A
A
1
2
3
...
47
48
49
...
68

– Правда? – спрашивает Том, неуверенно поднимая брови – как мило он выглядит!

– Твоя подружка наверняка растает, увидев тебя в таком виде.

И в этот момент Том замкнулся – он всегда так реагирует, когда всплывает эта тема: отвернулся и ушел в примерочную. Мне, пожалуй, не стоит больше говорить о его девушке, если он так расстраивается, но, с другой стороны, зачем он с ней общается, если она такая ужасная? Не думаю, что он из тех людей, кто готов многое стерпеть ради спокойствия родителей.

Интересно, может, кто-то из них при смерти и таким было последнее желание? Надо узнать, не в этом ли дело.

– Подождите минутку, нужно сделать снимок, – говорит наш фотограф Билл – постоянно жующий жвачку парень в бейсболке.

В этот момент я загораюсь творческими идеями и предлагаю сфотографировать Тома в кожаном кресле у колонны в самой обычной позе – он должен сесть прямо, немного согнуть спину и расставить ноги. Если я в чем-то и разбираюсь, так это в том, как мужчине выглядеть наилучшим образом. Билл соглашается со мной. (И это удивительно, потому что у фотографов всегда есть свое мнение. Обычно, слушая советы тех, кто считает себя знатоком фотографии, они лишь вежливо кивают и улыбаются.) Естественно, он просит Тома принять разные позы и делает несколько снимков, когда Том стоит (в этот момент он немного краснеет), и один – когда смотрит на часы (выглядит вполне профессионально).

Но, едва опустив руку, Том совершенно неожиданно смотрит прямо на меня, улыбается, а потом опять становится серьезным. Это поведение совсем не в его стиле. Могу представить, как оно раздражает его противную девушку и смертельно больного родителя, который так ее любит. Том заявляет:

– Я видел, как ты рассматривала мой зад.

В этих словах, самих по себе, не связанных с Томом, нет ничего особенного. Но он при этом так на меня смотрит, что я начинаю краснеть.

И прежде чем я успеваю осмыслить происшедшее – босс уличил меня в рассматривании его зада (вполне правомерно) и, кажется, ему это понравилось, – улыбка озаряет его только что серьезное лицо. Такое впечатление, что вся эта история мне привиделась.

Решаю воспользоваться всеми преимуществами свободных отношений и улыбаюсь в ответ. Ну вот, результат отрицательный.

– Спасибо. Это было на удивление приятно, – говорит он, не обращая внимания на фотографа, который делает еще несколько снимков.

– Не за что.

Том улыбается, кивает мне и исчезает в примерочной. Уже второй раз за этот день я чувствую необычайное удовольствие от того, что мы с Томом друзья. У меня никогда не было такого друга, как он. Ощущения совсем новые и очень приятные.

Одежда подошла Тому идеально, поэтому он решает купить все, а магазин, по согласованию с журналом, дает нам скидку в сорок процентов – отличная сделка! День продолжается, и мы идем дальше. «Пинк», «Брукс бразерс», «Барберри», «Бергдорф Гудман», «Эмпорио Армани». Том примеряет костюмы из тонкого твида, в клетку, в тонкую полоску.

Позже Том настойчиво будет приглашать меня пообедать, но я откажусь, сославшись на то, что «у меня уже назначена встреча» – на самом деле одно из двух оставшихся до отъезда Лайама многообещающих в сексуальном плане свиданий.

И в итоге ему удастся уговорить меня выпить бокал вина в дорогом баре «Пен-Топ» отеля «Пенинсыола». Решив пойти именно туда, сообщаю Тому, что размер счета все равно будет как за целый обед. Но он может позволить себе такие расходы, поэтому совершенно не важно, что я решила столь расточительно закончить день, когда и так были потрачены немалые суммы.

А сейчас, если вы позволите мне немного отвлечься, я хотела бы похвалить себя за то, что никому на работе, даже Тому, не рассказала о Лайаме. Удержать это в секрете было очень сложно, ведь вы знаете – офис и сплетни неразделимы (особенно те офисы, где работают джоны и тиффани, похожие на наших). И нужно признать, когда мы счастливы, то хотим, что бы целый мир знал об этом. Не думайте, что мне так легко удавалось сдерживаться и не хвастаться после каждого удачно проведенного вечера.

