полиции. Если позволите, мы зададим вам несколько вопросов.

Лаверн показал блондинке пачку карточек.

— Вы уже знаете то, что вам следует знать, — насмешливо процитирован он.

Дайе провела их в светлую, с большими окнами кухню, в которой стоял легкий запах карри. Кухонные шкафчики, стол и стулья были сделаны из сосны. Небрежным жестом хозяйка дома указала гостям на стулья, затем села сама и закурила. Сделав глубокую затяжку, выпустила дым через ноздри.

— Вы не могли найти худшего времени для визита — у меня сейчас посетитель, — заявила Дайе.

— Мы не отнимем у вас много времени, — заверил ее Лаверн, отгоняя шляпой дым, струившийся ему прямо в лицо.

Линн посмотрела на стол, где лежала детская книжка с картинками, и прочитала ее название "Принцесса с иными способностями". Дайе устремила на полицейских выпуклые бледно-голубые глаза, по-видимому, не слишком довольная тем, что предстало перед ее взором. Лаверн и Сэвидж невозмутимо ответили ей спокойным взглядом. Лаверн собрался было произнести какие-то формальные, вводные слова, но Дайе бесцеремонно прервала его:

— Говорите, пожалуйста, по существу.

— Хорошо, — спокойно улыбнулся Вернон. После чего с ловкостью фокусника развернул, как веер, «колоду» карточек для медитации. — Очевидно, вы уже знаете, на прошлой неделе была убита молодая женщина, жительница Йорка. Ее звали Анджали Датт. Эти карточки были обнаружены среди ее личных вещей.

— И что?

— Вы автор этих карточек, — произнес Лаверн, и было не совсем понятно — вопрос это или утверждение.

Дайе пожала плечами:

— Правильно. И что из этого следует?

— Они продаются в магазинах?

— Нет. Они предназначены лишь для индивидуального пользования. Я продаю их моим пациентам и друзьям. В ответ на ваши последующие вопросы говорю «нет», я не знаю, как они попали к вашей убитой женщине.

— Она вовсе не «наша» убитая женщина, — резко оборвала ее Линн. — Она также и ваша. Мы все несем ответственность за жертв преступлений. Это ведь не пришельцы из космоса.

Когда Лаверн показал Дайе фотографию Дерека Тайрмена, та немедленно заявила, Что не знает этого человека. Линн Сэвидж попросила ее повнимательнее рассмотреть фотоснимок, но Шила смерила Линн еще одним беглым взглядом, после чего зажгла вторую сигарету, не докурив первую. Из чего можно было сделать вывод, что хозяйку дома что-то беспокоит.

Не давая Дайе времени на раздумья, Лаверн сунул ей под нос фотографии убитого незнакомца, найденного на ограде музея Йоркшира.

— Полагаю, и его вы не знаете?

Дайе решительно покачала головой.

— Не будете ли вы так любезны рассказать нам, в чем состоит работа, которой вы занимаетесь? Я хочу сказать — чем вы конкретно занимаетесь? — спросила Линн.

— Начнем с того, что это в принципе не работа… — Шила Дайе не успела закончить фразу.

В комнату легкой походкой вошел молодой человек лет двадцати с небольшим. Он деланно улыбнулся полицейским. Выглядел незнакомец довольно симпатично, хотя одет был в обычный рабочий комбинезон. По какой-то непонятной причине Лаверну захотелось дать ему пинка.

Шила откинулась на спинку стула.

— Стюарт, — довольно игривым тоном произнесла она, явно пытаясь заполнить возникшую неловкую паузу. — Эти господа хотят знать, чем я зарабатываю себе на жизнь. Что мне ответить им?

Стюарт услужливо подсказал:

— Исцелением духовных недугов. Она фантастически талантливый психотерапевт.

— О да, — откликнулся Лаверн. — Что же это такое?

— Подобная психотерапия — самая быстрая методика восстановления психического здоровья во всем Западном полушарии, — пояснила Шила Дайе.

— Правильно, — кивнул Стюарт.

К досаде Лаверна, он уселся на стул рядом с Шилой и тут же вытащил сигарету из ее пачки. Возникло ощущение, будто его присутствие придает хозяйке дома дополнительную уверенность в себе, ослабляет напряжение, которое постепенно охватывало ее с той самой минуты, когда в дом вошли полицейские. Лаверн охотно приказал бы Стюарту удалиться, однако это был неформальный допрос, а Шила Дайе относилась к числу как раз тех людей, которые прекрасно знают свои права.

20
{"b":"405","o":1}