ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как работать на идиота? Руководство по выживанию
Слова, из которых мы сотканы
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Эффект чужого лица
Ответ перед высшим судом
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Код да Винчи 10+
Какие наши роды
Папа, ты сошел с ума
A
A

– Деньги – это еще не все. То есть приятно, конечно, в начале сезона пойти в «Бергдорф» и накупить себе вещей из новой коллекции, не дожидаясь распродажи. И не мечтать о чем-нибудь, откладывая деньга, а к тому моменту, когда скопишь достаточно, узнать, что вещь уже продана. Но деньги все-таки не самое главное! Идея совместной борьбы – хороший способ разнообразить семейную жизнь. Помнишь фильм «Завтрак у Тиффани», сцену, где они в масках? Это так здорово!

– Лейн! Прекрати немедленно! Это не кино! Это реальная жизнь! Я не могу оплачивать все счета из своего кармана! И ни у одного из нас нет богатого покровителя, который взял бы на себя наши расходы.

В словах Джоан есть определенный смысл. Богатый покровитель – это было бы неплохо! Никогда раньше не задумывалась о такой возможности. Не испытывай я материальных затруднений, отказаться от материала для «Космо» было бы гораздо проще.

– А что обо всем этом думает Питер? – спрашиваю я. Он всегда был для нас как второй отец.

– Он говорит, что никогда не откажется от мечты. Считает, что я слишком давлю на него, мол, без музыки он – ничто. И не может быть вместе с женщиной, которая этого не понимает. Потом, он тоже устал от наших постоянных ссор, говорит, что никогда не будет таким практичным, как я. В общем, это наше совместное решение – так лучше для нас обоих.

Что это? Они разрушают любовь ради практичных подходов к жизни? Неужели правда? Ведь любовь сметает все преграды, разве не так? Они вместе уже пять лет, и Джоан любит Питера. Просто так бросить все – это же просто сумасшествие!

– Ты уверена, что больше не дашь ему шанса?

– Я делала это уже миллион раз. – Джоан отпивает кофе с таким видом, как будто это может спасти ей жизнь.

– Знаешь, по-моему, вы приняли решение, наговорив друг другу много гадостей. Но на самом деле вы так не думаете. Оставайся у меня сегодня вечером, тебе нужно успокоиться. Уверена, утром посмотришь на все по-другому.

– Спасибо, Лейн. Я с удовольствием переночую у тебя. Но думаю, утром ничего не изменится. Как хорошо, что у меня есть работа и ты, моя лучшая подруга. Иначе я бы оказалась у разбитого корыта. Мне даже представить страшно, как можно расстаться с любимым человеком и осознать, что на этом закончилась твоя карьера и оборвалась связь со всеми друзьями. Вот почему, кстати, я всегда горжусь тобой, Лейн! Как бы одинока ты ни была и с кембы ни встречалась – а я-то знаю, как ты можешь терять голову от парней, – ты никогда не пренебрегаешь своей карьерой! И пусть я редко говорю тебе это, но ты молодец!

А знаете, Джоан права. Я, конечно, раньше часто жаловалась на жизнь и долго не могла принять правильное решение. Но, в конце концов, всегда брала себя в руки и продолжала отправлять материалы в журналы, усердно работая над скучными бессмысленными статьями, которые мне поручали. Меня часто хвалят за настойчивость, а сама я никогда этого не замечаю! Но это правда! Много ли вы знаете людей, которые поднимаются утром и сразу начинают работать – если у них не только нет заказа на эту работу, но даже надежды получить его? Я действительно очень много сил отдала профессии, и карьера всегда имела для меня огромное значение!

А вдруг я здорово рискую в этой истории с Лайамом? Я же никогда не сомневалась, что Джоан и Питер – идеальная пара! И всегда некомфортно чувствовала себя с ними в ресторанах – эти двое постоянно шептались и целовались. И каждую ночь они проводили вместе! То, что происходит сейчас, так странно! А если у нас с Лайамом тоже ничего не получится? Вдруг я обнаружу однажды, что провалила задание и этим разрушила свою карьеру, а мы с Лайамом расстаемся?

Нет, исключено, такого просто быть не может!

И я понимаю, что поступила правильно, не отправив то письмо Карен! Я все-таки напишу эту статью, обязательно сделаю это! Я всегда была находчивой, и мне не составит труда справиться со сложным положением! Но сначала нужно заняться более важным вопросом – проблемой Джоан!

