ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кэти, сколько здесь было этой дряни?

– Где-то полторы унции.

– Хранение наркотических веществ, Ракстроу.

– Не докажете. Я иду звонить адвокату.

– Звоните. Наркотики здесь, вы здесь.

– Ваших показаний недостаточно.

– Это вы будете объяснять судье.

Несколько секунд Ракстроу думал. На всех пальцах у него были массивные перстни. Его мощная фигура была втиснута в элегантный костюм с зауженной талией. К верхней губе будто приклеены тонкие усики, которые теперь презрительно топорщились.

– Ладно, – сказал он наконец. – Поговорим наедине.

– Где? – спросил Скарлетт.

Негр указал на туалет справа. Они с Риком прошли туда, закрыв за собой дверь.

– Зачем вам Джонни? Вы знаете, что он мой кузен?

– Знаю.

– Так в чем дело? – Ракстроу сел на раковину, поставив одну ногу на унитаз.

– Одну из его подружек зверски убили. Мы ищем, кто бы это мог сделать. Известно, что Харди был ее сутенером и снабжал ее наркотиками.

– Ладно. Вы не трогаете меня и ребят, а я через пару дней сведу вас с Харди.

– А где он сейчас?

– Сперва договоримся.

Рик задумался. В такую же игру они играли с индейцем – и проиграли. Но сейчас игрок был другим.

– Предлагаю так. Мы забираем этих двоих, а остальных отпускаем. Их мы отпустим только после встречи с Харди.

– Слушай, начальник, пойми мое положение. У меня турне по сорока городам, и этим парням нужно играть. Они не могут сидеть в кутузке. Вот смотри, – он достал из кармана график. – Ты знаешь, где я буду, и знаешь, что я никуда не денусь. Не трогай их.

Скарлетт поглядел на бумагу.

– Ладно, пойдем на компромисс. Забираю только порошок. И еще – в качестве выкупа я хочу одну из этих масок.

Ракстроу нахмурился:

– Вы не знаете, что просите. Каждой из них больше ста лет. Это уникальные вещи.

– Тогда я возьму две. Иначе потребую таможенную декларацию. Они ведь не здесь сделаны.

– Это произведения искусства. На них не заполняют декларацию.

– Значит, вы не платили налог. Повод найдется.

Ракстроу вздохнул.

– Так где Харди?

– В Лос-Анджелесе.

– Что он там делает?

– Ищет новые записи.

– Когда вернется?

– Не знаю.

– Ладно. Достанете нам Харди – отдаем маски и снимаем все обвинения. Не достаете – привлекаем всю вашу контору. Согласны?

– Черт. Ладно, согласен.

Они вышли из туалета. Скарлетт и Спэн записали имена всех присутствующих и собрали весь рассыпанный порошок, какой смогли. Потом Скарлетт прошелся вдоль шеренги масок и выбрал черного демона с издевательски высунутым языком. Когда он брал маску, она едва не выскользнула у него из рук.

– Боже! – крикнул Ракстроу. – Вы что, не можете осторожнее? Это же культура моего народа! И дерево здесь не простое.

Скарлетт знал. Это было резное черное дерево.

Новые подарки

Пятница, 5 ноября, 24.22

Роберт Деклерк вернулся домой, когда Женевьева уже спала. Он долго стоял в дверях спальни, слушая мерное дыхание жены. Его тень падала на постель, как будто там лежал кто-то еще. Другой мужчина.

Он подумал, как давно они не занимались любовью. Внезапно на него нахлынуло отчаяние, и в этот краткий миг он от всей души пожалел, что вернулся в полицию. Ему хотелось, чтобы она сейчас проснулась, и они любили бы друг друга всю ночь, не думая, что чуть свет ему придется вставать. Хотел потом лежать с ней рядом и болтать о всяких пустяках. Хотел закончить книгу о первой мировой войне. Хотел... «Да, если бы желания были лошадьми, все бедняки ездили бы верхом», – подумал он.

Отвернувшись, он вышел в холл. Он привез с собой из штаба несколько пачек документов, чтобы поработать с ними дома. Теперь бумаги, казалось, стали в десять раз тяжелее. Он едва дотащил их от машины. Голова у него болела, а ноги будто налились свинцом.

Весь день Деклерк анализировал результаты облавы. С каждым новым арестом в его кабинет поступали отчеты и протоколы допросов. К концу дня он пришел в уныние только от одного количества ненормальных и преступников на улицах города.

«Завтра. Разберусь со всем этим завтра», – подумал он и вспомнил, что завтра уже наступило.

Он перетащил бумаги в теплицу, думая, не найдут ли этой ночью очередную жертву Охотника.

Среди бумаг он обнаружил выписанную им справку о гематомании. Никогда раньше он не знал, что вампиризм имеет медицинское подтверждение. Некий Джон Джордж Хейг, совершивший в 1949 г. восемь убийств, набирал из шеи каждой жертвы по бокалу крови и выпивал ее. "Может, Охотник тоже страдает этим? – подумал он. – Нужно поискать сообщения на эту тему".

На столе он заметил стопку из пяти книг, которых не было утром. Все книги были в роскошных кожаны переплетах и поддерживались двумя бронзовыми подставками, одна из которых изображала улыбающегося толстяка.

Деклерк раскрыл одну из книг. Это были: "Лучшие романы о Ниро Вулфе[39] ". На первой странице красовалось изображение великого сыщика, сидящего в своей теплице среди орхидей и ждущего, без сомнения, возвращения верного Арчи Гудвина. Напротив красивым почерком его жены было выведено: «Лучшему сыщику из всех. С любовью. Женевьева».

Суперинтендант улыбнулся. Он помнил, что она сказала ему утром. «Прошу тебя, относись к этому легче».

– Хорошо, – прошептал он. – Я попробую.

Он вышел из теплицы в гостиную. Он знал, что, несмотря на усталость, не сможет сразу заснуть. Сначала ему надо успокоиться.

Он нашел среди пластинок вальс Шопена, поставил звук на минимум и сел перед проигрывателем. Через три минуты он уже спал.

* * *

12.55

Бывают удачные дни и не очень. В жизни всегда так.

Моника Макдональд и Рыжий Льюис вернулись в штаб только без двадцати час. Большую часть дня они снимали показания с рокеров, задержанных в клубе "Железных черепов". Потом опять выехали на операцию и до вечера задержали еще шестерых подозрительных. Все это их совершенно вымотало.

– Увидимся в восемь, – сказал Льюис.

– До скорого, – Моника села в свою "Хонду" и уехала.

Ее путь пролегал мимо ночного клуба "Киска". На входе красовалась неоновая надпись: "Наши девочки снимают все".

56
{"b":"40699","o":1}