ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дорогая, как твои дела? – спрашивает Лайам. И сейчас, когда я действительно слышу его, не знаю, что именно должна ответить. Интонация, с которой он произнес слово «дорогая», заставила мое сердце подпрыгнуть и сжаться. Это чувство оказывается мне очень знакомым – и оно просто фантастическое. Неужели этот звонок означает, что номер случайно оказался неправильным? Или он звонит для того, чтобы окончательно расставить все точки над i? Ведь он дал мне достаточно времени, чтобы, позвонив, узнать правду.

Инстинктивно (или, скорее, потому что я ужасно пьяна) мне удается преодолеть зов сердца и ответить стервозным пренебрежительным тоном:

– Лайам, я хочу знать немедленно, что, черт возьми, происходит?

Не представляю, как он отреагирует, потому что раньше говорила с ним тоном милого сексуального котенка. Мои слова производят определенный эффект, и на том конце провода повисает долгая пауза. Но вместо того чтобы сконцентрироваться и гнуть свою линию дальше, я задумываюсь, чем она вызвана: чувством вины или шоком?

А затем молчание прерывается смехом Лайама. Сначала он просто хихикает, а потом громко заливисто хохочет, останавливаясь лишь на мгновение, чтобы перевести дыхание.

Смех? Постойте, но это же хороший признак.

Нет, это просто великолепный признак!

Он понятия не имеет, почему я злюсь. Считает, что я его разыгрываю. Вот это да! Здорово! Честно говоря, такой смех не может быть фальшивым. Я вела себя как сумасшедшая, страдающая паранойей, – пора в лечебницу для душевнобольных.

Я чувствую облегчение. Словно, проснувшись ночью от кошмарного сна, понимаешь, что весь испытанный ужас – всего лишь иллюзия. Ну конечно же, Лайам просто ошибся, записывая номер. Ведь именно об этом думала Джоан, когда спрашивала, торопился ли он. А я просто не обратила внимания на ее вопрос. Какая же все-таки умная у меня подруга! (Сейчас я предпочитаю не думать о том, что именно сказала Джоан по поводу всей этой ситуации, воспользовавшись словом «придурок». Ведь она слышала только мою точку зрения, а это, как известно, всего лишь одна сторона правды.)

– А ты чертовски истеричная, Лейн! Знаешь что? С огромным удовольствием задал бы тебе прямо сейчас.

– Да, жаль, что ты не можешь этого сделать, – произношу я, стараясь говорить весело. – Ты только проснулся и собираешься на работу?

В Англии сейчас пять утра, и я представляю, как забавно у Лайама примяты волосы с одной стороны.

– Что? Сейчас? – недоумевает он, а я вдруг смущаюсь и опять начинаю подозревать его. Мне кажется, я поймала его на лжи и он находится где-то в другом месте. И голос у человека, который только что проснулся, звучит совсем по-другому. Но Лайаму снова удается развеять все мои страхи.

– Нет, просто поставил будильник, чтобы проснуться и перехватить тебя по дороге домой. Я хотел сказать, что думаю о тебе, и о шоколадном пироге, и о твоей постели, и о поле в твоей квартире, и...

Последнее «и» могло означать только одну-единственную вещь, и именно ее я безумно хотела услышать. Даже в фантазиях я не могла вообразить лучшего разговора по телефону, единственное, что добавила бы к нему, – это слова «я люблю тебя, Лейн!».

Но и без этих слов моя жизнь просто прекрасна. Я поднялась на такую высоту, которая секунду назад казалась недостижимой. И вот я отлично себя чувствую (только мне довольно сложно удержаться на ногах), и забываю все неприятности (а также Джен, снова ставшую для меня бывшей подругой), и иду домой, обсуждая с Лайамом по мобильному все, что мы хотим сделать друг с другом. И я начинаю рассказывать о «Волшебнике страны Оз», а он меня внимательно слушает. Все именно так и происходит, только он вынужден прервать меня в середине, потому что ему пора собираться на работу. Но это вполне объяснимо! По крайней мере я кое-что успела рассказать. И, думаю, в следующий раз он услышит конец этой истории: о свадьбе Элли и бриллианте от Тиффани, который она получает в подарок. И снова оказавшись в постели, где несколько часов назад лежала в ужасном настроении, я абсолютно уверена, что мы с Лайамом идеальная пара, и опять чувствую, что все в моей жизни так, как и должно быть.

