ЛитМир - Электронная Библиотека

Друзья слушали тетю Зину, ошеломленно разинув рты. По ее словам получалось, что космос — ничто, просто почва, на которой произрастают ее любимцы. Она говорила:

— Вселенная только для того и развивалась миллиарды лет, чтобы создать фиалки, ромашки, васильки и всю остальную жизнь.

Иногда тетя Зина присаживалась, чтобы ласково погладить цветы, потом вставала и, продолжая рассказывать, шла дальше. И перед ребятами раскрывался мир, о котором они не подозревали, мир, где все связано и переплелось в единую и бесконечно живую ткань. И очень кстати прозвучали в устах тети Зины стихи старинного поэта:

И связь всеобщую вещей
Открыв, легко мы подытожим:
Когда касаемся цветка,
Звезду далекую тревожим.

— Каждая травинка на лугу и каждая бабочка на цветке испытали в своей жизни уйму космических приключений, — говорила она. — Васильки в поле и деревья в лесу питаются не только земной влагой, но и соками Вселенной. Видите, как трепещут листья на вербах, как волнуются травы? Их колышет не только ветер. Они отзываются на волны тяготения черных дыр, они жадно ловят лучик Полярной звезды.

— Еще стихи! И побольше о цветах и звездах! — просили друзья, когда тетя Зина замолчала.

— В следующий раз, ребята. Мы почти пришли.

Василь и Андрей, поднявшись на холмик, увидели хаты под высокими тополями и белые облака цветущих яблонь в садах.

— А мне пора, я ухожу, — услышали они за спиной голос тети Зины.

Странным почудился ее голос, последний звук «у» будто слился с ветром и улетел… Обернулись, а тети Зины нет! Будто она сама стала весенним ветром, а ее изумрудное платье расстелилось цветущим лугом.

Ничего не понимая, друзья с минуту ошарашенно глядели друг на друга. Потом догадались и, расхохотавшись, начали плясать.

— Фея! — кричали они. — Фея!

Радостно возбужденные, друзья ворвались в село и заскочили в хату, где жил Андрей. Его мама была дома. Она и поведала ребятам о фее весенних лугов. Поселилась фея в их краю недавно, но уже полюбилась жителям села и ближних городов. Чаще всего ее можно было встретить весной и ранним летом, когда зацветают поля и поет в лесу кукушка. Ближе к осени фея становится грустной, избегает людей. Лишь изредка слышится ее голос — она поет печальные песни уходящего лета.

— Феи, русалки и другие природные существа не только выручают вас, ребята, из беды, — говорила мама Андрея. — Они учат вас видеть мир, становятся первыми учителями и наставниками.

Тетя Зина — наставница? Об этом смешно даже подумать! Нет, друзья следующим же утром спешили не к наставнице, а просто к тете Зине — приветливой, словоохотливой и такой же сластене, как они сами. Любила она, правда, прихвастнуть своими нарядными туфельками и платьем. Но у кого не бывает маленьких слабостей.

Как и вчера, в призрачной дреме дымились луга и рощи. И вновь в груди Василя защипало сладко и тревожно: в тумане как будто проплыл табун лошадей и послышалось далекое эхо свирели. Мальчик хотел пойти туда, но его остановил трезво и прозаически настроенный Андрей.

— Нет там никого, — рассмеялся он. — Тебе почудилось.

Под теплыми лучами солнца истаяли последние клочья тумана, и таинственность утра исчезла. Раскаленным золотом загорелись лютики, закачались на ветру опутанные повиликой колокольчики. Присаживаясь у какого-нибудь цветка, Василь и Андрей видели в нем теперь синее небо, а с его ароматами вдыхали запахи Вселенной. Перебивая друг друга, они спорили о жизни галактик и земных полей. На многое им раскрыла глаза тетя Зина. Но многое почему-то утаила. Только растравила желание все знать и все понимать.

Из солнечных лугов друзья вошли в дубраву, как в сумеречный древний храм с высокими ветвистыми сводами. Попадались знакомые светлые полянки. Как и в прошлый раз, в глухую чащобу заманивала коварная кукушка. На нее Василь и Андрей не обращали внимания.

Но где же сама тетя Зина? На лесной поляне, где они вчера обедали, ее не было. Ребята поискали вокруг, потом заметались, делая вид, что заблудились. Присев на корень сосны, Василь даже выдавил несколько слезинок. Но ничего из их хитрости не получилось. Тетя Зина не пришла.

