ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, конечно. Давай пойдем в «Резервуар», – предлагаю я небольшой бар поблизости.

Я совсем не изменилась: несмотря на неприятный запах, исходящий от меня, решаю не пользоваться дезодорантом. Меня ждет грустное мероприятие (с одной стороны, нежелательное, а с другой – хорошо обдуманное, раз я понимаю это).

К началу завтрашнего дня я должна выработать новый план и, что более важно, новое отношение к жизни. Но сейчас единственное, что меня волнует, – это желание напиться. Нужно разбираться с каждым вопросом в отдельности. Но уж с одной-то из задач я наверняка справлюсь. А опыт прошедшего месяца научил меня, что любой успех окрыляет, даже самый незначительный.

Бар набит битком. Середина недели, вечер – люди зашли пообщаться после работы и кого-нибудь подцепить. Кажется, что я одна из них, но сегодня нас разделяет колоссальная пропасть.

Когда вы расстаетесь с любимым человеком, то забываете о повседневных заботах, которыми обычно заняты мысли: чистоте, рабочих проектах и даже еде. На их место приходит потрясающее ощущение жизни без ответственности – уровень свободы, доступный, наверное, только душевнобольным. И поскольку меня сейчас ничто не волнует, я могу составить хорошую компанию Джен. Я не буду реагировать на ее слова, даже если она скажет, что «Перл Джем» лучше «Нирваны» (на эту тему я обычно могу спорить до смерти), соглашусь на любое ее предложение: «Давай сядем рядом с этими симпатичными парнями!» или «Почему бы нам не сыграть в пул?». Я не буду комментировать лишний вес, набранный ею за это время, прическу «под Рейчел» [15], хотя прошло уже десять лет с тех пор, как она перестала быть модной, или спрашивать, почему она так долго не звонила.

Джен беспокойно ерзает на высоком барном стуле. На ее лице появляется выражение, свидетельствующее, что она встретилась взглядом с мужчиной. Да уж, помню, с каким удовольствием я так же проводила время – еще до того, как все мои мечты и надежды рухнули.

Вдруг Джен очень оживляется – впервые за весь вечер. Она встряхивает чрезмерно пышными темными волосами, украшенными немыслимым количеством заколок, и откидывает их за спину. Интересно, поведение всех женщин так выдает их мысли? Если да, то становится понятным, почему мужчинам всегда удается одержать верх в отношениях. Мы в отличие от них очень быстро раскрываем все свои карты. А ведь всем хорошо известно – если отдать кому-то все, что у тебя есть, ему это может оказаться ненужным. Так почему же я поступила именно так? И поэтому Лайам больше не хочет со мной общаться, сейчас я абсолютно в этом уверена. Меня и раньше критиковали за подобное поведение. Но играть с мужчиной не мой стиль.

– Здесь так много парней, – говорит Джен.

– Правда? А я и не заметила, – отвечаю я и совсем не лукавлю. Мне кажется, все здесь безлики – толпа придурков без глаз, ушей, носов и ртов. И в этот момент (Джен поудобнее усаживается на стуле, одергивает блузку и поправляет юбку) один из тех, кому она строила глазки, пробирается к ней через толпу.

– Как дела, девочки? – спрашивает незнакомец, ни разу не взглянув на меня. Он симпатичный, похож на мальчишку и то и дело поправляет бейсбольную кепку с эмблемой «Янки».

– Отлично, – тянет Джен, кивая.

– Я Лайам, – представляется он. О нет! Это невозможно!

– Прости, ты сказал... Лайам? – обращаюсь к его спине, поскольку он до сих пор не повернулся ко мне.

– Да, а что, какая-то проблема? – спрашивает он Джен и поднимает брови, словно хочет сказать: «Твоя подруга рехнулась».

Он думает, что я ничего не вижу, но я наблюдаю за его мимикой в зеркало бара. И не собираюсь извиняться перед человеком, который глуп настолько, что не замечает огромного зеркала перед собственным носом. Но все же мямлю:

– Я просто не уверена, правильно ли расслышала.

Дальнейшее поведение Джен лишь подтверждает мое сложившееся о ней мнение – она предательски пожимает плечами, соглашаясь с ним, и мысленно ставит на мне жирный крест.

– Да она не в себе, не принимайте ее всерьез.

