A
A
1
2
3
...
61
62
63
...
68

У Тома есть девушка. Девушка, все фотографии которой сделаны в стиле гламур. Она не любит бары, ее ногти можно сравнить по длине с рекой Нил. И все же они вместе.

Я перерываю шкаф в поисках наряда в стиле «я – сама скорбь», который символизировал бы любовь без взаимности (может, что-нибудь фиолетовое?), когда мне в голову приходит потрясающая мысль. Если она фотографируется в стиле гламур и не любит бары, то я подхожу Тому гораздо лучше, а не она! Именно это я и хотела вам сказать!

Я отобью у нее Тома! Подобная задача может стать новым пунктом в моем списке – является ли парень вызовом для меня? И я могу это сделать! Начинаю заново перекладывать одежду в поисках чего-то соответствующего моей боевой готовности (однозначно красного цвета). Надеваю юбку. О ее существовании в моем гардеробе я даже не подозревала, и сидит она не очень, но это единственная красная вещь, которую мне удалось найти. И вдруг понимаю – я не знаю, нравлюсь ли Тому.

Как же это выяснить? Стаскиваю юбку, и она падает рядом с фиолетовым платьем. Ищу одежду в стиле Шерлока Холмса (шерстяной блейзер, хотя сейчас и весна, но вы же знаете, что говорят о моде и функциональности), и тут взгляд натыкается на распечатку моего «Дневника деловой женщины», валяющуюся на полу.

И я с радостью вспоминаю, что с самого первого дня в «Смит Барни» записывала все, что Том говорил или делал. Гениально! Так, теперь я подобрала и одежду: шерстяной блейзер и подходящие к нему брюки, шикарная твидовая шляпа с полями и шнурком, который завязывается сверху (не спрашивайте, откуда она в моем гардеробе). У меня есть даже курительная трубка – подарок с презентации «Данхилл» (здорово, когда удается найти применение всякой дармовщине). Итак, все готово, остается только немного почитать между строк. А это как раз то, чем я занималась всю свою жизнь. Может, после этого случая я настолько преуспею в разгадывании тайн, что смогу писать детективные романы в стиле Нэнси Дрю? Мне они и раньше очень нравились.

Итак, я одеваюсь, беру распечатку, три цветных маркера (для лучшей организации работы) и коробку с разноцветными стикерами. Направляюсь туда, где девушки ищут верного друга, с которым можно пуститься во тяжкие, например, в кафе, за большой чашкой латте и ее верным спутником – теплым шоколадным круассаном.

В кафе, расположенном в моем доме, я чувствую себя очень комфортно. Мне приятно ощущение принадлежности к этому крошечному уголку Вселенной. Я была завсегдатаем этого места, когда работала дома. Где еще в мире теплым майским утром можно сидеть на солнце в шерстяных вещах, и никто не посмотрит на тебя косо? (Мне, честно говоря, становится жарковато, зато я выгляжу шикарно.)

По другой стороне улицы идут нагруженные покупками прохожие, и я вспоминаю, с каким удовольствием сидела здесь во время ленча и играла в «догадайся, что у них в пакетах». Молодые люди, желающие выглядеть спортивными и здоровыми, пьют утренний кофе без кофеина. Все они в спортивных костюмах и кроссовках от известных дизайнеров (обувь для отдыха после занятий сложена в спортивные сумки с логотипами). Они тренируются в очень дорогих спортивных клубах, где модели сбрасывают по десять фунтов перед выходом на подиум.

Вспоминаю, сколько раз обещала себе заняться спортом, но вместо этого заказывала еще одну чашку кофе. Я оправдывалась тем, что не смогу нормально посещать спортклуб, потому что занята работой. Такого рода отговорки бесполезны, когда работаешь с девяти до пяти. Я думаю, как здесь спокойно, когда мимо проходит парень из ближайшего кафе, который обычно приносит еду на дом.

– Куда ты пропала, chica [17]? Мы скучаем по тебе.

– О, я страшно занята в последнее время, – говорю я, особо подчеркивая свою значимость.

– Наша известная писательница! Нам так не хватает тебя и твоей славы! Или ты вознеслась так высоко, что забыла про нас?

