ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роджер, до этого времени зачарованно смотревший на засохшее пятно грязи, резко повернулся к инспектору.

– Все это чрезвычайно важно, инспектор. Как и то, что эти отпечатки, возможно, видели уже многие люди. Но при всем том это не исключает полностью версию несчастного случая. Я имею в виду одни только эти следы. Готов держать пари, что у вас за обшлагом рукава припрятано нечто более существенное.

– Возможно, так оно и есть, сэр, – сказал инспектор, подмигнув Роджеру. Впрочем, рассказывать о зажатой в правой руке жертвы большой пуговице он пока не собирался. – И у меня имеется куда более серьезная улика. Но вы должны понять, сэр, что большего я вам пока сказать не могу. И не забудьте, что информация относительно следов на засохшей грязи также не может стать достоянием общественности. По крайней мере в течение пары дней.

Они повернули и снова оказались у выступа.

– Скажите, инспектор, где нашли тело? – спросил Роджер. – В воде?

– Нет, на прибрежных скалах. В двух футах от края воды во время прилива. Видите ту здоровенную глыбу, наполовину покрытую засохшими водорослями, а с нашей стороны – желтыми раковинами моллюсков? Ну так вот, тело зажало между этой и той, что рядом, но поменьше.

– Ясно, – проговорил Роджер, меряя взглядом расстояние от выступа, рядом с которым они сейчас находились, до скал, где была обнаружена жертва. По его мнению, человеку, сорвавшемуся с края выступа, не хватало как минимум фута, чтобы оказаться в той точке пространства, на которую указал инспектор. Если разобраться, жертве, чтобы угодить в промежуток между скалами, пришлось бы сделать прыжок. Или требовалось, чтобы ее толкнули. Интересно, что непосредственно под скалистым выступом, с которого она якобы сорвалась, виднелась глубокая заводь, окруженная нагромождением камней. Именно в эту заводь и угодила бы жертва, если бы действительно сорвалась с края выступа. Но миссис Вейн миновала заводь и рухнула на скалистый берег перед ней. А для этого было необходимо совершить некое действие, приложив определенное физическое усилие. Иначе говоря, версию о несчастном случае следовало сдавать в архив, поскольку вопрос заключался лишь в том, что вызвало смерть женщины: самоубийство или убийство.

Роджер повернулся к инспектору:

– Полагаю, тело уже подвергли патолого-анатомическому исследованию?

– Да. Вскрытие состоялось сегодня утром.

– Переломы в заключении упоминались?

Инспектор улыбнулся:

– Да, множественные. Можете не сомневаться – она умерла точно в этом месте. Экспертизой также установлено, что ее не убили в деревне и тело на берег не перетаскивали. Если вас интересует именно это, разумеется.

– Каюсь, пришла на мгновение такая мысль в голову, – произнес Роджер, одаривая инспектора ответной улыбкой. – Надеюсь, мне не стоит озвучивать столь же наивные мысли относительно того, не наблюдал ли кто-нибудь случайно произошедшее со стороны моря?

– Да, думаю не стоит. Я лично навел справки об этом еще сегодня утром. Разумеется, никто ничего не видел. Вчера, как назло, все лодки куда-то запропастились. Или находились в другой части акватории. Нашелся, правда, один рыбак – тот самый, что обнаружил тело. Так он утверждал, что вроде слышал с берега какие-то крики за час до этого. Потому, сказал, и поплыл туда, что крики слышал, тем более ему все равно было по пути. Но поначалу особого внимания на эти крики не обращал, потому как считал, что это местные парни балуются, девчонок щекочут. Кстати, его собственные слова.

– Любопытно, – заметил Роджер, блеснув глазами и подтвердив тем самым свое лаконичное замечание. – Кстати, а вы сами на берег к тем скалам не спускались?

– Боюсь, что нет, сэр, – с толикой вины в голосе произнес инспектор. – Надо было, конечно, но комплекция не позволяет по скалам лазать. А взять у рыбаков лодку и сплавать туда пока не успел. С другой стороны, я почти уверен, что искать там нечего. Констебль, который снял тело со скал, прихватил с собой сумочку дамы и ее зонтик, а также тщательно все осмотрел, но больше ничего, по его словам, там не нашел. Между нами, мистер Шерингэм, я не уверен, что у меня зрение лучше, чем у него. Только вот писать об этом в «Курьере» совершенно не обязательно.