Домой друзья вернулись, опустив головы. Леса и поля казались печальными и осиротевшими: фея весенних лугов покинула их.

К счастью, Василь и Андрей ошиблись. Скоро они услышали о фее. Ее недавно видели даже взрослые, а к детям и подросткам фея приходит запросто, как к старым и добрым друзьям.

Однажды, когда приятели вслух читали книжку, в хату шумно влетела Наташа — старшая сестра Андрея. Друзья считали ее девушкой легкомысленной, что и подтвердилось на этот раз.

— Какое платье! — с восхищением воскликнула она. — Я пыталась узнать секрет изумительного лугового платья. Но фея только засмеялась и ушла. Какая досада!

Платье феи весенних лугов стало предметом зависти молодых женщин и девушек. Они не раз пытались выведать его тайну. Стараясь задобрить луговую незнакомку, называли ее ласковым именем — фея Фиалка. Но фея Фиалка, посмеиваясь и подзадоривая, уходила в поля, ничего не сказав. Наконец сжалилась и передала свой секрет в земную Память. Оттуда фиалковые платья можно получать в любом количестве и любых размеров.

Теперь, когда Василь приходил к своему другу и чувствовал тонкий запах фиалок, он знал, что в соседней комнате сестра Андрея. Дня через два он увидел луговое платье даже на экранах. Оно стало модой, в нем щеголяли девушки и женщины не только села, но и ближних городов.

Такая шумиха с платьем друзьям не понравилась, и мнение их о фее весенних лугов несколько упало. Они забыли о фее совсем, когда в селе появился дядя Абу.

Это было знаменательное событие. По пыльной тропинке шагал высокий, опаленный южным загаром человек и со снисходительным одобрением поглядывал на уютные хаты. Человек еще далеко не старый, но с заметно поседевшей пышной шевелюрой и бородой. Шел он важно, закинув руки назад. Сельские мальчишки сопровождали его молча и с почтительным удивлением. И вдруг незнакомец подмигнул. Да так добродушно и лукаво, что ребята сразу почувствовали: свой!

К удивлению Василя, незнакомец зашел в его хату. Мальчик нырнул вслед за ним. Оказалось, пришел тот к отцу для личного знакомства — у них было общее увлечение древней историей. Жил незнакомец в Багдаде и звали его Абу Мухамед.

Обо всем этом Василь доложил своим сверстникам, толпившимся у крыльца. Минут через пятнадцать вышел гость. Остановившись на крыльце, он с потешным высокомерием окинул взглядом ребятишек и снова подмигнул.

— Ну что, сорванцы? Ждали?

— Ждали, дядя Абу.

Гость сел на ступеньку. Вокруг расположились ребята; и у всех у них такое чувство, будто дружны с дядей Абу много лет. Только вот к его внешности еще не привыкли. Особенно поражала воображение обширная и пышная шевелюра. Андрей, которому и во сне снился космос, так и уставился на нее. В седых, спиралями уложенных волосах дымились лучи солнца, проплывали туманности, звездами вспыхивали и гасли искры.

— Галактика, — прошептал Андрей.

Ребята рассмеялись, а дядя Абу смущенно замахал руками и скромно возразил:

— Что ты! До галактики далеко. Это просто чалма. Вернее, раньше была чалма. Но сейчас этот головной убор не в моде, и ткань чалмы превратилась в волосы. Чего доброго, вы и бороду мою назовете кометой.

Заостренная книзу и сверкавшая на солнце борода и впрямь изгибалась в сторону, как сияющий хвост кометы.

— Ятаган! — сообразил Василь. — Раньше у арабов был такой кривой кинжал.

— Верно. Тысячи лет назад я был шейхом и визирем при султане, — с важностью говорил о себе дядя Абу. — На голове была чалма, а ятаган носил не на подбородке, как сейчас, а за поясом.

А еще раньше, уверял дядя Абу, он был простым бедуином и странствовал по аравийской пустыне. Однажды чуть не погиб, застигнутый самумом — грохочущей и мглистой песчаной бурей. Потом стал разбойником, с саблей на боку и с ятаганом за поясом нападал на кочующие караваны.

14
{"b":"40710","o":1}