ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джоан идеально освоила умение обсуждать условия сделки на работе. Ведь в течение многих лет ей приходилось решать разные проблемы – например, убеждать, что ее компания для рекламы своей продукции не собирается оплачивать участие в фотосессии любимой карманной собачки модели.

– Но я ведь передал ей записку, где признавался в чувствах. Это было, когда она уезжала. Вот здесь, в рассказе о Лайаме – страница двести. А она потом и словом о ней не обмолвилась.

На это Джоан просто ответила:

– Том, я хорошо знаю Лейн, поэтому уверена: если бы она видела эту записку, то обязательно рассказала бы мне. Ведь она была расстроена? Может, эта записка просто потерялась?

Джоан сказала, что в этот момент лицо Тома выглядело так, будто он решал квадратное уравнение, а потом он спросил:

– Но что это за девушка, если она выходит на работу с целью познакомиться с парнем, да еще хочет, чтобы тот соответствовал всем ее требованиям к мужчине, придуманным еще в раннем детстве?

Джоан только еще собиралась воспользоваться подготовленным планом защиты: рассказ о моей страсти к фильмам о любви, о слабостях к различным эксцентричным вещам и даже (это так мило!) о том, какая я привлекательная и человечная. Ведь не зря же она моя лучшая подруга! Но Том сам нашел ответ на свой вопрос.

– Эта девушка применила магические чары, чтобы наложить на меня «черное» любовное заклятие. Я ведь даже стал говорить, как она: болтаю без умолку да еще с восклицательной интонацией!

Джоан говорит, что в этот момент Том повысил голос, а потом рассмеялся.

Немного успокоившись, он глубоко вздохнул и сказал:

– Что ж, если ей нужна сказка, то, видит Бог, она ее получит! Где эти нелепые туфли с острыми носами, в которых она еле ходит? По-моему, она прячет их на полке, на случай, если захочется переобуться в середине дня.

Джоан говорит, что он с большим увлечением выбирал между туфельками из крокодиловой кожи и цвета карамели от Джимми Чу, на которые я разорилась на той же распродаже. И наконец заявил:

– Боюсь, мне не хватит жизни, чтобы понять, в чем превосходство одной пары туфель над другой.

Джоан уже собиралась предложить ему пару из кожи крокодила, но Том вспомнил отрывок из моего «Дневника» и сам решил, что это будет наилучший выбор.

Джоан торжествующе улыбнулась.

Наверное, вмешательство подруги не добавляет романтики любовной истории. Признаюсь, это взволновало меня на одно мгновение или два (три – максимум), но сейчас ведь уже не важно, правда?

Главное, что в моей жизни есть любовь. Реальные отношения, да к тому же еще и великолепные, потому что мы с Томом подходим друг другу и совпадаем во всем. Мы, конечно, очень разные, и острые углы выступают то тут, то там, в нужных и ненужных местах – но каждый из нас готов мириться с этим. Такие отношения могут положить начало хорошей истории, без которой, по мнению многих, невозможна прочная и долгая любовь. И от этого нашу любовную историю уже нельзя назвать обыкновенной.

Все это сказал мне Том, когда я предложила ему еще раз повторить все сначала, чтобы вся история походила на фильм «Проблеск надежды». Может, он сделает свою фотографию, а я научусь печатать снимки, а потом случайно увижу один из них на грузовике, и Том окажется рядом с букетом цветов. Я подбегу и обниму его, а он подсадит меня в грузовик, и мы уедем в сторону заката.

Том прав – кого я пытаюсь обмануть? Я никогда не стала бы печатать фотографии, пользоваться этими мерзкими реактивами и всем остальным.

Вы уже знаете, что было дальше: туфелька, цветок, я в роли Золушки (что, между прочим, тоже оказалось сбывшейся мечтой), поцелуй и руки ниже талии.

Мой последний рабочий день в «Смит Барни» был очень напряженным. Когда все бумаги о слиянии были подписаны и все, что я когда-либо отправляла факсом, электронной почтой или регистрировала в нашем отделе, отправлено и подшито, я начала собирать личные вещи, которых за два месяца работы накопилось немало. Я взяла маленькую карточку, вложенную в букет от Тома в первый день, и открытки с благодарностью за хорошую работу, которые он дарил мне в день крупных расходов.

Замечаю Джона, возвышающегося над стеной кьюбикла.