– Буду иметь в виду, инспектор, – рассмеялся Роджер. – Тем не менее я как человек долга рискну все-таки спуститься из этой расселины на прибрежные камни и обозреть место падения жертвы собственными глазами. Я тоже думаю, что вряд ли найду там что-то интересное. Зато испытаю чувство глубокого удовлетворения при мысли, что ничего не оставил на волю случая.

– Только не сорвитесь при этом в пропасть. Как та дама… – с добродушной улыбкой произнес инспектор. – Вдруг кто-нибудь будет проходить мимо и обвинит меня в том, что я столкнул вас с выступа?

Спуститься на берег оказалось не так трудно, как мог бы подумать сторонний наблюдатель. В скалах обнаружилось достаточно выбоин и неровностей, позволявших и рукой зацепиться, и ногу поставить. Кроме того, нагромождения камней местами образовывали что-то вроде гигантской природной лестницы, которой Роджер и воспользовался. Не прошло и пяти минут, как Роджер, расставшись с инспектором, уже стоял на большой прибрежной скале, рядом с которой местные рыбак и констебль обнаружили тело миссис Вейн.

Спустившись со скалы, Роджер чуть ли не с религиозным пылом приступил к осмотру места происшествия, заглядывая во все ближайшие щели, углубления и расселины, и даже иногда засовывая туда руки. При этом одним ухом он слушал рассказ инспектора о повадках здешних крабов, лобстеров и прочих прибрежных тварей, которые очень любят подобные узкие места, используют их как укрытия и способны весьма болезненно ущипнуть клешнями за пальцы нежеланного визитера, посмевшего нарушить их уединение. Через несколько минут, так ничего и не найдя, Роджер выпрямился и в последний раз окинул взглядом окружающий пейзаж.

– Ничего! – крикнул он инспектору. Тот как раз заканчивал кошмарную историю о ядовитой медузе, которая ужалила дедушку его приятеля, бродившего по каменистому берегу неподалеку от городка Сэндси. – Ни единой самой крошечной улики… Ну а поскольку сейчас я собираюсь лезть к вам, инспектор, расскажите мне о чьей-нибудь тетушке или бабушке, упавшей в пропасть при попытке взобраться на стофутовую скалу где-нибудь в Кумберленде. Полагаю, это очень вдохновит меня, когда я буду карабкаться вверх по скалам, цепляясь за малейшие неровности пальцами, зубами и даже, возможно, бровями!

Инспектор не без удовольствия перевел разговор на указанную тему, начав рассказывать очередную кошмарную историю, когда Роджер, уже одолевший около трети подъема, неожиданно заметил прямо у себя под ногами что-то белое и, повинуясь мгновенно возникшему импульсу, снова спрыгнул на берег. Со стороны могло показаться, что он сорвался, и инспектор забеспокоился.

– Эй! – крикнул он, сразу же прекратив свое повествование. – С вами все в порядке? Вы не ушиблись?

Роджер нарочито медленно поднялся с камней и принялся счищать с брюк налипшие водоросли. Потом поднял голову, посмотрел на инспектора и отозвался:

– Все в порядке! Не беспокойтесь. Мне совсем не больно.

После этого Роджер еще некоторое время стряхивал с брюк водоросли и прочий налипший мусор. Воспользоваться для этого лежавшим в кармане платком он не мог, так как завернул в него найденный им на берегу клочок бумаги. Все-таки он неплохо разыграл сцену падения, и инспектор ничего не заметил.

Глава 4

Энтони расспрашивает подозреваемую

Нельзя сказать, что Энтони обладал большим опытом по части общения с прекрасным полом. Поэтому, когда девушка довольно резко ответила на его вопрос, он решил, что, возможно, его теория в отношении женщин нуждается в некоторой коррекции. Если разобраться, женщины не так уж беспомощны и слабы, как он подумал. Особенно некоторые. Взять, к примеру, хотя бы Жанну д’Арк, Флоренс Найтингейл, королеву Елизавету… Эти имена мгновенно стали приходить ему на ум, когда он смотрел на свою собеседницу. Разве этих дам можно назвать слабыми или беспомощными? Да ничего подобного. Странное дело, но ему начало казаться, что находившаяся перед ним девушка как раз из числа им подобных. Взгляд у нее по крайней мере был холодным и пронизывающим, и она нисколько не походила на беспомощную особу, неспособную постоять за себя.

8
{"b":"40667","o":1}