ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вот это номер! - Шалимов достал тряпочку с очками. - Кому же это потребовалось? - Очки он так и не надел. - Насчет поломки щита, наверное, будете протокол составлять?

- Пластину придется изъять.

- Обида! Знать заранее - все бросил, здесь бы дежурил. А то сведения готовил, разводил писанину... - Бригадир посмотрел на электрика. - Пропади она совсем. Только называются сведения, а в Кашире никто и не выходит!

- Так вы и не отчитываетесь в Кашире. - Электрик снова полез к щиту.

- Ну, в Ожерелье! Какая разница?

- Напомните проводникам, пусть проверят - может, в каком-то вагоне исчез пассажир... - Денисов вспомнил начальника каширского линотделения, его версию.

- Говорил уже! - Бригадир махнул рукой. - Только многие спят. У нас какой поезд? Легли, считай, утром. До вечера будут отсыпаться.

- С собакой никто в поезд не садился?

- Не видел, - Шалимов посмотрел на часы. - Скоро Топилы. Завтракать идете?

- Надо проверить кассы. Кто покупал билеты вместе с убитым? Вот номер бланка, - Денисов вырвал из блокнота лист. - Потребуется ваша помощь. - Он тоже взглянул на часы.

"Восемь сорок четыре. Пять часов прошло..."

3

За окном показались Топилы: сотен пять одинаковых двускатных крыш вразброс, сады, антрапитово-черная земля. За штакетником виднелись заросшие травой прогоны. Под насыпью лежало стадо, бородатый пастух, запрокинув голову, пил из бутылки молоко.

В дополнительном наступил "час умывания". В коридорах все чаще попадались пассажиры.

Денисов осмотрел "кассы" в последних вагонах. Большинство билетов были самопечатными: аккуратные пригласительные билеты в поездку, четкие ряды цифр. Автоматизированная система связывала кассиров с вычислительным комплексом, электронный мозг подбирал места, подсчитывал. Кассирам оставалось вставить пронумерованный бланк в пишущую машинку, нажать клавишу.

Пассажир, бравший билет после Голея, получил бланк "Т No 124325", следующий - "Т No 124326"...

Денисов находился в четырнадцатом, когда поездное радио объявило: "Товарищ Денисов, зайдите к бригадиру поезда".

- Вас, - полусонная проводница четырнадцатого тряхнула головой. Надо же! Первая ночь, когда из Москвы отправляемся, всегда кажется за две. Никогда не привыкну... - Пока Денисов смотрел "кассу", проводница несколько раз засыпала.

"Да, свидетелей в ночном поезде найти трудно..." - уходя подумал Денисов.

В своем бригадирском, на одного человека, купе Шалимов был не один. Увидев Денисова, он кивнул на сидевшего против него прямого как палка, худого человека с бородой клином и узловатыми красными морщинами. Человек словно пролежал ночь лицом вниз на связке канатов.

- Я почему вызвал?! Вот у них... - Шалимов надел очки.

На столике лежал зеленоватый бланк. Денисов прочитал: "Т No 124325..."

- Понимаете? - Шалимов незаметно подмигнул. - Короче: проездные документы до конечного пункта...

Пассажир не без интереса наблюдал за ним:

- Другие, безусловно, едут до Троекурова...

Бригадир растерялся:

- Почему до Троекурова?! И до Астрахани...

- Вы серьезно?! - спросил пассажир.

Денисов показал визитную карточку. Обычно было нетрудно решить: кому следовало представиться по форме - с удостоверением и кого могла удовлетворить визитка и даже способствовать разговору.

- "Инспектёр де инструксьон криминель Денисов..." - прочитал бородатый, карточка была на двух языках. - Очень приятно. Шпак... Еду в этом вагоне, - он достал паспорт. - Чем могу быть полезен?

Паспорт был в кожаной обложке. Полистав, Денисов вернул его бородатому.

- Вы из Кагана?

- Да, там я живу. Под Бухарой. Любопытные места.

- Это есть.

Денисову пришлось два дня провести в командировке в Бухарской области, в Гиждуване. Ничего особо примечательного в самом Гиждуване он не нашел, но Бухара запомнилась, а в ней Бала-Хауз, ансамбль - водоем, минарет и мечеть.

- Любопытные? А что там? - Шалимов заинтересовался.

