ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Был и еще пострадавший. Расстрелянный в своей квартире

заместитель министра внутренних дел одной автономной республики...

На это тоже обратила внимание пресса.

" Малоизвестный штрих - писал журналист, - что чиновник

такого ранга, отвечавший за борьбу с организованной преступностью в республике погиб, расследуя каналы утечки оружия и незадолго до этого выезжал в Прибалтику..."

Над всем этим реяла тень бизнесмена, которым теперь интересовалась иерусалимская полиция.

Обладая этими данными, я со спокойной душой позвонил своему иерусалимскому приятелю.

- Шалом. Готовься записать...

- Уже пишу. Шалом убраха...

Мы говорили недолго. В свою очередь Кейт поделился информацией, полученной журналисткой Первого канала израильского Радио. Теперь их интересовал Макс и источник его сведений о предстоящем покушении...

- Надо полагать

Рэмбо поднялся.

- С утра ты летишь в командировку...

- Иерусалим?

- Вначале на Урал.

Щитоград

Щитоград встретил морозцем, серой хмарной дымкой. Было ли это результатом деятельности здешних заводов... После снижения активности в прошлые годы, сейчас они вроде бы снова набирали мощь. Из района, где был расположен новый аэропорт, в Центр я пригнал на такси.

На тротуарах было тесно от прохожих, особенно немолодых, в немарких цветах времен развитого социализма. При том, что в потоке автотранспорта полно было иномарок, а вдоль площадей - супермаркетов, ярких витрин коммерческих палаток.

Река в Центре лежала подо льдом. Увидел я еще и большой искусственный пруд. С утра на его льду уже сидели рыбаки...

Знаменитый Завод не выглядел ни затихшим, ни умолкшим.

Два здания - новое и старое - высились за трехметровым бетонным забором, заправленным поверху "колючкой".

Когда я подходил, на подъездные пути шустрый маневровый тепловоз подавал вагоны. Состав охраняли ОМОНовцы - накачанные, в камуфляжах, ребята.

Я прошел к центральной, на четыре отсека, проходной.

- Где тут насчет работы...

Меня направили на второй этаж.

В кабинете специальный инспектор изучал документы, а

потом разрешал или, наоборот, отказывал в посещении отдела

кадров, который находился на территории.

Инспектор как раз разговаривал с одним из соискателей.

Дверь в кабинет была приоткрыта...

Я отошел к доске с объявлениями. Бумаг было много. При ближайшем рассмотрении большинство из них оказались старыми, потерявшими актуальность.

Отправив соискателя в проходную, инспектор вышел перекурить.

- Добрый день.

Мы перебросились несколькими фразами. Специалист по кадрам оказался бывшим офицером. С учетом характера работы, не исключалось, что в прошлом он был комитетчиком или армейским контрразведчиком...

Мы с хода познакомились.

- Дима Садчиков...

- Саша.

Я представился корреспондентом "Парабеллума"- иллюстрированного журнала, пропагандировавшего ручное стрелковое оружие.

Разговор продолжили в кабинете.

- Люди у нас тут трудились целыми династиями. Десятки лет

вставали по заводскому гудку...

Как журналист по первому своему образованию я легко себе все представил. Как изо дня в день по утрам через шлюзы-проходные вливались в Завод мощные людские потоки.

- Про него говорили "Он", как о живом человеке...

Еще в восьмидесятых отсюда поступали победные рапорта о

выполнении планов. Обратной почтой из столицы шли приветствия

руководителей Партии и Правительства, Красные Знамена и Почетные Грамоты, сопровождаемые весомыми премиями Совета Министров и ВЦСПС.

Рыночные отношения и свертывание объемов производства на

предприятиях Военно-Промышленного Комплекса очень быстро

поставило Завод на грань банкротства. Когда-то богатый престижный Он хирел на глазах.

Пока мы говорили, в коридоре уже появились посетители. Я поднялся.

- Хорошо бы продолжить...

Мы договорились, что встретимся на автобусной остановке

недалеко от Завода.