Весь оставшийся день мы проводим, занимаясь делами, обычными в ситуации, когда кто-то из подруг переживает разрыв с возлюбленным (если только эта подруга не я – тогда я обычно сижу на кушетке и рыдаю над фильмом «Золушка»). Мы пьем вино, много вина, и говорим всякие гадости о Питере: что вместо нижнего белья он носит бикини, слюнявит подушку во сне и, перед тем как лечь спать, обязательно звонит матери, чтобы пожелать ей спокойной ночи.

Когда подобное времяпрепровождение перестает казаться нам забавным, мы идем делать педикюр, разглядываем журналы и обсуждаем знаменитостей. Потом я предлагаю съесть что-нибудь калорийное, но Джоан не верит, что такая еда поднимает настроение (ее родители были хиппи и кормили ее натуральной пищей: зеленью и кускусом). Поэтому в итоге мы берем еду в китайском ресторане и, сидя дома, смотрим глупые фильмы для старшеклассниц – «Добейся успеха», «Десять причин моей ненависти» и «Это все она». Мы нанесли на волосы питательную маску и надели шапочки для душа.

– Нужно почаще это делать, – говорю я, пока Джоан наносит мне на лицо маску зеленого цвета.

– Знаешь, что было бы действительно забавным? – спрашивает Джоан.

– Что же? – интересуюсь я, и мне в рот попадает немного маски.

– Если бы мы в таком виде вышли на улицу, зашли в кафе и вели бы себя как ни в чем не бывало, будто у нас совсем не зеленые лица.

Хорошо, что Джоан начинает шутить, я готова выйти на улицу обнаженной, если это ее развеселит.

– А почему бык нет? – вопреки здравому смыслу заявляю я, покручивая на пальце связку ключей, словно уже готова выйти из квартиры, даже с зеленым, как огурец, лицом.

Мы ведем себя как дети и весело сбегаем вниз по лестнице. Джоан опережает меня (только потому, что я уступила, ну, вы понимаете, чтобы поднять ей настроение), и когда мы приближаемся к двери подъезда, я уже едва дышу. Мимо проходят люди. Да, о прохожих я и не подумала, только о ребятах в кафе, но те уже привыкли к моим странностям – ведь я неоднократно заходила к ним в пижамных брюках. К нам приближается немолодая пара. Они держатся за руки, а в глазах немой вопрос – не оставили ли мы мозги где-нибудь на дне банки с зеленой краской? Когда они подходят ближе, Джоан поворачивается ко мне.

– У меня все в порядке с лицом? – спрашивает она кокетливо. Я уже не в силах сдерживаться и, когда мы входим в кафе, смеюсь так сильно, что на моем зеленом лице хорошо видны белые полоски, размытые ручейками слез.

Мы решили сохранять серьезный вид и вести себя так, будто не происходит ничего необычного, но стоит одной из нас что-то сказать, и мы обе заливаемся смехом.

Парень за стойкой пытается шутить: «Боже мой, девушки, да вы позеленели!» Ничего оригинального, но мы все равно хватаемся за животы и падаем на колени, корчась от смеха. Я забыла, что у меня на лице маска, и прислонилась щекой к белой стойке, а потом, убрав голову, заметила, что на ней осталось зеленое пятно.

– Упс! – говорю я, увидев его.

Джоан показывает пальцем и пытается что-то произнести, но, похоже, совсем не может говорить, потому что снова заливается смехом.

– Тебе наплевать на меня! – кричу я ей, и мы начинаем кататься по полу в истерике.

– Эб Фэб, ты что, проверяешь на себе новый цвет? Он будет в моде этой осенью?

Мне послышалось, или кто-то сказал «Эб Фэб»? Но ведь так меня называет лишь один человек, и он не должен увидеть меня в таком виде – на полу, в пижамных брюках, похожую на соленый огурец в шапочке для душа.

Джоан первой поднимает голову и с готовностью человека, только что принявшего решение, которое в корне изменит всю его жизнь, встает с пола, протягивает руку и говорит:

– Рада снова вас видеть!

– Это для меня настоящее удовольствие, – отвечает ей молодой человек и смотрит при этом вниз, на меня.

– Привет, Том! А ты что здесь делаешь? – интересуюсь я, встаю и разглаживаю топ, как будто это единственное, что портит сейчас мою внешность.

– Я был в кинотеатре здесь поблизости, а потом вспомнил, как ты нахваливала бублики из этого кафе. Вот и решил зайти попробовать. Ты же знаешь о моем особом отношении к углеводам...

43
{"b":"407","o":1}