ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы дошли до столовой на двадцать четыре персоны, и мой гид стала расхваливать старинную посуду. Но тут неожиданно появился Мармелад с мёртвой мышью в зубах, которую он положил на мою туфлю. Я стряхнула мышь как можно осторожнее, чтобы не оскорбить чувств Мармелада, – он был очень необычным котом.

– Как мило! – воскликнула миссис Финней. – Он принёс вам подарок, чтобы извиниться за своё грубое поведение. Хороший, хороший котик!

В этот момент послышался какой-то шум в задней части дома, и вскоре к нам подошёл долговязый старик. Он выглядел очень подвижным для своего возраста, но его руки и ноги двигались несколько странно, точно у робота. Несмотря на лето, старик был одет в тёмный деловой костюм, потёртый от времени и грязный на коленях. Без предисловий он объявил высоким, пронзительным голосом:

– Сегодня придут за отпечатками пальцев, так что мы закроемся на несколько дней. Все зависит от того, как пойдёт расследование.

Миссис Финней сказала:

– Это мистер Тиббит, наш уважаемый хранитель. Он был моим директором, когда я преподавала в начальной школе… Раз уж вы здесь, мистер Ти, я хотела бы поехать в больницу, чтобы узнать, как там миссис Шеффилд.

– С ней всё в порядке. Ей обеспечен хороший уход, – прокричал старик. – Но ничего нельзя знать наверняка. В её возрасте такой удар может иметь серьёзные последствия. – Он посмотрел на левую руку миссис Финней. – Вам нужно чем-нибудь смазать ваши царапины, Рода. Как Мармелад? Ему уже лучше?

– Он становится менее враждебным, – подала я голос. – Преподнёс мне мышь несколько минут назад.

– Он был ужасно взбудоражен, когда я пришёл сегодня утром, – сказал мистер Тиббит. – Орал, шипел и метался по полу, как тигр в клетке. Жаль, что он не может поведать нам, что произошло прошлой ночью. Я только из полицейского участка. Кратко изложил им всё, что знал. В этом городе когда-то был лишь один полицейский: он помогал детям переходить главную улицу и подвозил в субботу по вечерам пьяниц домой. Потом стали приезжать туристы, и нам пришлось купить три полицейские машины.

Словоохотливая Рода Финней удалилась, оставив меня с не менее словоохотливым мистером Тиббитом. «Теперь-то, – подумала я, – я смогу задать вопросы и получить ответы».

– Вы думаете, это были заезжие вандалы?

– Нет, обвинить в этом туристов мы не можем. Есть кое-что, что я не хотел упоминать при Роде, не хотел снова вызывать «скорую помощь». Вы слышали о трёх осужденных, сбежавших вчера?

Я стала вспоминать вчерашние сообщения по радио.

– Один из них – член семьи Локмастеров, – сказал мистер Тиббит.

– Дэннис-Разочарование?

– Вижу, Рода уже разболтала семейные секреты. Двух других поймали на болотах, а Дэннис всё ещё в розыске. Он далеко не уйдёт, ведь он недостаточно умен.

– Так, полагаете, это Дэннис разгромил гостиную?

– В этом нет никаких сомнений. Он знал, как попасть в дом, – через скат, по которому доставляли уголь в прежние времена.

– Это что, возмездие за то, что его лишили наследства? Тогда почему он ограничился только гостиной? Почему просто не поджёг дом?

– Недостаточно сообразительный, чтобы до такого додуматься. Полиция нашла отвертку, которой он, по их мнению, намеревался испортить портрет своего отца над органом. Это больной парень. Но что бы он ни пытался сделать, кот остановил его. Знаете ли, эти острые когти могут разрезать вену. Как я себе представляю, Дэннис крался в темноте и наступил Мармеладу на хвост.

– Значит, ваш официальный мышелов работает по совместительству и охранником?

– Ну, это моя версия, – сказал Мистер Тиббит, и в его узких глазах заплясали огоньки. – Когда Мармелад не спит, он большую часть времени проводит, наблюдая за задней стороной органа. Думаю, там есть мышиная нора. Он всегда очень волнуется, когда я затыкаю одну из его мышиных нор, но я никогда не видел его таким сумасшедшим, как сегодня утром.

– Не удивительно! – воскликнула я. – Он думал, что кто-то угрожает его запасам.

– Давайте проведём эксперимент, чтобы проверить мою версию, – предложил мистер Тиббит, направляясь к гостиной быстрым аллюром. Я пошла за ним. Кот был там – наблюдал за органом. Тело зверька было подобрано, а голова вытянута вперёд. Он концентрировался.

