ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Козлов перелистал папку, нашел бумагу на Авгурова, в свое время она его не заинтересовала.

" Не за что зацепиться да и незачем... "

Сотрудник, собиравший сведения на Авгурова использовал полностью весь знакомый набор профессиональных штампов:

" В пороках и излишествах не замечен..." " Спиртным не злоупотребляет..." "Обеспечен по средствам... "Вежлив, аккуратен. Поддерживает нормальные добрососедские отношения с окружающими..."

Теперь Козлов взглянул на все под другим углом зрения.

Юноша с Северного Кавказа, приехавший поступать на юридический факультет Университета. В отличие от многих своих земляков оказался законопослушен. Отлично занимался. На последнем курсе женился на однокурснице, с которой развелся уже через год. Сразу устроился на работу юрисконсультом столичного издательства "Альтаир"...

Рыжий прервался. Закурил.

Итак, скромный студент с периферии, зацепившийся в Москве. Юрисконсульт издательства...

"Альтаир"... Никогда и не слышал о таком!.."

Нескольких лет добросовестно-тихо трудился на ниве обесечения издательских договоров...

И вдруг взлет!..

Козлов теперь оценил все новыми глазами.

Неожиданный перевод на преподавательскую стезю в Академию Общественных наук. И это только начало...

Не оставляя преподавания права в Академии, Авгуров становится консультантом отдела агитации и пропаганды Городского Комитета КПСС. А потом и ЦК КПСС. Одну за другой в течении короткого времени защищает кандидатскую и докторскую диссертации...

Кандидатуру Авгурова рекомендуют в Международную Ассоциацию юристов-демократов - авторитетную структуру, объединяющую в своих рядах деятелей почти ста стран, со столицей в Брюсселе...

Взлет объяснялся довольно просто - Козлов был озадачен.

"Авгуров явно приобрел мощную поддержку. Но чью?!"

Внезапное перемещение партийного функционера в систему МВД да еще на высокую должность заместителя начальника Управления транспортных органов было явной демонстрацией вседозволенности.

" Шаг к генеральской должности..."

Кроме всего стаж партийной работы такого выдвиженца оборачивался для него оплатой за выслугу лет, как если бы все это время работал в системе МВД...

Козлов внимательно вчитывался в каждую строчку.

Установщикам удалось кое-что вытянуть у родителей студентки-сокурсницы, которая короткое время была первой супругой Авгурова. Кое-что рассказал закоренелый холостяк-сосед, с которым объект иногда вместе проводил время.

По их сведениям, постоянных любовниц Авгуров практически не было. Однажды, правда, среди случайных связей мелькнула знакомая фамилия популярной московской поэтессы, члена Союза борцов за мир в странах Азии и Африки, известной КГБ еразборчивостью в интимных связах.

Поэтесса, повидимому, и познакомила Авгурова с его нынешней женойтакже активисткой антивоенных и антифашистских акций миротворок, действовавших под крышей Комитета Государственной безопасности.

Тут и дураку стало бы ясно:

" Стремительное восхождение Авгурова связано с его второй женитьбой. В этом и все дело..."

О супруге Авгурова в установке было сказано кратко

" Характеризуется морально устойчивой и иделогически выдержанной..."

Рыжий просмотрел ее паспортные данные и неожиданнно обнаружил первый для себя зацеп: Авгурова не была прописана на площади супруга, а, следовательно, проживала в другом месте.

Козлов оторвался от бумаг, допил горький остывший чай. Потом набрал номер Центрального адресного бюро. Получил немедленный ответ:

- Москва, Болотная площадь, два...

Место прописки его озадачило.

" Это же Дом На Набережной!."

Жена Авгурова была прописана в здании-муравейнике, где когда-то обиталась вся партийно-правительственная элита...

- А где до этого?

- Она там и жила. Только фамилия была другой.

- А прежняя? Можете сказать?

- Могу! - Сотрудница Адресного бюро позволила себе вольность - не знала, с кем говорит. - Фамилия очень известная.

- Ну!

