ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В отверстие вверху было видно небо.

Вокруг то и дело вспыхивали блицы фотосъемки. В передней части храма бросалась в глаза плоская каменная плита.

- Тут 2000 лет назад лежало тело Христа... - восхищенно произнес Горбоносый, не задумываясь над тем, насколько это корректно и существенно для атеисток, составляющих официальную делегацию советских миротворок.

Он не назвал имя святилища, но Авгурова догадалась, что она вместе с другими находится в Храме Гроба Господня.

Ее поход в банк остался никем незамеченным.

Банк "Апоалим" был одним из солидных в Израиле и шел где-то в начале третьей сотни среди наиболее прочных в мире.

Конечно, Авгурова могла открыть счет и в швейцарском, и в английском банке. Но сейчас ее и мужа поджимал срок. Деньги надо было куда-то срочно переводить.

Привлекательным в израильских банках, кроме их полного безразличия к происхождению денег, было и отсутсвие дипломатических отношений между обеими странами. МВД и КГБ СССР не могли легко и беспрепятственно сюда заклянуть...

- Вы замечаете? Непрекращающаяся проповедь религии... - Остроносая Фрида, похожая на располневшего Буратино, теперь уже не оставляла ее. - Вы начинаете с любого вопроса, а заканчивается все Библией. Посольство могло бы выразить устный протест... Безобразие какое-то...

Остроносая уже несколько раз умудрилась сцепиться по этому поводу с Принимающей Стороной - некрасиво, по-хамски - пользуясь тем, что ее единственную еврейку в группе - было трудно заподозрить в национальном небрежении к своим единокровным сестрам и братьям.

Ее оппонент - представитель одного из северных кибуцов,

сопровождавший делегацию, лысый, с манерами штатного оратора, прекрасно знал русский, ко всему приглядывался.

Он мог быть агентом израильского Мосада, а то и советской внешней разведки...

"Кто их тут разберет..."

- Вы в этом, извините, ничего не понимаете! - У него было такое же странное представление о вежливости. - Знаете ли вы, например, что католики, когда молятся в своих храмах, не читают Библию!

- Мне-то что до этого!..

Давно уже был отброшен и забыт предмет доказывания, причина, по которой возник спор.

- Это делает за них ксендз! Протестанты, те - да! Читают Недаром много лет дебатировался вопрос о государственном языке Соединенных Штатов! И поэтому даже предлагался язык Библии. Иврит!

Руководительница делегации миротворок несколько раз пыталась перевести разговор на другое. Перейти на тему межгосударственных отношений.

- Вы ведь понимаете, о чем мы говорим...

Лысый, подначенный остроносой Фридой, уже не мог найти общего языка с делегатками:

-Только не говорите мне, будто я вас понимаю! Я вас не понимаю! Вы первые признали Израиль, а потом порвали с нами дипломатические отношения. У нас рассказывают про подбитого в войну летчика в сирийской форме. В бреду он матерился по-русски...

Писательница отмахнулась:

- Вы сами хороши...

- Мы ссумасшедшая страна! Тут становишься или Богом или Сатаной...

Он не мог успокоиться.

- В кибуцах у нас всего три процента населения! В то же время среди павших в войнах их - пятая часть. Почти все служат в боевых частях...

От него еле отделались.

Сразу после посещения Храма, Авгуровой предстояло отделаться и от самой Фриды. Ей надо было позвонить мужу и передать номер только что открытого ею валютного счета в иерусалимском отделении банка "Апоалим".

Это было по-труднее: Фрида и не думала теперь от нее отставать хотя бы даже на шаг.

Из Старого Города делегация на автобусе переехала к израильскому парламету - кнессету, в отстоящее от жилых кварталов живописное уединенное место в самом центре Иерусалима, посещаемое, в основном, официалными делегациями и туристами.

Здесь миротворкам предложили разделиться на две равные группы.

Первая должна была проследовать в парламент, вторая - осмотреть недавно отстроенное, находящееся напротив, в Саду Роз, новое здание Верховного Суда, а иначе Высшего Суда Справедливости Израиля.

