ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы напрасно потратили время. В очередной раз.

Похоже, она вообще не в состоянии отвечать на вопросы, — раздраженно буркнул Лаверн.

Лоулесс поспешил согласиться с суперинтендантом. Затем почему-то помедлил, будто припоминая что-то.

— Вообще-то она приходила в сознание. В обеденный перерыв. Все стонала и пыталась указать на что-то здоровой рукой. Мы с медсестрой так и не поняли, что ей нужно.

Лоулесс вынул из кармана куртки потертый бумажник из коричневой кожи, чем привлек внимание Лаверна и Сэвидж. Из бумажника торчал краешек свернутого в несколько раз белого конверта. Лоулесс передал его суперинтенданту.

— Нам показалось, что она хотела показать нам вот это.

Лаверн извлек из незаклеенного конверта открытку. На ней был изображен серебряный полумесяц над тремя голубыми волнистыми линиями, а на развороте открытки написано следующее:

ПОИСК ВЫСШЕГО "Я"

Сердечно приглашаем

на уик-энд, который изменит вашу жизнь

Ниже стоял телефонный номер с кодом Илкли. Держа открытку перед собой в вытянутой руке, Лаверн пробормотал что-то пренебрежительное.

— Что там такое? — поинтересовалась Линн.

— Ну-ка посмотри-ка! "Поиск высшего «Я». Везет нам нынче на придурков!

Вечером Лаверн со своей помощницей направились в "Энглерз Армз" пропустить по рюмочке. Предложение на этот раз исходило от Линн.

Обычно у нее никогда не находилось времени на общение после работы. Линн свысока посматривала на посиделки в пабах, которые устраивали большинство полицейских и члены их семей. Но сейчас ей нужно было поговорить с Лаверном — наедине и в неформальной обстановке.

Они устроились за столиком в углу маленького уютного бара. Линн потягивала крошечными глотками джин с тоником, перед Верноном пенилась пинта «биттера». Еще ни разу Сэвидж не видела своего начальника за выпивкой и поэтому каждый раз, бросая взгляд на его бокал, с удивлением замечала, что его содержимое помаленьку убавляется.

— Ну и что ты хочешь мне сказать? — негромко спросил Лаверн. — Собираешься сообщить, что подаешь рапорт о переводе на новое место службы?

— Нет, ничего подобного.

— Так что, я совсем не угадал, чего ты хочешь?

— Ни на йоту, мой старый добрый приятель.

— Эй, поосторожней-ка со словом «старый»! Скажи, для чего тебе все это понадобилось. — Он кивком указал на окружавшую их обстановку. — Обычно ты только и знаешь, что смотришь на часы, чтобы смыться домой.

За пределами служебного кабинета, лишенный начальственного авторитета, Вернон выглядел необычайно застенчивым. Линн неожиданно ощутила, как на нее накатила волна нежности.

— Я подумала, что было бы здорово переговорить о нашем расследовании, хорошенько разобраться во всем, что творится в последнее время.

— Что ты этим хочешь сказать? Что-то насчет нас с тобой? — шутливо спросил Лаверн с деланно обеспокоенным видом.

Линн чуть не поперхнулась глотком джина.

— Дай мне передышку.

— Извини. А я-то подумал, что настала лучшая минута в моей жизни.

— Нет, мне просто хотелось бы знать, что мы будем делать дальше. Что-то у меня плохое предчувствие относительно нашего расследования. Только не спрашивай почему…

— А зачем мне тебя спрашивать?.. Кто-то укусил нашего покойника. Единственный, кого можно серьезно подозревать в этом, — другая жертва. По-моему, этого достаточно для дурного предчувствия.

— Как ты думаешь, психотерапия — действительно какая-то уловка или нам все-таки стоит довести эту линию до конца?

— Думаю — последнее. Мы попробовали с тобой зайти в это дело с парадного крыльца, но уперлись в тупик. Что ж, давай попробуем с черного хода. Кому-то придется отправиться в эти выходные на поиски высшего «Я» ради исцеления веры.

— Духовных недугов, — поправила его Линн.

— И этого тоже. Кому-то нужно будет выдать себя за обычного обывателя и все там разузнать у этих знахарей. И я думаю, что этим человеком должна быть ты.

— Тут одна только проблема, Вернон. Я на Новый год уезжаю. У меня отпуск на три дня.