– Про вас двоих все было ясно с самого начала, – говорит он. – Думаю, даже слепой мог понять еще до того, как вы сами осознали это. Надо же, как некоторые тяжело соображают!

Джон – высокоскоростной вычислительный комплекс, сдержанный, классный парень, да еще и ясновидящий.

– Что ж, я рада, что ты неплохо развлекся, наблюдая за нами.

– Думаешь? Не хочу признаваться, но я действительно буду скучать. Еще и потому, что не смогу отправлять тебе картинки с животными, которые напоминают мне кого-либо.

– Эб Фэб, ты можешь ко мне зайти? – спрашивает Том по телефону.

Я откидываюсь в кресле и вижу, как он на меня смотрит.

– И не вздумай прикасаться к моему заду. Помни, что мы на работе.

– Никогда не сделаю ничего подобного, – через стекло говорю я ему, приложив руку к сердцу и хлопая ресницами.

Я получаю огромное удовольствие от флирта в офисе, и очень жаль, что сегодня мой последний рабочий день.

– Итак, чем могу помочь? – спрашиваю, усаживаясь в кресло напротив стола Тома. На мне туфли из крокодиловой кожи. Я переобулась, когда приехала.

– Ну, – начинает он, пытаясь казаться серьезным. У него это плохо получается, и я вспоминаю комедию «Субботним вечером в прямом эфире», где актеры вообще не могут сохранять бесстрастное лицо. – Ты действительно хорошо поработала на презентации. И несомненно, это принесло свои плоды.

– Уверена, ты тоже имеешь некоторое отношение к успеху переговоров, – настаиваю я.

– Да нет, это все твоя заслуга – мне звонила женщина из «АТиТ» и сказала, что к решению в нашу пользу ее склонили именно великолепно оформленные документы.

Я округлила глаза, демонстрируя, что не верю в подобную чушь.

– Можешь думать что хочешь. А я, в свою очередь, готов поручить тебе дизайн всех наших предложений. Мы хорошо оплачиваем подобную работу, и знаю, что тебе нравится заниматься этим.

– Но ты предлагаешь мне это не потому, что я твоя девушка? – спросила я и сразу же поняла, что совершила ошибку.

О чем, черт возьми, я думала, называя себя его девушкой? Снова начинаю осматриваться, нет ли вокруг камер слежения, ведь подобная фраза может полностью дискредитировать меня как специалиста по отношениям между людьми.

– Да нет, скорее, несмотря на то что ты моя девушка.

Вот видите, именно за это мне платят большие деньги!

И Том просто замечательный!

Я уже рассказывала вам, какой жуткий галстук был на нем в тот день? Тот самый, с клюшками для гольфа. И представляете, Том снова начал носить ужасные галстуки и старые костюмы.

И раз уж я заговорила об этом, признаюсь честно: мне бы не понравилось, если бы он вел себя по-другому. Я хочу, чтобы Том оставался Томом. Только иногда, собираясь на какое-нибудь очень важное мероприятие, я покупаю ему новую рубашку или брюки, ведь он все равно об этом попросит. Я даже начинаю думать, что в его теории о «жизни впереди моды» что-то есть. И действительно, совсем недавно в «Джи Кью» было написано, что вульгарные галстуки возвращаются.

Мы с Тиффани обмениваемся короткими сообщениями. В течение нескольких часов я описывала ей все события, а она сидела тихо (в смысле ничего не печатая) в своем кьюбикле всего в нескольких ярдах от меня. (Мы очень привыкли так общаться, и я буду скучать по ней, поэтому решила, что такое прощание вполне уместно.)

Тиффани – сладкая малышка. Выходи на связь!

Бестолковая-2001. Разве не здорово?!?

Тиффани – сладкая малышка. Что именно?

Бестолковая-2001. Мы с Томом, естественно!

Тиффани – сладкая малышка. Лучшей пары просто не представляю. Но рядом с тобой теперь много ревнивцев!

Бестолковая-200 1. Думаешь?

Тиффани – сладкая малышка. Дорогая, я знаю! Я ведь не только с тобой переписываюсь. Почему, как считаешь, я не вставила ни слова в твою историю? Просто рассылала сообщения всем на нашем этаже!

67
{"b":"407","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тайны Лемборнского университета
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Ты есть у меня
Шестнадцать против трехсот
Тамплиер. Предательство Святого престола
Девочка с Патриарших
Блондинки тоже в тренде
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха