ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я подумала о том, какие одушевленные пальцы у этого мужчины, способного на такие потрясающие чувства, о которых большинство даже не догадывается.

– Ты сможешь, конечно, сможешь, – терпеливо уговаривала я Лайама, когда он усомнился, сможет ли дальше рассказывать мне эту историю, которую столько лет хранил в себе.

Лайам быстро берет себя в руки и решительно продолжает. После того как соседка неожиданно вычеркнула его из своей жизни, он ни с кем не мог построить серьезные отношения.

Мне становится жаль его, бедняжку. В мире столько боли! Сдерживаю себя – а так хочется перескочить через стол и погладить его лицо! И тогда я определяю главную цель своей жизни: во что бы то ни стало я должна добиться, чтобы этот мужчина доверил мне сердце. В конце концов, я ведь не такая, как все женщины, – я Эб Фэб. Улыбаюсь, вспомнив автора своего нового прозвища. Мой босс принадлежит к абсолютно другому миру, в настоящий момент представляющему угрозу для моего счастья и психического здоровья. Потрясающе, насколько приятные люди работают в этом «губительном» месте. И меня там называют Эб Фэб – это так забавно! «Эб Фэб, принеси, пожалуйста, факсы!» Так хочется поделиться этими мыслями с Лайамом, но не прерывать же его. Теперь он вспоминает, как в детстве проводил лето.

Родовое имение семьи Лайама находится в Провансе, и клянусь, он сказал, что с удовольствием отвезет меня туда летом, ведь в хорошую погоду это место напоминает рай на земле.

Меня переполняет ненависть к той глупой ужасной женщине, которую он полюбил, а она не смогла достойно оценить его чувства. Я же, напротив, готова всем своим существом доказать ему, что умею любить гораздо сильнее, чем она. Уверена, она никогда не была в его доме в Провансе. Ха-ха! Один – ноль в пользу Лейн Силверман!

Но конечно же, все это не так серьезно! Естественно, я не могу влюбиться в мистера Прямо Сейчас Рикошета. И совершенно очевидно, не поеду в Прованс! Честно говоря, мне совсем не нравится загородная жизнь (хотя там можно носить классные летние сарафаны, что абсолютно исключено в городе). Я ни капли не влюблена в Лайама!

В этот раз он заказывает на десерт теплый шоколадный пирог со сливками и спрашивает, не хочу ли я съесть его у меня дома.

К нему мы пойти никак не можем, потому что неожиданно приехал его отец. «Конечно, мы могли бы поехать и ко мне, но тогда нам придется с ним поделиться».

Лайам настолько изобретателен, что, видит Бог, мне не терпится узнать, что он придумает с десертом, но я так стыжусь своей маленькой грязной квартирки, что готова отказаться от поставленной цели.

– Конечно, мы можем ко мне поехать. – Слова произносятся сами собой, я слышу их как бы со стороны.

Потом я чувствую, как сажусь в такси, потом замечаю, что шофер по имени Омар Туама, как написано на табличке, с удовольствием смотрит в зеркало заднего вида, потом снова ощущаю на лице горячее дыхание Лайама, затем его губы, языки... вау!..

Когда мы вошли в подъезд, Лайам даже бровью не повел при виде обшарпанного холла – здесь нет ни дивана, ни кресел, ни даже стола. Он спокойно отнесся и к едва работающему лифту, и даже к моей крошечной квартирке. Не могу сказать, что меня уж очень волновала его реакция, ведь это наша последняя встреча. Лайам же заметил, что я прекрасно организовала пространство и вообще моя квартира – прелестна.

– Это ты прелесть, – отвечаю я комплиментом на комплимент и направляюсь на кухню. – Я иду за ложками.

– Не нужно никаких ложек, – тянет он меня назад.

И несмотря на то что я считаю себя вполне осведомленной в использовании теплых шоколадных пирогов со сливками, должна признать, что даже и не представляла себе, насколько разнообразна область их применения.

Вы можете думать все, что угодно, но ни капли сливок и ни крошки пирога не пропали даром – Лайам оказался большим специалистом в шоколаде и любовных играх. На этот раз я снова засыпаю обнаженной, и мне, чтобы согреться, не нужно фантазировать о времени, проведенном с Лайамом. Он сейчас действительно рядом со мной, и мне тепло и комфортно (хотя клянусь, я твердо решила, что больше этого не повторится). Лайам обнимает и нежно поглаживает меня, его губы задерживаются около моей шеи, затем приближаются к уху, я чувствую его горячее дыхание, и он шепчет:

– Ты просто потрясающая женщина.

И потрясающая женщина засыпает рядом с не менее потрясающим мужчиной.