- Держитесь за стул! .. - Она назвала.

Фамилия принадлежала одному из первых лиц государства.

- Это его сноха, - сотрудница пояснила доверительно. - Жена сына. Они развелись.

- Ясно. Спасибо... - Он не удержался. - А все-таки зря вы такие сведения каждому...

Та уже не слышала его - бросила трубку.

Итак, госпожа Авгурова еще недавно входила в известную всем всесильную семью известного государственного деятеля, ныне покойного.

История умалчивала, правда, как широко простиралось сегодня влияние всемогущего некогда Клана.

В случае неудачи кагебешника, осмелившегося посягнуть на доброе имя бывшего вождя, наверняка ждало незамедлительное изгнание из Системы...

Над этим стоило задуматься.

"Но замминистра Жернаков и Скубилин решились. И ничего ! И мы не хуже!"

Он вернулся к плану первоначальных агентурно-оперативных мероприятий.

" Кроме адьютанта, Саида, под Авгурова нужно подвести своего человека. Можно даже заставить Картузова стучать на своего партнера..."

Сделать это не представлялось таким уж сложным.

Надо только было вначале собрать компрматериалы на самого Картузова.

" А это легче легкого!"

Половину совершенных на вокзале краж милиция укрывала от регистрации, чтобы улучшить показатели раскрываемости...

" Предъявить Картузову фамилии и адреса обворованных пассажиров, чьи заявления выброшены в корзинку. Пригрозить, что министерство о них узнает..."

Рыжий снова включил чайник.

Кто-то должен записывать потерпевших, обращающихся в милицию, чьим заявлениям впоследствие не был дан ход. Чьи заявления отправили товарищу Корзинкину...

" Найти такого будет нелегко..." - Менты об укрытых преступлениях молчали. Существовала круговая порука.

" Мой осведомитель должен постоянно находиться в самой гуще событий - в дежурке или в уголовном розыске..".

Козлов задумался.

" Цуканов? Этот не будет действовать против себя. Лучше кого-то из старших оперов, на кого уже есть компромат! - Он внезапно вспомнил. - Борис Качан! Интимная связь на стороне... "

А дальше - как костяшки домино:

"Качан"- "Картузов" - " Авгуров"...

АВГУРОВ

Авгуров терпеливо прохаживался по тротуару у подъезда Министерства..

Вокруг не прекращались перемещения людей и машин.

Подъезжали незнакомые генералы в форме внутренних войск. Сновали многочисленные министерцы - мужчины, женщины. Неторопливо прохаживался приставленный почти к самым дверям гаишник.

- Сейчас будет машина, - доложил неулыбчивый молодой горец-адьютант Авгурова - Саид Саидов, появляясь из министерского предбанника. - Картузов распорядился...

- А где наша?

Помощник развел руками.

С молчаливого одобрения Скубилина его заместителя в Управлении все чаще прижимали с транспортом, поэтому он вынужден был обращаться с просьбами непосредственно на вокзалы. В его частых поездках в МВД он то и дело оказывался пешим.

На этот раз машина пришла быстро.

- Товарищ полковник! - Саидов уже отворял заднюю дверцу подъехавшей "волги".

Внутри Авгурова ждал сюрприз: кроме водилы за ним приехал и сам Картузов. Он сидел на втором сидении.

- Какими судьбами?

- Я на минуту. В какую вы сторону?

- По Садовому.

- Оставите меня у вокзала. А дальше Петрович, - он кивнул в сторону водилы. - Вас отвезет...

- Что-нибудь случилось?

- Пожалуй...

Картузов уехал с перрона сразу - через несколько минут после выстрела.

Надо было посоветоваться с Авгуровым. Но начал он с адъютанта:

- Как настроение, Саид?

Разговор, который генерал Скубилин вел с пульта по телефону с заместителем министра Жернаковым, вопреки заверениям дежурного, был все-таки записан и прослушан. Распространяться об этом Картузов не стал.

- Все в порядке, Саид?

- В норме, товарищ подполковник...

17
{"b":"40760","o":1}