ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А сколько они в браке?! Если бы Люська подала заявление, суд бы сразу признал брак недействительным...

Голицын уверенно обогнал караван дальнобойщиков-рефрижераторщиков. Водители не спешили. Их путь заканчивался у ближайшего поста ГАИ.

- Суд вернул бы стороны в первоначальное положение. Джабаров бы все потерял...

- А что Люська теперь?

- Вернуться сразу ей нельз. Сначала сдаст квартиру. Смердов просчитал правильно. Когда все забудется, переедет от матери к себе. Будет жить дальше.

Волок открыл глаза.

- Никак, подъезжаем...

Москва была уже близко, за пеленой покрывавшей лобовое стекло мороси. Но справа и слева от шоссе по-прежнему тянулись угрюмые перелески, сплошь нашпигованные вонскими частями, ограждениями, мудреными городками, въехать в которые можно было только по особым пропускам.

- Осторожно...

Впереди показался пост ГАИ.

Голицын сбавил скорость. У поста уже стояло несколько дальнобойщиков с рефрижераторами. ГАИ снимало свою долю с междугородного извоза.

- Мы-то что будем иметь с сегодняшней поездки? - проезжая, Волоков помахал коллегам.

- Немного. Смердов посчитал, что рано или поздно это необходимо сделать...

Голицын рывком обогнал чайника впереди, подрезал, занимая полосу. Сзади отчаянно засигналили.

- Перебьешься, козел...

Голицын сбавил скорость, пропустил чайника вперед, но тут же настиг и теперь уже теснил на обочину.

- Ты этого хотел?!

Чайник немедленно капитулировал, отстал.

Волок продолжил:

- Как насчет нашего главного дела? Смердов разговаривал с Виталькой?

Смердов уже несколько недель разрабатывал свою коронную операцию нападение на инкассаторов. Вместе с Голицыным и Волоком в ней должен был участвовать и третий - Виталька Субанеев. Офицер, первоклассный стрелок, мастер спорта.

Готовились тщательно. График инкассаторов, собиравших выручку вокзальных касс дважды в сутки - рано утром и поздно вечером, изучали в течение нескольких недель. Оставались мелочи.

- Потребуется еще черная представительская "волга" с престижным номером.

- У тебя есть на примете? - Волок снова открыл глаза.

- Минутку...

Голицын не хотел отказывать себе в удовольствии. Он уже наметил на дороге впереди очередную жертву. Обогнал, занял полосу...

- Есть машина? - Волок повторил вопрос.

- Есть.На днях предъявлю.

- А что с оружием?

- Этого добра достаточно. Ну, может, Виталька, - он говорил о Субанееве, их третьем кенте. - прихватит с базы пару гранат. На случай погони...

- Скорее бы... - Волок зевнул.

- Да уж чего ближе! Радио слушаешь?!

Чайник сзади посигналил, дал знать о себе.

- Давай, давай, козел...

Голицын принялся снова тормозить. Позади началась паника. Затерроризированный чайник сошел с полосы.

- Так-то лучше...

Волок снова прикрыл глаза, снова заговорил о деле.

- Задумано, конечно, дерзко...

Нападение намечалось на одном из московских вокзалов в день, когда транспортные менты займутся тем, на что их уже полгода натаскивали обслуживанием прибывающих в Москву делегатов - партийных избранников...

- Но не слишком ли дерзко?!

- Да ты оглянись вокруг, Волок! Почитай газеты. Посмотри - что происходит. Разве до нас сейчас...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

Глава первая

Год, действительно, оказался необычным.

Что-то носилось в воздухе.

Потом выяснили: великой державе оставалось существовать всего ничего. СССР агонизировал. Только об этом мало кто догадывался.

В том числе и сам умирающий.

На пороге своей кончины он затевал в Москве дорогостоящий помпезный спектакль -" Съезд КПСС". Столица шумно наряжалась, красилась. Со всех сторон в город должны были слететься тысячи специально отобранных участников торжества.

Под шумок на Верху сводили счеты, перетягивали одеяло, перераспределяли портфели...

А в это время все остальные - незадействованные в праздничной церемонии - жили обычными заботами.