Следующим утром мне удается не проспать на работу только с Божьей помощью. У меня такое тяжелое похмелье, что я почти ничего не вижу и, несмотря на отсутствие солнца, вынуждена надеть очки с самыми темными стеклами (на самом деле они у меня единственные, но вы же понимаете...). Сейчас, когда моих в отношениях с Лайамом снова царит идиллия, я должна очень серьезно заняться нашим проектом, потому что завтра состоятся переговоры с представителями телекоммуникационных компаний. Мне нужно окончательно определиться по многим вопросам и проверить все материалы, прежде чем распечатать их. Впереди долгий рабочий день, а я прихожу в себя и начинаю нормально соображать только к полудню. Джои очень внимателен ко мне – догадавшись, что вчера я топила свои печали в вине, постоянно приносит воду.

Том сегодня сам не свой. Мы только перебросились парой слов утром, когда я отдала ему пиджак и сообщила, что у нас с Лайамом все в порядке. И он достаточно сухо говорил со мной и избегал смотреть в лицо. С того момента дверь его кабинета, почти всегда для нас распахнутая, плотно прикрыта. Может, он разозлился, что вчера я уехала так рано, в самый разгар работы над серьезным проектом, а причин для этого, как оказалось, не было. Поэтому сегодня я стараюсь изо всех сил, чтобы мой босс понял – я по-прежнему предана делу. Не сомневаюсь, если завтрашние переговоры пройдут удачно, напряжение исчезнет.

Я заканчиваю проверку документов далеко за полночь. Никогда не была придирчивой к деталям, но на сей раз проявила особое внимание к каждой букве и каждой точке. От этой сделки зависит очень многое: премии сотрудникам, даже их работа. Поэтому я чувствую серьезную ответственность, гораздо большую, чем рискуя ошибиться в оттенке губной помады Сары Джессики Паркер на церемониях вручения «Оскара».

Я очень поздно закончила проверку материалов. В итоге все формулировки соответствуют правилам, изложенным в книге Странка и Байта [16], даты одинаково отформатированы, и каждая страница в отдельности выглядит идеально. Теперь нашему полиграфическому отделу придется работать до утра, чтобы подготовить весь документ. Пытаясь разрядить обстановку, я использую женские чары – вхожу к ним с широкой улыбкой и бутылками содовой на всех. Потом пару часов сижу вместе с ними и раздаю печенье и конфеты из автомата. Устроившись на высоком стуле и наблюдая за работой парней, размышляю о том, не пытаюсь ли я специально продлить этот день, потому что, как только закончится этот проект, у меня не будет повода откладывать работу над материалом для «Кос-мо». И я начну ужасно паниковать, ведь до сдачи статьи останется всего неделя.

Время проходит незаметно, и наступает четырнадцать часов следующего дня. В конференц-зале я снимаю упаковку с заказанных для переговоров салатов и бутербродов. Для каждого участника кладу копию нашего потрясающего и убедительного предложения. Его металлическая обложка выглядит просто великолепно – старомодный телефон с самым натуральным телефонным шнуром.

Через час начинается встреча – пятнадцать человек пришли, чтобы послушать предложение Тома. Он выглядит настоящим профессионалом в купленном нами во время похода по магазинам костюме от Томаса Пинка. Какая-то женщина из компании «АТиТ» делает Тому комплимент по поводу его галстука, а он смотрит на меня и подмигивает. Когда она дотрагивается до галстука, меня охватывает незнакомое чувство, похожее на гордость, но с примесью чего-то особенного. И я слежу за этой женщиной до тех пор, пока она не оказывается на другом конце стола и в ее шаловливые пальцы не попадает кофейная чашка. Не могу удержаться от мысли, что ей стоило бы вести себя более сдержанно, ведь у Тома есть девушка и впереди у нас деловая встреча.

Том полностью контролирует ход переговоров. Днем раньше мы репетировали его выступление. Мы с Джоном играли роль потенциальных клиентов и не могли удержаться от глупых вопросов типа: «Вы говорите интересные вещи, но мы хотим знать: чем заправлен этот салат?»

вернуться

16

Странк В., Байт И.Б. – авторы книги «Элементы стиля».

53
{"b":"407","o":1}