ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно, в рутинной полицейской работе большинство мужчин привыкли к присутствию лиц противоположного пола, но только не Рабидовски.

– Ты будешь работать со Скарлеттом? – спросил он. – Постарайся не разочаровывать его, ладно? А то он не сможет работать. Вообще он хороший парень.

Закончив фразу, он сунул в рот сигарету и ловко зажег спичку о ноготь большого пальца.

Спэн повернулась к женщине:

– Он правда такой хороший?

– Правда, – ответила та с улыбкой. – Только, интересно, он всегда так дергается?

– Всегда, – сказал Рик Скарлетт, спускаясь сверху.

– Познакомимся. Я Моника Макдональд.

– Кэтрин Спэн.

– А это Рыжий Льюис. Мы с ним входим в один из летучих патрулей.

– Я тоже. Вместе с этим вот парнем.

– Рик Скарлетт, – представился Скарлетт, пожимая всем руки. – Как дела, Бешеный Пес? Давно тебя не видел.

– Как могут идти дела у копа, которого осаждают столько баб?

– "Осаждают"! – фыркнула Спэн. – Какое громкое слово.

– Я вижу, ты знакома с Бешеным Псом, – улыбнулся Скарлетт.

– А откуда это прозвище? – поинтересовалась Моника.

– У него от жары изо рта течет пена, – пояснила Спэн.

– Ох уж эти бабы! – Рабидовски закатил глаза.

– Мы сократили его фамилию до "Рабид"[32] , – пояснила Спэн уже серьезно. – И поверь, он этого заслуживает.

– Никогда бы не подумала.

– Прошу не ценить его слишком дешево, – добавил Рик Скарлетт. – Он лучший стрелок, какой был у Конных за всю историю.

– Сомневаюсь, – сказала Спэн. – Я слышала, Деклерк был лучше.

– Ага, если говорить про лук, – иронически заметил Рабидовски.

– Арбалет, – поправила Спэн. – Говорят, он едва не попал на Олимпийские игры.

– И попал бы, если бы арбалеты не вышли из моды еще в средние века.

– Смотри-ка, – обратилась Спэн к Монике Макдональд. – Он еще и историю знает!

– В том, что касается оружия, леди, я знаю куда больше вас.

– Посмотрим.

– И хватит надо мной смеяться, понятно?

– Постойте, – вмешалась Моника. – Деклерк – это наш суперинтендант?

– Конечно, – ответил Рик Скарлетт. – Странно, что ты о нем не слышала. Этот человек – настоящая легенда.

– Так расскажите мне, – попросила женщина. Рядом с высокой светловолосой Спэн она казалась неказистой. Ее темные волосы были связаны в пучок; плотную фигуру портили широкая талия и слишком короткие ноги. Ее единственной привлекательной чертой были полные чувственные губы.

– Бабы – повторил Рабидовски, будто отвечая на вопрос. Какое, в самом деле, значение имеют для женщин славные имена и традиции?

Рик Скарлетт начал:

– Это было в октябре 70-го, во время Квебекского кризиса. Тогда Роберт Деклерк был лучшим специалистом по убийствам в Конной полиции. По достижениям его имя ставили в один ряд со Стилом и Блейком. Когда ФЛК[33]  похитил Кросса и Лапорта, а потом убил министра труда, Деклерка привлекли к расследованию. Это он обнаружил сеть террористов.

– Как?

– Никто не знает. У него было много знакомств в Монреале. Много информаторов. Но после того, что случилось потом, он так никому их и не раскрыл.

– А что случилось?

– Его жену и дочь похитили. А потом убили.

– О Господи!

– Ты правда об этом не слышала?

–  Нет.

– Расскажи ей, – попросила Спэн Рика.

– Через две недели после того, как Кросс был освобожден, а Шанье и его ячейка бежали на Кубу, трое типов вломились в квартиру Деклерка, когда он был в Оттаве. Жену убили на месте, разнесли из автоматического пистолета. А дочь забрали с собой. Ей было всего лет пять. Все тогда думали, что это месть ФЛК, но в итоге оказалось, что это сделали какие-то монреальские бандиты, просто примазавшиеся к квебекскому движению. Конечно, Деклерка не допустили к этому делу – из-за личной заинтересованности, – но он не подчинился. С помощью тех же связей он провел свое расследование и нашел место, где держали девочку. Это было в лесах у реки Св. Лаврентия. Он пошел туда один, чтобы спасти ее.

Моника Макдональд сощурила глаза:

– И ему это не удалось.

– Нет, – сказал Скарлетт. – Она была уже мертва.

– Говорят, что он убил пятерых на том самом месте, – добавил Рабидовски. – Первого, когда он пошел за дровами, и еще троих, которые пошли его искать. Еще говорят, что он застрелил их из арбалета, бесшумно. Не знаю, правда ли это. Последнего он убил голыми руками, когда вошел в дом. Но дочь он не спас. Накануне у этих сволочей вышел спор, и те, кто победил, сломали ей шею тем же утром.

Моника только покачала головой.

– Поэтому Деклерк и вышел в отставку, – заключил Рик Скарлетт. – Он не выполнил приказ, а вы понимаете, что это значит.

Кэтрин Спэн добавила:

– Было проведено внутреннее расследование. Как обычно, у него не было адвоката, и ему назначили защитника. Это был Франсуа Шартран.

– Комиссар?

– Тогда он еще был инспектором.

– И что случилось?

– Деклерка оправдали. Симпатии были на его стороне, но с работы ему пришлось уйти.

– Теперь Шартран – комиссар, – сказала Спэн. – А Деклерк вернулся. Интересно, так ли он хорош, как говорят?

– Увидим, – сказал Рик Скарлетт.

Рабидовски кивнул, но на губах его была усмешка.

Спэн повернулась к нему:

– Ты что-то знаешь, Эд? Давай, выкладывай. Мы четверо знаем, что делаем здесь. А что делаешь ты?

– Осуществляю огневую поддержку. Я уже говорил, что знаю об оружии больше вас всех.

– А я уже говорила: давай проверим.

– Погоди.

Рабидовски залез в свой шкафчик и достал оттуда пиджак. Моника Макдональд посмотрела на Спэн, потом перевела взгляд на стриженый затылок Рабидовски.

– В чем дело, Эд? Ты боишься проверить ее?

– За просто так не хочется, – бросил тот.

– Десять долларов, – сказала Моника.

– Кто разобьет?

– Пускай будет он, – Спэн кивнула на Рыжего Льюиса.

– Ладно, – сказал Рабидовски. – Изложу условия задачи. Мы говорим об оружии, так?

Кэтрин Спэн кивнула.

– Тебе дали команду из четырех стрелков, и нужно, чтобы они простреливали все пространство вокруг. Скажи, чем ты их вооружишь.

– Сперва ты. И укажи причины.

33
{"b":"40699","o":1}