Это Джоан заставила меня пообещать, что я никому не расскажу о Лайаме: «На тот случай, если с ним ничего не выйдет и ты все-таки начнешь встречаться с кем-нибудь с работы».

Не думаю, что это вообще возможно, просто не хочу смешивать два отдельных мира – две части своей жизни. Они не совместимы так же, как ткани в полоску и в горошек.

Но стоит только столкнуться с сотрудниками вне офиса, как вы непременно начинаете говорить о личной жизни, чего делать, конечно, не следовало бы. Том сидит передо мной в старом костюме. И хотя выглядит не столь сексуально, как в новом, эта одежда некоторым образом отражает его внутреннее «я». Для меня он снова стал прежним, знакомым Томом. Думаю, он чувствует себя также, потому что опять начинает иронизировать и улыбаться уголком рта.

– Я как Джулия Роберте в «Красотке»; правда, у меня нет рыжих волос, потрясающих ног, ну и, естественно, я не сплю с Ричардом Гиром, – говорит он. И я очень рада, что у нас с Томом сложились такие хорошие отношения. Не сомневаюсь, они не прервутся, даже когда я уйду из «Смит Барни». Это факт!

– Ну и ты же не проститутка, или есть что-то, о чем я не знаю? – спрашиваю я.

– Но у меня же не назначена какая-то таинственная встреча...

– В ней нет ничего таинственного.

– А что тогда? Еще одно замечательное журналистское задание? Переодевание мужчин по всему городу, чтобы они выглядели именно так, как тебе нравится? Ты планируешь нанести нам решающий удар, не так ли? Не торопясь, одного за другим, заставишь каждого одеваться в соответствии с твоим вкусом. – В этот момент он машет рукой, будто я делаю нечто экстраординарное, как в сериале «Зона тьмы».

– Нет, я просто встречаюсь с Ла... – Я останавливаюсь на полуслове, хотя Том достаточно умен, и, что бы я ни сказала дальше, он поймет. – Я встречаюсь с парнем, который много значит в моей жизни.

Вот черт! Я начинаю паниковать, у меня потеют ладони. Не понимаю, в чем причина. Ведь я больше не планирую встретить мужчину моей мечты в «Смит Барни», а значит, меня не должно волновать, что станут известны подробности моей личной жизни. Но почему-то переживаю по этому поводу.

Стоит только вымолвить слово, и все будут знать, что у меня есть возлюбленный. К тому моменту когда эта новость пройдет через жернова офисной мельницы слухов (говорят, больше всего любят смаковать подробности чужой личной жизни сотрудники отдела по работе с персоналом), окажется, что я замужем и у меня есть дети. Но вино уже немного ударило мне в голову. Может, это и неплохо, потому что я расслабляюсь и понимаю, что Том не относится к разряду сплетников. Не могу представить, что он стоит у автомата с питьевой водой и обсуждает что-нибудь или тем более кого-нибудь. Все в порядке, так почему же меня мучат сомнения?

– Лейн, я и не подозревал, что ты с кем-то встречаешься, – говорит Том, и я понимаю, что впервые за долгое время он назвал меня по имени. Не знаю, что меня подтолкнуло: было ли мне важно мнение Тома (потому что все мои знакомые относятся к нему негативно), или возникло желание еще больше с ним подружиться, но я решила рассказать все.

Начинаю говорить и не могу остановиться. И, сама того не желая, рассказываю, какой Лайам обаятельный, знает, куда меня нужно отвести и что именно следует сказать. Я люблю его так сильно не только за это, но не могу обсуждать интимные вещи, касающиеся лишь нас двоих. Том задает мне вопросы, отражающие его подлинный интерес. Где вы познакомились? Как долго встречаетесь? Как он к тебе относится? Он гордится твоими успехами? Но мои ответы не комментирует, а просто слушает и кивает.

Его поведение только усиливает мое желание поболтать, и я рассказываю Тому, что всю жизнь мечтала встретить такого мужчину, как Лайам, и боялась, что мне не суждено найти своего единственного. И еще обо всех ночах, которые я провела в одиночестве в прошлом.

– Поверить не могу, что ты когда-то была одна, – говорит Том, и это замечание кажется мне очень милым.

48
{"b":"407","o":1}