ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В открытое окно послышался отдаленный шум мотора, который быстро усилился до оглушительного рева.

- Какой мощный автомобиль,- заметил Роджер.

- Но это не мотор автомобиля,- возразил Энтони с презрением искушенного знатока по отношению к ничего не понимающим в механике простофилям.- Это же самолет, дурачок.

Инспектор стремительно вскочил:

- Вы говорите - самолет?

Энтони прислушался теперь уже к непрерывному гулу.

- И прямо у нас над головой,- почти крикнул он,- пролетает прямо над нами, довольно низко и в сторону моря. Наверное, молодой Вудторп празднует счастливое избавление от ареста. Вот уж можно сказать...

- Должен немедленно выяснить, в чем дело,- бросил на ходу инспектор и быстро вышел.

Через минуту шум моторного велосипеда поглотил убывающий самолетный.

- Интересно, что это опять стряслось?- удивился Энтони.

- Бог его знает,- философски ответил Роджер.- Может быть, наш друг Колин, желая убедить всех, что он виноват, решил для виду дать деру на континент? Господи, до чего может человека довести сверхъестественно развитое чувство рыцарственности! Это просто болезнь какая-то!

Следующий час кузены провели довольно приятно. Им было о чем потолковать, и Роджер все еще испытывал упоение при мысли, что восторжествовал над инспектором и весьма многословно изливал свою радость. Еще час они провели уже более спокойно, а в четверть двенадцатого откровенно зевали.

В десять минут первого нарастающий шум мотора возвестил, что инспектор Морсби возвращается. Они слышали, как он въехал во двор, потом на лестнице раздались его тяжелые шаги.

- А я решил, что вы укатили на всю ночь,- приветствовал его Роджер.- Ну что, я был прав? Колин улепетнул на континент?

- Да, сэр,- ответил инспектор, закрывая за собой дверь.

- А я и не сомневался в этом,- сказал удовлетворенно Роджер.

Вид у инспектора был угрюмый. Он не сел в кресло, а встал посередине комнаты, мрачно глядя на братьев.

- Боюсь, у меня дурные вести для вас, мистер Уолтон,- сказал он тихо.Мистер Вудторп улетел не один.

- Что вы хотите этим сказать?- каким-то странным, очень тонким голосом спросил Энтони, не отрывая взгляда от инспектора.

Инспектор помрачнел еще больше и отрывисто сказал:

- С ним улетела и мисс Кросс.

Глава 26

Целебная горечь правды

- Мисс Кросс!- воскликнул Роджер.

Но инспектор по-прежнему обращался к Энтони.

- Приготовьтесь услышать еще одну, боюсь, очень неприятную новость. Мистер Вудторп уже давно обручен с мисс Кросс. Она просто забавлялась вами. Она...

- Пойду, наверное, спать,- прерывающимся голосом объявил Энтони и встал.- Уже довольно поздно. Спокойной ночи вам обоим.- И ушел.

Инспектор посмотрел на захлопнувшуюся дверь и упал в кресло.

- Получил подлую, незаслуженную оплеуху,- сказал он сочувственно.- Но он молод, он переживет этот удар.

Наконец Роджер обрел дар речи.

- Но, но это почти невероятно, инспектор!

Инспектор испытующе на него взглянул:

- Неужели, сэр?

- Я не могу поверить, что она могла так с ним поступить. Вы уверены, что не ошибаетесь?

- Совершенно уверен. И, между прочим, я уже некоторое время знал, что она обручена, но все не мог придумать, как намекнуть об этом вашему кузену.

- Да, разумеется,- медленно ответил Роджер, стараясь собраться с мыслями и привести их в соответствие с неожиданным поворотом событий.- Тогда поведение Вудторпа становится более понятным.

- Да оно было и раньше понятно.

- Наверное, она не скрыла от него, как напугана,- лихорадочно вслух размышлял Роджер.- Но когда я Б последний раз видел ее, мне показалось, что она в порядке. Наверное, с тех пор что-то произошло. Инспектор, у вас виноватый вид. А ну-ка, выкладывайте все начистоту!

- Сегодня утром у меня с ней был долгий разговор,- признался инспектор,- и да, возможно, я таки надавил на нее. Она скрыла от меня свое обручение с Вудторпом, поэтому я мог предположить, что она может скрывать кое-что другое. Да, я таки здорово на нее нажал.

