1
2
3
...
26
27
28
...
59

Усадив гостей на расставленные кругом стулья, Иоланда обошла собравшихся, держа в руках большую фетровую шляпу с обвисшими полями.

— А теперь я попрошу всех вручить мне ваши подарки. Потому что, как говорит Хьюго, мы возвращаем только то, что сначала приготовились отдать.

Лаверн совершенно искренне недоумевал, что, собственно, здесь происходит, пока не заметил, что все его новые знакомые принялись копаться в бумажниках и кошельках.

— Сколько каждый дает, зависит исключительно от его совести. Только вы сами знаете, какой величины подарок можете сделать. Однако мы рекомендуем минимальную сумму в пятьсот фунтов. Сколько бы вы ни решили пожертвовать — постарайтесь, чтобы это были только наличные. Пожалуйста, только наличные.

Просьба, похоже, ничуть не удивила новых коллег Лаверна по знахарскому ремеслу. Они без всякого колебания расставались с толстыми пачками банкнот. Лаверн захватил с собой лишь восемьдесят фунтов. Когда шляпа перекочевала к нему на колени, он застенчиво извлек из кармана три бумажки по пять фунтов. Лаверн нарочно уронил их на кучу денег, в надежде, что они затеряются под грудой двадцати— и пятидесятифунтовых купюр.

После того как неприятный ритуал закончился, Иоланда передала шляпу Мико, который куда-то унес ее. Затем снова обратилась к присутствующим:

— Огромное всем спасибо. Итак, мы покончили с делом, и теперь можно смело предаваться развлечениям. Кое-кто бывал у нас раньше, но я вижу и совершенно новые лица. Поэтому давайте представимся собравшимся, чтобы все знали друг друга. Нет возражений?

К немалой досаде Лаверна, начинать раунд знакомства выпало ему. Понимая, что выглядит глупо, запинаясь от волнения, он назвался Верноном Арнольдом, жителем Йорка, служащим ливерпульской страховой компании «Виктория». Он-де интересуется целительством, о котором "желает узнать еще больше".

Похоже, что у Иоланды смелость его высказывания вызвала некоторое удивление.

— Отлично, Вернон. Но скажите, кто пригласил вас?

На какое-то мгновение Лаверн смутился, но через секунду решительно произнес:

— Шила. Меня пригласила Шила Дайе.

— Эй, — отозвалась Иоланда. — Шила пригласила также Мэнди и Сью.

Две жизнерадостные молодые женщины с экстравагантными прическами энергично закивали и одарили Лаверна белозубыми улыбками.

— Мы ужасно огорчены случившимся с Шилой. Но все, кто ее знает, уверены — она обязательно выкарабкается. Потому что Шила — прирожденный боец. Спасибо, Вернон.

Процедура знакомства продолжилась. Мужчина с рыжей бородой назвался Майком, координатором мастерской. Громогласную немку, с которой Лаверн уже успел перекинуться парой слов, звали Лило. Об этих курсах ей рассказал друг, и она захотела сама посетить их. Самые нетипичные участники семинара — тихая, симпатичная супружеская пара Йен и Эстелла Маршленд — казались слишком нормальными. С трудом верилось, что они увлекаются знахарством. Лаверн никак не мог взять в толк, что они здесь делают. Обращали на себя внимание и Чарльз и Энгус — два дружелюбных гея лет под сорок, которые все время хихикали.

— Мы приезжали сюда на уик-энд в августе и с тех пор смеемся, не переставая, — объяснил Энгус.

Затем все направились в огромную оранжерею в южной части здания. Погода стояла ясная, теплая и сухая. Покрытие на полу было резиновым. Иоланда велела снять обувь и сесть кружком.

— Некоторые из вас уже слышали то, что я повторю еще тысячу раз. Но исцеление духовных недугов основывается на силе повторения, так что я не буду извиняться перед вами.

Лаверн оглянулся на своих новых знакомых — те дружно кивали и улыбались. Для него же все, что вещала сейчас американка, представлялось полной абракадаброй.

— На нашем утреннем занятии мы познакомимся с низшим «Я». Каждый из нас наделен тремя «Я»: низшим, средним и высшим. Вместе они образуют единое «Я», но в то же время существуют и порознь, отдельно друг от друга. Среднее «Я» — это тот, кто сейчас с вами разговаривает, например, тот, кто сидит сейчас в пилотском кресле. Высшее «Я» — это наша лучшая часть. Наше высшее «Я» ближе всего к Богу и способно творить чудеса. Оно может изменять наше настоящее и будущее. Вы только представьте себе, какой будет ваша жизнь, когда все мы станем такими, как Хьюго, и сможем постоянно, ежедневно вступать в контакт с нашим высшим "Я".