Ходили на работу. Стояли за водкой в очередях. Дефилировали мимо пустых прилавков, мотались из периферии в столицу за продуктами. Химичили.

"Вы делаете вид, что нам платите, мы делаем вид, что на вас работаем..."

Рутинные дела.

В МВД СССР вот-вот должна была завершиться схватка за кресло заместителя министра. Номенклатурный пост этот в период безвременья с боем захватил генерал Жернаков и с тех пор успешно отбивал от атак претендентов.

Замминистра был мужик крутой. Вологодский. Со временем начало, было, казаться, что заветное кресло останется за ним навсегда. Но последние месяцы он позволил себе расслабиться.

Последствия наступили незамедлительно.

Потеря бдительности в верхних эшалонах власти недопустима и наказуема.

Соперником выступил с виду весьма расположенный к Жернакову, улыбчивый, обходительно-мягкий генерал Ильин, переведенный с кентами из Отдела административных органов ЦК КПСС.

Его и перевели в МВД СССР с дальним прицелом.

Борьба развернулась по всей вертикали, но сигнал к началу решающей схватке должен был прозвучать не в министерстве, а внизу, на земле, на столичном железнодорожном узле. Точнее, на одном из вокзалов: делегаты и гости партийного съезда добирались в Москву воздушным и наземным транспортом, который курировал генерал Жернаков. Но, в основном, поездами...Там и решено было подложить свинью...

На московских вокзалах всегда бардак.

На это и рассчитывал претендент место Жернакова.

Малейшее ЧП внизу во время партийного карнавала грозило немедленной отставкой начальнику столичной транспортной милиции, а на самом верху рикошетом мгновенно накрывало курирующего заместителя министра, являвшегося как бы заложником...

СТОЛИЧНЫЙ ТРАНСПОРТНЫЙ УЗЕЛ НА ПРЕДСЪЕЗДОВСКОЙ ВАХТЕ

Начальник московской транспортной милиции генерал Скубилин громогласный, гренадерского обличья - в кабинете за фальшивым тамбуров чтобы снаружи ничего не было слышно - заслушивал руководителей линейных подразделений.

Вдоль стен, поочередно вытягиваясь по стойке "смирно", вставали,

Отчитываясь, полковники -начальники всех семнадцати отделов внутренних дел на Московской железной дороге.

- Кто не может или не желает работать, прошу Христа ради, пока не поздно...

Генерал Скубилин уже кричал знакомым всей линии тонким, не по комплекции, фальцетом. Генерал отлично знал, что его ждет в случае осложнения ситуации. На его место у конкурента Жернакова - Ильина уже готов был кандидат - нынешний зам полковник Авгуров, сидевший тут же.

Оставалось одно - снимать стружку с начальников подразделений.

Хочешь удержаться - без своих. Чтобы чужие боялись. Если полковников драть в три шеи, они там, на з е м л е, семь шкур с подчиненных сдерут, чтобы свою голову отстоять.

- ... Такой пусть сразу положит мне рапорт на стол! А там я найду, как поступить...

Телефоны в кабинете молчали.

Скубилин приказал переключить их на приемную.

Неожиданно прогремевший звонок оборвал на средине фразы.

Звонил помощник:

- Заместитель министра генерал Жернаков на проводе!..

- Давай, живо! - Скубилин стрельнул тревожным глазом в Авгурова: говорить при нем было бы неосторожным. - Перерыв. Все свободны. Быстрее.

Подождал, пока все скрылись за замаскированной под шкаф дверью. Наконец исчез последний.

Пропел потеплевшим голосом:

- Здравия желаю, Борис Иванович. Как самочувствие?

- Сперва обстановку! - Жернаков не был расположен к сентиментам. Что у тебя?

- Все на ногах... - Скубилин принялся четко докладывать. - По первой позиции 116, по второй.... Усиленный вариант несения службы соблюдается. Все на ногах...

- Что руководители?

- Сейчас заслушиваем готовность к встрече поездов с делегатами. Вносим последние коррективы в графики дежурств. Закрепление за вокзалами...

Замминистра помягчел.

3
{"b":"40760","o":1}