Шпак пожал плечами.

- В самом Кагане ничего. - Узловатые морщины на его лице были красными, а глаза и борода одинакового пронзительно-серого цвета. - Раньше охота была, фазаны...

- Через Бейнеу, Кунград в Астрахань не ближе? - спросил Денисов.

- Привыкли уже через столицу ездить.

- Ваша профессия?

- Инженер по фармацевтическому оборудованию.

- Надолго в Астрахань?

- В отпуск, - Шпак словно еще больше выпрямился.

Со взаимными представлениями было покончено.

- Билет компостировали на вокзале? - Денисова все больше интересовал Шпак.

- Позавчера. В первой половине дня.

- Очередь была большая?

- По московским меркам, может, и ничтожна, но для Кагана... - Шпак пожал плечами.

- Кто стоял впереди вас? Мужчина, женщина?

- Мужчина. Я предупреждал его, когда отходил пить воду. По-моему, в очках... - Шпак коснулся оконечности бороды. - Лица не рассмотрел. Он что-то держал в руке.

- Может, баул?

- Не помню. Это имеет отношение к преступлению?

- Вы уже знаете?

- Весь поезд в курсе дела.

Денисов показал на бланк, лежавший перед Шалимовым.

- Вы стояли позади убитого.

Шпак несколько секунд молчал.

- По-моему, он с кем-то разговаривал.

- С кем?

- Не помню. Речь шла о гостинице. - Шпак спрятал паспорт в карман, аккуратно пригладил снаружи. - Нашему брату, транзитному, с гостиницей туго. Но пострадавший, между прочим, устроился... Об этом они говорили.

- Это все?

- Да.

Шалимов составил очередную телеграмму о наличии свободных мест, спрятал в планшет.

"Негусто, - подумал Денисов, - хотя какой-то пробел, безусловно, заполнен".

Он спросил еще:

- Вы не видели пассажира с собакой?

- В поезде?

- Или во время посадки...

Шпак задумался.

- В поезде - нет. А на перроне... - Он сидел, по-прежнему неестественно выправив спину и шею. - Кого-то держали, кто-то побежал звонить в милицию. Толпа возбужденных людей... Спрашиваю: "В чем дело?" Оказывается, пассажир пнул собаку, его задержали.

- Где это случилось?

- Недалеко от багажного двора.

- Перед отправлением?

- Около часа ночи. Имеет ли это отношение к вашему вопросу? - Шпак повел серыми пронзительными глазами. - Сцена, между прочим, прехарактернейшая. У животного нашлись десятки защитников. И это на вокзале, где ни у кого ни секунды свободного времени! Интересно, собрались бы все эти люди, если бы хулиган пнул вас или меня? Или оскорбил бы женщину?

Когда Денисов вместе с Шалимовым пришел в вагон-ресторан, там уже были люди. Вовсю шла торговля водой - второй салон был весь заставлен ящиками с "Айвазовской". Вагон-ресторан был новый - с холодильником для ликеров в буфете, отделанном серым пластиком, с легкими занавесками, наполненными ветром.

Сабодаш за столиком разговаривал с женщиной в очках, которую Денисов видел у места происшествия. Теперь на ней была серебристая кофточка скороткими рукавами, расклешенные брюки.

- Ну, я пойду, - бригадир взял бутылку кефира, пошел к двери. Милости прошу, когда надо.

- Не забудьте про объявление по радио...

- Все сделаю. "Пассажиров, проходивших ночью через одиннадцатый вагон, приглашают к бригадиру поезда..."

Денисов подошел к столику, Антон подвинул ему стул, представил:

- Денисов, инспектор. Марина.

Женщина не узнала его, взглянула внимательно-запоминающе.

- Ужасный сон! Честное слово... - Она чувствовала себя неважно, за массивной оправой Денисов заметил круги.

Заказ у Денисова принял директор вагона-ресторана, он же буфетчик, с печальными глазами, двумя рядами золотых зубов и короткой челюстью.

- Есть почки, гуляш... - Он натянуто улыбнулся. - Редко принимаем у себя сотрудников столичной транспортной милиции... Прямо беда...

- Здравствуйте! - Денисов видел его впервые. - Пожалуйста, почки. Творог есть?

6
{"b":"40752","o":1}