- Вы, наверное, недвусмысленно дали ей понять, что все еще ее подозреваете и если она не представит более убедительного объяснения некоторых моментов дела, то очень скоро окажется в весьма плачевном положении?

- Нам приходится прибегать к подобным методам,- признался инспектор почти извиняющимся тоном.

- Слава богу, что я не полицейский,- огрызнулся Роджер, не пытаясь скрыть отвращение.- Неудивительно, что вы напугали несчастную до потери сознания. Наверное, вы ей так и заявили, что собираетесь получить ордер на ее арест. Ну, а остальное было уже неизбежно. Так как же, по-вашему, что будет дальше?

- Ну, наверное, когда она узнает, что ордера на ее арест не существует, мистер Вудторп доставит ее обратно таким же образом, каким ее умыкнул.

- О, так, значит, вы не собираетесь просить о выдаче ордера?саркастически осведомился Роджер.

- Нет, сэр. Не собираюсь.

- Но не очень-то хорошо девушке, имея в виду свое доброе имя, путешествовать по континенту вдвоем с молодым человеком бог знает сколько времени!

- Но она же с ним обручена,- мягко возразил инспектор,- и они вполне могут, как известно, пожениться и за границей.

Роджер только фыркнул в ответ.

- А вы как будто очень расстраиваетесь на ее счет?- ввернул инспектор, так как любопытство возобладало над скромностью.- Я хочу сказать, несмотря на то, как она обошлась с вашим двоюродным братом?

- Да, она оказалась ветреной девицей, признаю,- с коротким смешком заметил Роджер,- должен сказать, она и меня провела, я действительно думал, что ей очень нравится Энтони. Однако, в конечном счете, ее можно отчасти извинить. Если она была все это время обручена с нашим общим другом Колином, то положение ее действительно было очень сложным и до смерти миссис Вэйн, и после, независимо от того, знала она что-нибудь об интрижке своего жениха с этой леди, или нет. Она не могла не скрывать, что обручена, находясь под подозрением, и всю свою энергию употребила на то, чтобы очиститься от него. Не хочу этим сказать, что она вела себя безупречно, но всему в данном случае можно найти объяснение. В связи с тем, что ей постоянно внушали, будто не только общественное мнение, но и официальные власти решительно настроены против нее, ей ничего другого не оставалось, как увлечь Энтони, в надежде заручиться сразу двумя сторонниками - Энтони и мной - и постараться употребить наши усилия к своей пользе. Вы не считаете, что в этом есть какой-то резон?

- Нисколько в этом не сомневаюсь, сэр,- добродушно согласился инспектор,- да, в этом есть своя правда.

- И она в этом преуспела, и даже очень,- скромно прибавил Роджер.- Ну что ж, теперь, когда дело, так сказать, закончено, инспектор, как насчет того, чтобы немного подкрепиться?

Но инспектор ответил на вопрос вопросом:

- Значит, вы считаете, мистер Шерингэм, что дело завершено?- и снова бросил на Роджера испытующий взгляд.

- Конечно,- удивился Роджер,- а вы нет?

- В том-то и дело: я очень опасаюсь, что оно, увы, закончено.

- Что вы опять утаиваете, инспектор? По-прежнему прячете в рукаве одну-две козырные карты? Не хотите же вы сказать, что не согласны с моим решением загадки?

Инспектор раза два пыхнул трубкой.

- Если бы вы задали мне этот вопрос раньше, когда мистер Уолтон был еще здесь,- тихо ответил он,- то я бы сказал, что согласен с вашим выводом. Но так как мы здесь одни, то - нет! Я с вами решительно не согласен.

- Но... но почему же?- изумился Роджер.

- Потому, что оно неверно, сэр,- добродушно возразил инспектор.

Роджер уставился на инспектора, окутанного синей табачной дымкой.

- Неверно? Но... но... черт вас побери, старина, оно совершенно верно!

Однако инспектор покачал головой.

- О нет, сэр, прошу прощения, но оно абсолютно неправильно. Понимаете, моей заботой было не установление правды. Правду я знал с самого начала. Моя задача была - доказать, что это правда. То есть доказать так, чтобы моими уликами удовлетворился суд, а я не могу этого сделать, потому что в цепи доказательств, требуемых законом, отсутствует слишком много звеньев. И это очень жаль.

50
{"b":"40663","o":1}