ЛитМир - Электронная Библиотека

Она подержала девушку еще немного, потом осторожно отстранила.

– Ты не отступишь, дорогая?

– Нет, – прошептала Кристал.

– Отлично. Тогда возьми еще кокаину.

Вернувшись в комнату с масками, Сюзанна распахнула среднюю дверь в стене слева от окна. За дверью открывалась спиральная лестница, уходящая вниз.

– Пойдем, – позвала она. – Я хочу показать тебе кое-что интересное, – ее вкрадчивый голос манил, обещал удивительные приключения.

Они спустились вниз по железным ступенькам, мимо первого этажа в подвал. Сюзанна открыла потайную дверь, и из черного провала за ней дохнуло холодом и сыростью.

Откуда-то снизу доносилось журчание текущей воды. Пока Кристал с замиранием сердца вглядывалась в темноту, Сюзанна зажгла факел и начала спускаться по ржавой железной лестнице.

Волей-неволей Кристал пришлось следовать за ней.

Каменная стена, вдоль которой они лезли, покрылась плесенью от сырости. Когда лестница закончилась, они продолжили спуск по полустертым каменным ступеням.

Кристал отсчитала двадцать шесть ступенек, когда ее приковал к месту вопль, полный ужаса и боли.

Невозможно было понять, откуда исходит этот звук, и что за существо его издает. Казалось, он окружал их со всех сторон.

Кристал повернулась, чтобы бежать, но Сюзанна поймала ее за руку.

– Смотри, – сказала она.

Она подняла факел, и Кристал увидела, что они находятся в коридоре, пол и стены которого выложены плитками. Впереди коридор уходил в непроглядную темноту. Слева от них была закрытая деревянная дверь, а справа – пять темных отверстий, из которых и доносился пугающий звук.

– То, что ты слышишь, – пояснила Сюзанна, – это ветер с Миссисипи. Мы находимся в тоннеле контрабандистов, прорытом еще в семнадцатом веке.

Сюзанна сунула факел в одно из отверстий, и Кристал увидела в конце его отблеск воды.

– Видишь? Это подземная река, впадающая в Миссисипи. Когда-то этим путем плавали французские пираты, но теперь входы в реку закрыли стальной решеткой.

– Ты это хотела мне показать? – спросила Кристал. Теперь ей было стыдно за свою трусость.

– Нет. Я хочу показать тебе вот это, – Сюзанна открыла деревянную дверь и отошла, пропуская Кристал вперед.

– А что там? – Кристал ничего не могла разглядеть в темноте, пока ее спутница не зажгла факелы, укрепленные справа и слева от двери.

Кристал застыла на месте, чувствуя, что волосы у нее на голове становятся дыбом. Никогда еще она не видела инструментов, подобных тем, что украшали стены этой адской комнаты.

– Это же камера пыток! – воскликнула она.

– Именно, – сказала Сюзанна и громко рассмеялась.

Комната размером двадцать на тридцать футов была высечена в камне. По одной стене, как серая вена, тянулась каменная труба, обвитая паутиной. Перед очагом стояла жаровня, на которой еще тлели угольки. У противоположной стены высилась средневековая дыба, колеса и зажимы которой дрожали в неверном свете факелов. В углу раскрыла объятия Железная Дева, в распахнутой груди которой блестели десятки стальных лезвий. В панике оглядываясь, Кристал видела то череп, скаливший зубы над дверью, то длинный ряд плеток и бичей всех видов на стене, то начищенные до блеска ножи, иглы и скальпели, разложенные на низком столике слева. И что хуже всего, она видела Сюзанну, закрывающую собой выход. В факельном свете колечки в ее промежности тускло поблескивали.

– «Нож! Хватай нож!» – кричал рассудок Кристал, пока ветер за спиной Сюзанны продолжал свой бесконечный стон.

Кристал кинулась к столику и повернулась, держа в одной руке тяжелый нож мясника, а в другой короткий ножик для снятия кожи.

Сюзанна широко улыбнулась ей.

– Дорогая, ты великолепна. Что за сцена!

– Я хочу выйти отсюда, – прошипела Кристал сквозь сжатые зубы.

– Отлично, – Сюзанна не сдвинулась с места. – Значит, это производит впечатление. Отлично, дорогая. Я к этому и стремилась.

– Но для чего это нужно? Скажи мне.

– Кристал, Кристал! – Сюзанна покачала головой. – Я здесь работаю.

– Работаешь?

– Конечно, глупая. А ты что подумала?

– Какой же работой можно заниматься в таком месте?

– Такой, которая приносит сто тысяч за две недели. Работой по отпущению грехов.

– Иди к черту! – крикнула Кристал. – Выпусти меня отсюда!

– Что же тебя держит? У тебя ножи.

Девушка поглядела на острые, как бритва, орудия у себя в руках. Потом быстро вскинула голову, опасаясь подвоха. Сюзанна не двинулась с места.

– То, что ты видишь, дорогая – и то, что тебя так испугало, – это всего-навсего воплощенная фантазия мазохиста стоимостью в миллион долларов.

Кристал тряхнула отяжелевшей от наркотиков головой.

– Но кому это может понравиться?

– Да, это вопрос... и он показывает, что ты плохо знаешь мужчин.

– Так объясни мне, – сказала Кристал. И положила ножи.

* * *

Мужчина с чемоданчиком, прикованным к запястью, думал о своем кролике.

Он сидел в кресле у стены танцевального зала, окруженный роскошью "Рекс-Болла", и смотрел на кавалеров в шикарных галстуках и дам в вечерних платьях.

В 12.41 он поглядел на часы и ощутил дрожь предвкушения. Эта дрожь заставила его вспомнить.

Вспомнить, как он обожал в детстве забраться к матери на колени и уткнуться лицом в ее большие теплые груди. Как она целовала его и прижимала к себе так крепко, что даже становилось больно. Иногда это происходило в жаркие дни, и тогда она снимала с себя одежду, и он вытягивался на постели рядом с ней, приникая к ее горячему телу. Тогда она смачивала те тайные ложбинки, о которых он не мог думать без замирания сердца, его любимыми духами, и он едва не терял сознание, вдыхая аромат ее кожи.

Конечно, это происходило только тогда, когда отца не было дома.

Отец не выносил этого.

"Я не позволю тебе вырасти маменькиным сынком!" – орал он каждый раз, когда заставал их. А это случалось довольно часто.

Тогда мать вдруг притворялась рассерженной и больно шлепала его. Зажимала его голову между ног и, взяв с туалетного столика щетку для волос, она била его по заднице, пока он не начинал плакать. Он пытался вырваться, но ему это никогда не удавалось. Шею его сжимали ее мягкие бедра, и от нее еще сильнее пахло духами.

8
{"b":"40699","o":1}