Мне остается только согласиться. Конечно, я сумасшедшая, у меня совсем не осталось мозгов, я потеряла чувство реальности. Но уверена, имя этого парня должно иметь какое-то значение в моей жизни. Ведь я встретила его именно сейчас, в разгар кризиса с моим Лайамом. И то, что он, похоже, полный идиот, – недобрый знак.

Лайам и Джен обмениваются шутками, а мне достаются обычные занятия оставшейся не у дел девушки. Курю, подолгу затягиваясь и выдыхая, обдираю края подставки под бокалом и внимательно изучаю себя в зеркале с каждым новым глотком коктейля через соломинку. Непрерывно разглядываю свой бокал, как будто в жизни не видела ничего более интересного. (И кто же готовит этот коктейль? Надо же, лед и пузырьки!) Через некоторое время начинаю изучать людей, переводя взгляд из угла в угол, вяло изображая, что жду кого-то (а не пью одна в баре), заодно немного развлекаясь.

Невольно замечаю, все здесь общаются только с противоположным полом. Представляю, что все они влюблены и планируют поездки на Карибы, скоро пойдут домой и займутся потрясающим сексом. Замечаю парочку за столиком в углу. Девушка хорошенькая и выглядит скромно, а парень одет в джинсы и свитер – наверняка он интеллигентный и остроумный человек, без чрезмерного самомнения. Они говорят очень тихо и так близко склонили головы, что почти касаются друг друга.

Путем сложных логических умозаключений, которые может сделать лишь сильно жалеющая себя девушка, прихожу к выводу, что этот парень подошел бы мне идеально. И поэтому представляю себе, как разрываю его спутницу на кусочки, – в такой ситуации подобные мысли посещают каждую одинокую девушку. У нее скучный вид, как у одежды из магазина «Дж. Кру», – она скорее всего фригидна; простая детская прическа – наверняка у нее нет красивого белья; на ногах мокасины, удобные для вождения, – она богата и ничего не знает о жизни. Наверное, не работает и ее счета оплачивает папа. В раздражении качаю головой – ну что мужчины находят в таких женщинах, и почему они не видят ничего во мне! И вдруг замечаю перед собой рюмку рома «151».

– Пей до дна! – кричит новый бойфренд Джен.

Я пила этот ром один-единственный раз, когда выступала в роли хозяйки на новогоднем вечере. В то время я встречалась с первым из череды недостаточно веселых, не очень умных, но милых и влюбленных в меня парней. Помню, я несла полную околесицу, а потом был полдень следующего дня. Поэтому, думаю, вы понимаете, что идея кажется мне прекрасной. Я чокаюсь с двумя такими же идиотами и отправляю обжигающую жидкость в горло. По моему подбородку текут капли рома, я уже собираюсь стереть их, но не успеваю протянуть руку, как мне в лицо уже суют пачку салфеток.

– Можно я помогу тебе? – спрашивает рыжеволосый парень.

Разве человек, желающий познакомиться, может так себя вести? Этого парня стоит наградить каким-нибудь дешевым призом! Но я уже чувствую влияние алкоголя (ром «151» – очень крепкий напиток), и, честно говоря, мне приятно его внимание.

– Конечно.

Двое в углу уже целуются, как мне кажется, специально демонстрируя мне свое счастье. Рыжеволосый не спеша вытирает мой подбородок. А его рука с салфеткой искусно скользит по моей щеке и спускается все ниже и ниже.

Противно, что я позволяю ему делать это. Чувствую себя дешевкой, но мне наплевать! И в тот момент, когда салфетка находится примерно на середине пути, звонит мой телефон. И пусть я утверждала раньше, что прошлое меня больше не интересует и завтра начнется новая жизнь, я немедленно забываю об этом в надежде услышать голос Лайама. Не задумываясь хватаю сумочку, смотрю на целующуюся Джен (даже второпях понимаю по ее поведению, что она пришла сюда по тем же причинам, что и я). Выбегаю за дверь, чтобы не мешал шум.

Ни капли не сомневаюсь – звонит Лайам.

И это действительно он.

– Алло? – говорю я и, пытаясь сохранить устойчивость, прислоняюсь к стене, потому что мир вокруг меня начинает бешено вращаться.

вернуться

15

Героиня Дженнифер Анистон в сериале «Друзья».

52
{"b":"407","o":1}