Три часа спустя я открываю глаза, поворачиваюсь и пристально смотрю на чудо, оказавшееся в моей постели. Лайам просто прекрасен, он так уютно завернулся в мой плед из искусственного меха, что я не могу устоять, наклоняюсь и начинаю нежно целовать его – сначала в шею, затем продвигаюсь к щеке и, наконец, в губы. Он даже не думает протестовать и ворчать «Я сплю!», как это делали в прошлом многие «не ставшие моими единственными» приятели.

Я так и не могу разобрать, что именно говорит мне Лайам. Видимо, он использует язык изголодавшихся друг по другу любовников, который понимаем только мы одни. Я даже не умею этого объяснить, потому что ни единая пара до нас не чувствовала ничего подобного. И это истинная правда! И очень жаль, что продолжения больше не будет.

9

ПЛАН «Б»

В течение следующей недели мне все сложнее и сложнее работать над заданием «Космо». Мужчины вокруг становятся безликими, и я их почти не замечаю. Причина в том, что мой план провести одну-единственную ночь с Лайамом и забыть о нем полностью провалился. Я отчетливо осознаю это, в очередной раз наслаждаясь обнаженным телом моего возлюбленного – какие же все-таки у него красивые длинные ноги и крепкие ягодицы! Позади огромное количество выпитого вина и четыре часа удовольствия, сопровождаемого стоками, – я смотрю на своего спящего вундеркинда, и мне в голову приходит потрясающая идея. Ну надо же! Почему потребовалось так много времени, чтобы найти выход из сложившейся ситуации, ведь решение было очевидным и смотрело мне прямо в лицо (а также в другие части тела, не буду упоминать, какие именно)! Лейн Силверман спасет положение и сохранит рассудок!

Я тихонько подхожу к компьютеру и пишу письмо Карен – моему редактору в «Космопслитен». Предлагаю изменить тему материала – написать о том, что своего единственного можно встретить там, где меньше всего этого ожидаешь. А поскольку я тороплюсь и очень возбуждена, то добавляю еще пару аргументов личного и профессионального характера – мне кажется, что они звучат убедительно и никого не оставят равнодушным. Оглядываюсь на Лайама (трогательно что-то пробормотавшего во сне) и, налив бокал вина, снова перечитываю письмо. Просто поразительно, насколько точно мне удалось выразить в словах свои чувства! И я быстро нажимаю на кнопку «отправить».

Это мое письмо достойно пера известного, не раз отмеченного призами журналиста. Интересно, а какой именно приз может получить журналист? Нобелевскую премию или, может быть, Пулитцеровскую? Что бы это ни было, Лейн Силверман уже на пути к ней! И я возвращаюсь к своему возлюбленному. Мистер Прямо Сейчас Рикошет становится для меня мистером Идеальным Мужем.

И вот в семь часов утра меня будит сигнал компьютера – по электронной почте пришло письмо. Осторожно выскальзываю из объятий Лайама, подхожу к компьютеру – и что я вижу? Карен совсем по-другому представляет себе ситуацию. Почему она не спит в такую рань? Может быть, она сидит и ждет, когда я откажусь от этого материала, чтобы с точностью до секунды зафиксировать время. У нее, наверное, даже в ежедневнике отмечено: семь часов утра – проверить, нет ли писем от неудачницы Лейн Силверман.

Лейн!

Я, конечно, польщена, что ты считаешь меня самым замечательным, разумным, фантастическим и непредубежденным редактором из всех, с кем тебе приходилось работать. Но, как мне ни жаль, ты должна придерживаться первоначального плана. Судя по твоему описанию, о таком парне, как Лайам, можно только мечтать, а «настоящий британский акцент» делает его просто неотразимым. И все же, дорогая, тебе придется забыть о нем на некоторое время. А если это действительно «неземная» любовь, то, возможно, вы сможете соединиться в следующей жизни. Думаю, что выражение «жертвовать собой ради искусства» очень подходит к твоей ситуации. Надеюсь, ты не сочтешь меня бессердечной стервой. Если же все-таки ты хочешь написать об отношениях с Лайамом, я готова заплатить тебе небольшой гонорар за идею и поручить материал другому автору. Ничего большего сделать не смогу. В конце концов, ты пишешь для «Космо», а не для какой-нибудь газетенки, которую раздают в супермаркете. Поэтому подумай хорошенько, прежде чем принять решение.

Правда, судя по тому, что ты сообщила мне о состоянии своих счетов за электричество, кабельное телевидение, покупки в магазине «Сакс» и кредита по «Визе» Ситибанка, думаю, ты все же предпочтешь не отказываться от материала. Тебе решать, дорогая!

Всего наилучшего.

Карен
36
{"b":"407","o":1}