ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Том смотрит на фотографию Уитни, сделанную в стиле гламур – взгляд с поволокой, боа из перьев, – и его взгляд становится холодным.

– Проблем не будет. Все нормально. Давай вернемся к работе.

Она, должно быть, просто ужасна.

Я быстро печатаю синопсис статьи и отправляю письмо в «Мене хелс», там уже знают меня... по тысячам отказов в прошлом. Но я все равно надеюсь, тем более что в последнее время мне удалось сделать серьезный прорыв в карьере. Началось все с предложения «Космо» (немедленно начинаю думать, как справиться с поставленной задачей). Поэтому, чтобы придать себе вес, я упоминаю его, а также статью, опубликованную «Пост».

А вдруг теперь, стоит лишь захотеть, я получу любое задание? Только представьте, какие это дает возможности! Пустая стена в квартире скоро будет завешана вырезками моей колонки из «Вог» в рамках с нашими с Лайамом фотографиями (нет сомнения, места там хватит для нас обоих). Я размышляю, как хорошо будут смотреться рамки из красного дерева, когда мне приходит ответ.

Лейн!

Спасибо за присланный материал. Идея неплохая, но мы работаем только с ОЧЕНЬ опытными авторами, и боюсь, ты еще к ним не относишься. Похоже, сейчас у тебя много работы, поэтому я уверен: через пару лет мы сможем начать наше сотрудничество. Извини, может быть, я слишком прямолинеен, но сегодня мой почтовый ящик просто переполнен разными статьями, и я вынужден каждому автору сообщить о наших правилах. Поэтому предпочту не делать этого, а сосредоточиться на действительно безотлагательных вещах.

Всего наилучшего.

Джим

Да уж, давно я не получала такого отказа. Сразу же вспоминаю, как часто читала подобные письма раньше – одно за другим день за днем, и ко мне возвращается ощущение холодной пустоты внутри, из-за которого хочется улечься на кушетку и жевать все, что угодно, с содержанием жира не менее пятнадцати процентов.

Но потом я вспоминаю Тома и Джона, и похвалу Тома, и очень важное задание, которое мне здесь доверили (несомненно, этот проект в итоге может принести компании миллионную прибыль). И жизнь перестает казаться такой уж плохой. Уже не первый раз с тех пор, как я начала работать, мне удается найти позитивные стороны в своей жизни и сбалансировать негатив. И я этим очень довольна.

Мне не требуется много времени, чтобы взять себя в руки и восстановить ясность мышления. Обдумываю, какие именно издания может заинтересовать моя идея. Ну конечно, «Пост», я же заключила с ними контракт, и меня просили присылать что-нибудь новое. И вот теперь я вспоминаю об этой газете и направляю письмо редактору. У меня снова появляется надежда, и я думаю, как мне преподнести эту идею по телефону.

Ответ от редактора из «Пост» приходит очень быстро, энтузиазм по поводу моего предложения очевиден. В письме есть картинка – два больших пальца, направленных вверх.

Том ведет себя так, словно наш поход по магазинам – это еще один пункт из его расписания на день, но я думаю, затея взволновала и его.

Мы планируем посетить все лучшие магазины мужской одежды на Манхэттене в следующую пятницу и выбрать не только новые галстуки, но также костюмы, рубашки, туфли и все необходимое. Я уже успела договориться по поводу фотографа, и, конечно, нам обещали сделать подарки. Не думаю, что Том разделит мой энтузиазм в связи с этим. Просто, если в течение многих лет едва сводить концы с концами, начинаешь ценить подарки в магазинах, а имея много денег, воспринимаешь эти вещи как лишние, занимающие место в шкафу. Хотя нет, такого я не могу себе представить!

Том старается казаться довольным («Веди меня к подаркам!» – дразнит он меня). Пожалуй, мой босс быстро осваивает роль знаменитости на час. Он выглядит немного смущенным и сбитым с толку под взглядами прохожих (что всегда происходит, когда люди видят поблизости фотографа), но втайне получает удовольствие от перешептываний и обсуждений («Я видела его в каком-то фильме, или, может быть, это тот парень, из рекламы «форда»?»). Меня удивляет такой ажиотаж вокруг Тома – он не производит впечатления человека, на которого можно обратить внимание. Но именно это в нем и подкупает. Похоже, я только что осознала нечто важное.