— Так отмени его.

— Никак нельзя, — возразила Линн с негодованием. — Мы все собираемся у моей матери. На приготовления к встрече потратили несколько месяцев. Нет. Придется тебе послать кого-нибудь из наших людей.

Вернон отрицательно покачал головой:

— Не могу.

— Почему?

— Они все глупыши, молокососы.

Линн неодобрительно вскинулась на него:

— Чепуха! У Фаррелла университетское образование. Хелен Робинсон имеет высшую категорию.

— Согласен. Но я не уверен, что ее высшая категория распространяется и на способности к ведению тайного наблюдения.

Линн пробормотала что-то себе под нос.

— Так ты не сможешь взяться за это дело, Линн?

— Я ведь уже сказала тебе. Нет. Не могу.

— Хорошо. Тогда мне придется ехать туда самому.

Линн на секунду подумала, что именно этого и ждут от Лаверна недоброжелатели.

— Нет, Вернон. Тебе никак нельзя.

— А разве у меня остается какой-нибудь выбор? Тут уж либо ты, либо я.

— Прекрати, ради Бога! — Эти слова прозвучали гораздо громче, чем ей самой хотелось бы. Парочка за соседним столиком обернулась. Линн забавы ради отсалютовала им своим бокалом. Слегка усмехнувшись, молодые люди отвели взгляд в сторону. — Тебе самому нельзя. Ты — старший полицейский офицер. Высокое служебное звание предполагает умение перекладывать ответственность на подчиненных.

— Знаю. Именно поэтому я и попытался переложить задание на твои плечи. Но ты-то отказалась…

— Вернон, я согласна с тобой: операция под прикрытием — прекрасная идея. Но давай все-таки играть по правилам. Это расследование — самое невероятное из всех, которыми мне когда-либо приходилось заниматься.

— У меня тоже подобного не было.

— Тогда зачем усугублять ситуацию? Давай с нашей стороны внесем в дело немного порядка и рационализма. Невзирая на все странности этого дела, пусть наши поступки строятся на старой доброй логике. Правильно я рассуждаю?

Лаверн выразил согласие медленным кивком.

— Весьма разумно.

Слова шефа польстили Линн.

— Да кто ж станет спорить, что тебе в прошлом довелось «хлебнуть» вдохновения побольше, чем другим. Ты нарушил правила и поплатился за это. Так что давай на этот раз следовать букве закона. Будем вести себя так, как подобает настоящим стражам порядка.

Глаза Лаверна сузились в ехидной улыбке.

— Так-так. И при этом упустим преступников?

Линн пропустила выпад мимо ушей.

— Отправь кого-нибудь из наших. Это же их служебный долг.

Лаверн задумчиво устремил взгляд на свой бокал, наблюдая за тем, как на поверхности с шипением появляются и лопаются крохотные пузырьки. Линн с удивлением обнаружила, что бокал начальника пуст всего лишь наполовину. Она кое-что слышала о тайных алкоголиках, но увиденное показалось ей просто забавным. Лаверн медленно поднял голову и посмотрел ей в глаза.

— Ты же знаешь, на деле все не так, как на бумаге. Следственная бригада — это обычная показуха, просто потому, что так надо. Настоящую работу делаем только мы. Мы с тобой, Линн. Ты и я. Настоящая бригада — это мы.

Одновременно польщенная и смущенная, Линн залилась краской. Какое-то мгновение она боролась с искушением поведать начальнику о недоброжелательном внимании со стороны отдельных лиц, причиной которого необычное поведение. Но Линн поклялась Герейму Джону хранить молчание…

Взяв себя в руки, она сказала:

— Разумеется. Но это твоя точка зрения. Правильно? В твоем распоряжении целая бригада первоклассных сыщиков, а ты все строишь из себя супермена, как какой-нибудь Клинт Иствуд.

— Что ж, согласен, — признался Вернон. — Но мне лучше работается в одиночку.

— А какова тогда моя роль в твоей жизни и работе? Хочешь, я скажу тебе? Когда звонят по телефону и хотят узнать, где ты, я, как последняя идиотка, прикрываю тебя — придумываю всяческие отговорки. Знаешь, как-то глупо, Вернон. С этим пора кончать.

25
{"b":"405","o":1}