– Идите к органу – велел мне мистер Тиббит, – посмотрим, как кот отреагирует,

– Вы шутите? – запротестовала я.

Но отставной школьный директор не шутил, и я неохотно прошлась по комнате. Мармелад пошевелил ушами. Он слушал. Я подошла ближе – он повернул голову. Увидев меня, он вскочил и угрожающе сверкнул жёлтыми глазами.

– Не останавливайтесь, – командовал мистер Тиббит со своего безопасного места.

Кот выгнул спину, выпустил свои жуткие когти и распушил хвост, И это животное совсем недавно терлось о мои ноги и принесло мне мышь в подарок! Я сделала ещё один шаг, и кот превратился в воющего, шипящего маньяка. С криком я побежала обратно в безопасное место, перевернув что-то по дороге.

– Видите? Я был прав, – заявил мистер Тиббит.

– Спасибо большое, – сказала я.

В течение нескольких недель, последовавших за локмастерским приключением, я исследовала ещё десять музеев штата. Недостаток картин старых мастеров, алмазов из африканских копей и изделий Фаберже они воспринимали вполне спокойно. Хранители только говорили: «Пожалуйста, распишитесь в книге для посетителей, спасибо за визит». Никаких воющих мышеловов или окровавленных ковров.

В каждом городе я внимательно читала местные газеты, слушала некрологи и репортажи спортивных матчей по местному радио. Но так и не услышала продолжения локмастерской истории со взломом или новости о сбежавшем заключённом. И только свидетельство звучащего маленького чёрного ящика убеждало меня, что эта история мне не приснилась.

Наконец я отправилась домой и на автостраде наткнулась на указатель «Пятьдесят миль до Локмастерского музея». Я решила заехать туда. Подъехав, я увидела несколько машин у бордюра, но ни одной полицейской машины среди них не было.

Спокойные седовласые служащие музея сидели в приёмной, обсуждая артрит.

– Пожалуйста, распишитесь в книге для гостей, – сказала одна из них. – Каталоги стоят три доллара.

Гостиная была теперь в идеальном порядке, и посетители на цыпочках ходили по комнатам, разговаривая только шёпотом. Зря я высматривала Роду Финней, Мармелада и мистера Тиббита… Неужели это был сон? И маленький чёрный ящик лжёт?!

Я побродила по первому этажу, затем поднялась по двадцати четырем ступенькам, чтобы ещё раз посмотреть на ванную комнату из чёрного оникса и яйца Фаберже. И там среди персиковых бархатных портьер и персиковых атласных стульев я увидела старого человека в тёмном деловом костюме, стоящего на коленях и затыкающего мышиную нору. За его работой наблюдал холеный серый кот!

– Мистер Тиббит! – воскликнула я. – Вы меня помните? Где Мармелад?

Он, кряхтя, поднялся на ноги. – Мармелад рано вышел на пенсию, – сказал он своим тонким, высоким голосом. – Бедный кот совсем тронулся. Стал шипеть на посетителей и запугивать гидов-добровольцев. Он так и не оправился от шока. И теперь живёт у меня.

– Он не скучает по своей богатой мышиной диете?

– Нет, что вы! Он никогда не ел мышей. Он только профессиональный мышелов. Гиды всегда кормили его обычной кошачьей едой.

– А что с Дэннисом-Разочарованием? Я ничего не слышала!

– Он снова в тюрьме, рад сообщить, – сказал мистер Тиббит. – Они нашли драгоценности.

– Какие драгоценности?

– Ну, те драгоценные камни, которыми семья владела ещё с тысяча восемьсот пятидесятого года! Их украл Дэннис. Он тогда жил здесь и спрятал камни в доме, думая забрать, когда расследование закончится. Ювелиры по всему миру искали их, а они всё время находились в усадьбе. Совершив побег, Дэннис пришёл сюда, чтобы забрать добычу. Конечно, ему это не удалось. Ему ведь никогда ничего не удавалось.

– Кто же нашёл драгоценности? Как узнали, что они здесь?

– Позвольте мне присесть и немного отдохнуть. Старею, – проговорил мистер Тиббит в поисках стула. Мы принесли чёрную скамеечку из ониксовой ванной, и он продолжил: – Детективы обратили внимание на поведение Мармелада. У них возникли подозрения насчёт органа. Они вспомнили нераскрытое дело об украденных драгоценностях.

10
{"b":"406","o":1}