Лайам, возглавляя огромную издательскую корпорацию, привык к подобным вещам. Наверняка он неприкрыто наслаждается вниманием к своей персоне – раздает автографы и всегда готов сказать что-нибудь интересное для прессы. Но Том – это не Лайам.

Я много думала и сравнивала их друг с другом, пока ходила в выходные по магазинам, изучая коллекции и выбирая вещи для Тома. И ничего не могла с собой поделать – рассматривая одежду и размышляя над такими интимными вещами, как размер талии Тома и длина его брюк, я постоянно представляла его обнаженным. А еще я чувствовала себя просто великолепно – так бывает, когда выбираешь одежду для своего бой-френда. Думаю, вы понимаете, о чем я, – мы говорим продавщице «О! У него очень длинные ноги!» или «Он никогда не рискнет надеть вещь с логотипом!», а она представляет себе потрясающего мужчину и с завистью изучает внешность покупательницы.

Есть, правда, одно «но» – Том не мой парень. Он мой босс – пусть очень милый, и мне довелось измерять обхват его бедер, но это ничего не меняет. И у него есть девушка. И естественно, у меня есть Лайам, который в последние дни проводит в моей постели гораздо больше времени, чем в своей. Ведь через два дня он улетает в Лондон и пытается оптимально использовать оставшееся время. По всей вероятности, я не переживу его отъезд, но пока не хочу об этом думать. Перерыв в наших отношениях может пойти мне на пользу. Или не столько мне, сколько моей карьере, потому что до сдачи материала осталось всего две недели, а я могу написать только о неудачном свидании, которое закончилось пренебрежительным поцелуем.

Когда Том вышел из примерочной в салоне Келвина Кляйна, я едва устояла на ногах.

– Вот это да! – Я не смогла придумать ничего другого и присвистнула, как сексуально озабоченный парень-строитель. Том выглядел просто поразительно: бледно-зеленая рубашка, галстук тоже зеленый, только немного темнее, темно-серый костюм великолепно сидит на атлетической фигуре (замечаю я с удивлением), подчеркивая все ее достоинства и образуя складки в нужных местах. Когда он поворачивается (расставив руки и уставившись на меня в ожидании реакции), я замечаю...

Думаю, вы уже поняли, что именно привлекло мое внимание – потрясающий зад.

Просто фантастический!

Конечно, он почти закрыт пиджаком, но даже по той части, которая видна, можно составить полное впечатление. И оно просто сногсшибательное! Знаю, знаю, что уже говорила это, но... вау!

– Ну и что ты думаешь? – спрашивает Том. Он немного смущен, но в то же время абсолютно уверен в себе – и выглядит просто великолепно.

Приятно передавать опыт, особенно человеку, абсолютно непохожему на вас, правда? Я сейчас говорю о друзьях и считаю, что мы с Томом действительно ими являемся. Не каждый босс поместит вашу статью в рамочку и повесит ее на стену. Раньше я особо не задумывалась об этом, ведь у меня почти не было начальников, с которыми я могла бы сравнить Тома. Но тогда он поступил очень мило, даже моя собственная мать не сделала этого. А как он выбрал место, чтобы я сразу, войдя утром в свой кьюбикл, заметила ее! Это было очень приятно!

– У меня от твоего вида просто дух захватывает, – говорю я и качаю головой, чтобы усилить эффект от сказанного. Стараюсь смотреть ему прямо в лицо, а не рассматривать с ног до головы его фигуру, которая, должна заметить, оказалась просто потрясающей. Да уж, счастливая эта его стерва в боа!

И все же Том меня ни капли не волнует! Лайам – вот кто настоящий «Рико Суаве» [14], его не нужно ничему учить. Но это как раз совсем не интересно, правда? В мире Лайама не может быть никаких преображений, потому что он изначально идеален. Но мы все равно веселимся, развлекаясь разными другими способами.

вернуться

14

Название известной песни певца из Эквадора Жерардо Меджейя, приверженца обтягивающих джинсов и банданы

47
{"b":"407","o":1}