В моем маленьком мире я важная персона. Я «писатель». И когда показываю свою статью о том, как сбросить пять фунтов за пять дней, ребятам, готовящим бутерброды в этом кафе, им достаточно увидеть на странице мое имя, чтобы прийти в восторг. И они никогда не скажут, что впервые слышат об этом журнале. Если я прихожу к ним с черновой рукописью и красной ручкой и сажусь за столик, они приглушают музыку, чтобы я могла сконцентрироваться. Но в большом мире я никому не известна, просто одна из тех, кто пишет для... «для какого журнала на этот раз, Лейни-Пух?». Как вы понимаете, с ребятами из кафе я общаюсь с удовольствием.

– Ну что ты, как я могу забыть о вас! Меня не было какое-то время, но теперь я вернулась, я снова здесь, – обращаюсь скорее к себе, чем к нему. Потому что наконец-то закончила статью (надеюсь, Джоан не скажет, что это полная чушь) и так вошла в роль Шерлока Холмса, что почувствовала прилив энергии для работы над новым замыслом.

Парень подмигивает мне и машет на прощание рукой, и я вижу, как его знакомая фигура – белые рубашка и брюки, голубой передник с завязками – становится все меньше и меньше. И когда он исчезает из виду, я принимаюсь за чтение. Я готова к риску, как и мой маркер, который уже открыт и с нетерпением ждет первой разгадки.

Полностью погружаюсь в чтение. (Я еще не говорила о том, какой великолепный получился текст? Жалко, что мне заказали только статью, а не целый роман.) И когда звонит мой мобильный телефон, я подпрыгиваю на десять тысяч шестьсот двадцать пять футов и, снова оказавшись на земле, удивляюсь, как мне удалось не столкнуться с небольшим вертолетом или птицей. Звонит Джоан. Я точно знаю, что она мне скажет, но через мгновение уверенность меня покидает. Тогда я убеждаю себя хоть немного поверить в собственные силы, и мне это удается.

– Что случилось? – спрашиваю я, устав от этой мысленной борьбы.

– Я прочитала твою статью и «Дневник деловой женщины» и хочу кое-что тебе сказать.

– Ну давай, – растягиваю я слова и удивляюсь, почему она ведет себя так необычно и не переходит сразу к делу. В панике думаю, что написала самый ужасный текст из всех существующих на бумаге. Наверное, Джоан медлит, потому что боится расхохотаться, если сразу начнет говорить. Может, из-за своего восторга я смотрела на все сквозь розовые очки (ненавижу это выражение, потому что у меня действительно есть розовые очки, которые отнюдь не застят мне глаза, но сейчас это выражение как раз очень уместно) и мой материал – несусветная глупость. И разве я не отбросила все свои новые принципы в то самое утро, когда написала про них? Я мошенница и обманщица. Подвела своих читателей. Правда, их еще не существует, но я уже плохо поступила с ними. У таких людей, как я, не должно быть сторонников. Это следует указать в водительских правах: «Ни при каких обстоятельствах не поддерживать этого человека».

Нужно порвать статью, спустить ее в унитаз и устроиться на работу в кафе. Я могу использовать свой творческий потенциал, украшая сандвичи. Посмотрите, какую красоту готовит Марта Стюарт. Я могу делать красивые цветочки из огурцов.

Для этого нужно провести по ним сбоку вилкой. Или добавить какие-нибудь необычные овощи, например, редис. Можно придать бутербродам форму сердечек и звезд. Обо мне начнут писать статьи. «Лейн Силверман – королева хлеба», или «Вы не поверите, что спрятано между кусочками хлеба», или нечто подобное. (На сей раз я предоставлю эту возможность кому-нибудь другому.)

– Где ты? – интересуется Джоан.

– В кафе около Юнивер-Сити-плейс. А что? Хочешь ко мне присоединиться? – Неплохо было бы поговорить с ней и увидеть реакцию на мою одежду в стиле Шерлока Холмса, потому что, кажется, у меня появилось новое увлечение. И если она собирается сообщить плохие новости, мне не придется плакать в трубку, сидя здесь в одиночестве. Если вы собираетесь грустить, всегда лучше иметь рядом кого-то, кто может посочувствовать. А может, Джоан захочет вместе со мной заняться производством бутербродов.

– Э-э, да, скоро буду. Подожди меня.

вернуться

17

Девочка (исп.).

62
{"b":"407","o":1}