- И вместе зайдем перекусить.

- Можно. - Садчиков, правда, предупредил, что не очень-то располагает временем: ночами он подрабатывал. - В Аэропорту, в качестве грузчика...

Он встретил меня на автобусной остановке.

- Тт есть одно заведение, хотя цены... Сам понимаешь.

- Пошли.

Частный ресторан оказался недалеко от остановки. Людей в

большом по нынешним временам зале было совсем мало. Официантка принесла меню в тяжелом тесненном переплете.

Садчиков был голоден. Выбрал жаренное медвежье мясо.

- Действительно, медвежье?

- Самое натуральное.

- И еще кулебяку. Салат. Кофе с мороженным.

От спиртного он, скрепя сердце, отказался.

Две ночные смены в качестве грузчика в Аэропорту оплачивались как месячный заработок инспектора кадров. Новые русские - хозяева грузовой службы, где он подрабатывал, регулярно по очереди проверяли несение службы.

- Увольняют при малейшем запахе...

Себе я заказал грибной больон, котлету по-киевски.

Жареную медвежатину принесли быстро - несколько крупных кусков мяса, по виду ничем не отличающегося от обычного.

Вооружившись ножом и вилкой, он сразу вернулся к Заводу.

Конструкторское бюро с разрешения Министерства Обороны

разработало документацию на новый вид учебного оружия...

- Это спортивный пистолет. Авторские права и техническая документация на него в Главном Ракетно-артиллерийском управлении. Завод обратился за разрешением на заимствование отдельных узлов...

Это были квалифированные объяснения осведомленного лица.

Я не без основания предположил в нем кадрового контрразведчика.

- И добился разрешения?

- Да. Спортивный пистолет прошел испытания и государственную

регистрацию. Центральный орган по сертификации ручного огнест

рельного оружия и патронов выдал на него сертификат... Полный успех!..- Садчиков разделался с медвежатиной, перешел к кулебяке. - Если бы не одна деталь! Пометка на лицензии - "Только на экспорт". Завод изготовитель сам должен найти покупателей. И обязательно за границей.

" Вот оно!"

Речь шла об оружии, которое ныне живущий в Иерусалиме российский бизнесмен пытался вывезти через Эстонию!.. Нехватало детали!..

- Постой, Дима! Я что-то не въезжаю! Почему?!

- Пистолет-то аналог боевого пистолета системы Макарова... Что с того, что сделали добавку на стволе для точности стрельбы и оно выглядит как спортивное... Это для тех, кто не разбирается. Или не хочет разбираться...

Я прекратил есть.

- А торговля боевым оружием- прерогатива Правительства...

Он продолжил мою мысль:

- Поэтому все попытки продать заканчивались одинаково.

Конфискация на границе и уголовное дело... Сегодня, кстати, готовят груз на экспорт...

- Далеко?

- Не знаю. Объявились покупатели на учебно-спортивные пистолеты... Садчиков аккуратно, корочкой, подобрал соус, отправил в рот.

Я вроде усомнился:

- Откуда тебе известно?

- Я как раз еду туда. А что?- Садчиков поднял голову от тарелки. Читатели "Парабеллума" и этим тоже интересуются?

Он смотрел мне в лицо.

- Я веду журналистское расследование. Под это дело у меня есть средства... - Я достал две копюры по сто баксов.

Мы оба понимали, что это ложь. Но так нам было легче договариваться. Я выдержал его взгляд. Купюры перекочевали к нему в бумажник. Все прояснилось.

- С рассветом подъезжай в Аэропорт...

Когда я вышел из такси, было еще темно. Садчикова я увидел у грузового склада. Контрразведчик курил. На нем был рабочий комбинезон с брезентовой "дубль-курткой". Сверху болтался еще оранжевый легкий жилет униформа обслуживающего персонала.

Несколько коллег - грузчиков - а, может, тоже кадровиков с Завода двигались с электрокаром в сторону проходной. Оттуда Садчикова уже звали:

11
{"b":"40755","o":1}