По окончанию экскурсий обе группы должны были вновь встретиться здесь же, на "нейтральной полосе", у экскурсионного автобуса.

Авгурова намеренно выбрала Высший Суд Справедливости. Посещение кнессета и прием в нем были явно престижнее, и большинство делегаток, а, следовательно, и Фрида должны были отправиться туда.

Кроме того в здании Верховного Суда, построенном на деньги Фонда Ротшильда, скорее можно было обнаружить телефон-автомат, нежели в парламенте.

Она уже праздновала свой маленький успех, но в последнюю минуту остроносая Фрида решила примкнуть к малочисленной группе судейских, в которой была

Авгурова.

- Ну, с Б-гом... - Провозгласил горбоносый гид. Ему доверили сопровождать именно эту группу. - Вперед!

Двинулись вместе через пылающий тончайшими красками наступающей израильской весны Сад Роз. Свезенные сюда со всех концов планеты ярчайшие благородные растения благоухали всеми мыслимыми ароматами.

Сад Роз был достаточно велик.

Группа растянулась.

Делегатки расходились по аллеям, гиду становилось все труднее ими управлять. Разносортица подаренных израильской столице роз поражала.

Фрида пристала к Авгуровой, как репей. Она оказалась абсолютно равнодушной к цветам. Гораздо интереснее было проверять партнершу "на вшивость".

- Как вы думаете, могли бы мы часть денег за наше питание получить валютой? У вас ведь наверняка нет с собой ни доллара...

- Стоит подумать, право... - Авгурова была осторожна.

- У каждого есть какие-то обязанности перед семьей...

Остроносая трещала, не переставая.

- Друзьями, знакомыми. Им надо что-то привезти из поездки, - Фрида излагала с важным видом. - Как вы с этим справитесь? Кроме того есть и сокровенная мечта у каждого...

" У меня - одна, - Авгурова сформулировала ее предельно точно. Никогда в этой жизни не видеть твою мерзкую физиономию..."

Ничего не узнав о карманных деньгах Авгуровой, Фрида сменила тему. Вернулась к обстоятельствам прибытия делегации в Израиль и действиям Принимающей Стороны.

По мнению Остроносой, венгерской авиакомпанией "Малев", перевозившей делегацию была допущена явная бестактность:

- В салоне с посланицами мира из Москвы... Представляете? Летела группа бывших советских граждан - новых репатриантов... Что вы об этом думаете?

- М-да...

Авгурова взглянула вдоль тропинки.

До белокаменного здания Высшего Суда Справедливости, возвышавшегося впереди, были только аллеи роз. Ничто не могло ее освободить...

- Я тащилась от этих старух в самолете! Вы видели их?

Их нельзя было не заметить...

Авгурова тоже обратила внимание на попутчиц: жители с Северного Кавказа были похожи на родственников ее теперешнего мужа. Их смуглые, с неожиданно светлыми холодными глазами лица пугали злобной непредсказуемостью.

В присутствии бывших соотечественников небольшой группе хорошо одетых обеспеченных женщин нелегко было изображать из себя активных посланниц мира...

- В самолете пахло провокацией. Скандалом... Я это чувствовала. Вы тоже заметили? Венгерские стюардессы ехидно переглядывались. Они злорадствовали. А горцы сидели притихшие. Еще бы! Их заманила сюда сионистская пропаганда...

Авгурова смотрела вдаль.

Впереди на аллее носились и орали взбалмошные изрильские школьникимладшеклассники...

Фриде не было до них дела:

- А наша начальница... Я буду еще говорить о ней в Москве... Она полностью от всего устранилась. Пришлось самостоятельно дать отпор...

Так и было. Активистки, вроде Фриды, в самолете разбились на группки. Ставку сделали на тощих затравленных старух-горянок. Тем все еще казалось, что советская власть имеет над ними силу, по крайней мере в воздухе. Старухи нервничали, подозревали подвох...

Контакты с ними активистки прекратили, едва шасси авиалайнера коснулись бетона.

33
{"b":"40760","o":1}