Последнее заявление было встречено всеобщими аплодисментами. Лаверн неохотно присоединился к присутствующим.

— Однако существует некое препятствие. Какое, как вы думаете, Энгус?

Энгус, низкорослый мужчина со сломанным носом, коротко стриженными рыжеватыми волосами и блестящими глазами, тут же откликнулся:

— Только низшее «Я» может общаться с высшим "Я".

— Совершенно верно, — подтвердила Иоланда. — Когда среднее «Я» — тот самый человек, которого мы именуем словом «я» — желает чего-нибудь, он не спрашивает высшее «Я» напрямую. Только низшее «Я» в состоянии напрямую общаться с высшим «Я». Низшее «Я» должно сообщить высшему «Я» о том, чего хочет наше обычное «Я». А низшее «Я» — существо упрямое. Оно ленивое и, честно говоря, совершенно несимпатичное. Оно упрямо цепляется за комплексы, от которых чрезвычайно сложно избавиться. Допустим, вы простудились и обращаетесь к низшему «Я» с просьбой попросить высшее «Я» вылечить вас. Однако низшее «Я» может просто подумать: "Эй, какое мне дело? Ведь всем известно, что лекарства от обычной простуды не существует!" Поэтому оно отказывается отправить дальше вашу просьбу. Низшему «Я» нужны постоянные команды, чтобы оно передавало новую информацию. Но есть простое и короткое решение проблемы. Мы можем подружиться с низшим «Я», заставить его работать на нас, переманить его на нашу сторону. Поэтому я сейчас попрошу вас всех лечь. Устраивайтесь поудобнее.

Иоланда встала и оказалась посередине послушно исполнившей ее пожелание группы людей.

— Отлично. Теперь закройте глаза и мысленно обратитесь к вашему низшему «Я». Ну, давайте! Вы взываете к самому ценному, самому дорогому, что есть в вас, поэтому делайте это с любовью. Помните о том, что низшее «Я» очень эмоционально. Оно отзовется на вашу любовь. Сделайте так, чтобы оно почувствовало себя любимым и желанным.

Лаверну ничего не оставалось, как тоже закрыть глаза. Лежа на полу, он подумал, что какой-нибудь пациент психиатрической клиники скорее всего чувствует себя примерно так же.

— Эй, Вернон! — неожиданно рявкнула Иоланда. — Почему вы хмуритесь? Улыбайтесь! Низшее «Я» — ваш лучший друг!

* * *

Устроили перерыв на обед, и Лаверн вышел прогуляться по сосновому лесу, жуя на ходу захваченный из дома бутерброд с холодной индейкой. День был ясный и безоблачный, однако под сенью леса царил вечный полумрак. Над его головой ветви деревьев переплетались в причудливый, напоенный лесными ароматами полог, в котором обитали птицы и белки. Под ногами мягко пружинил толстый ковер сосновой хвои.

Лаверн понял, что допустил серьезную ошибку. Следовало послушать Линн! Он совершенно не вписывается в круг этих людей. Ведь он ничего не знает о потаенных возможностях человеческой души, да никогда, собственно, и не интересовался. Как же понять, где он находится: среди искренних приверженцев высокой духовности или же в обществе опасных жуликов-шарлатанов?

Впрочем, Лаверну все психотерапевты без исключения представлялись шарлатанами. С адептами культа «нью-эйдж» ему также не по пути. Вернон даже перешел на другую сторону дороги, лишь бы только не встречаться с ними. Ему хватило честности признаться себе, что он испытывает врожденное предубеждение против людей типа Иоланды Хенерберри. Даже имя ее казалось не слишком симпатичным. А предубеждение вряд ли способно стать основой для справедливого, объективного расследования. С другой стороны, независимо от ее заумных верований, Иоланда поражала своей стопроцентной искренностью.

Значит, решено. Сейчас он вернется в комнату, соберет вещи и тихонько сядет в машину, оставив своих новых знакомых встречать Новый год в обществе Иоланды и Хьюго. Чудненькая перспектива!

27
{"b":"405","o":1}