ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Степень разочарования и ответную реакцию организаторов было трудно себе представить...

Козлов - глава Транспортного КГБ с беспокойством следил за разрастанием скандала, хотя притензии лично к нему и его службе не могли быть чрезмерными.

С делегатами Съезда на вокзале все обстояло благополучно.

Уголовники - не были контингентом спеслужб.

Транспортное КГБ не собиралось делить вину за происшедшее вместе с ментами, его сотрудники один за другим покидали депутатскую комнату через вторую дверь, минуя перрон...

Лично Козлова беспокоило, как бы ЧП на вокзале не отразилось на судьбе задержанной с контрабандой жены Авгурова - она оставалась в Шереметьеве. Материалы об ее аресте и возбуждении уголовного дела, если бы не бандитский налет на инкассаторов, могли быть уже утром доложены транспортному прокурору...

" Менты, мать их... Под носом у себя не видят!"

Неизвестно, чем бы все закончилось для ментов, если бы не неожиданное спецсообщение, которое поступило на Верх почти сразу вслед за первым...

МВД сообщило о впечатляюще-быстром и результативном задержании преступников и возвращении похищенного.

На Верху снова был шок, но теперь уже от радости. Немедленно был найден ракурс под которым информация двинулась дальше - в Секретариат ЦК КПСС , в прессу.

Победная реляция!

" ... Столичная Краснознаменная... - Слагаемые рапортов такого рода были все известны. - Высочайший профессионализм. Всегда стоять на страже интересов... Социалистическая законность... Родные Партия и Правительство..."

Поражение ментов в мгновение обернулось победой.

Несмотря на поздний час из МВД СССР поступали все новые подробности.

Рядом с трупом одного из преступников, некоего Голицына, был изъят пистолет системы Макарова - табельное оружие, принадлежавшее убитому милиционеру отдела милиции Москва-Белорусская, объявленное в розыск...

Информации шли одна за другой.

Генералитет стремительно набирал очки.

"... Полностью возврашены в Государственный банк СССР похищенные у государства деньги в сумме 833.120 руб 55 коп. Готовится подробное спецсообщение..."

Почти одновременно МВД СССР ходатайствовало о представлении к высоким правительственным наградам тех, кто проявил героизм и мужество при защите социалистической собственности от преступного посягательства...

Таких было четверо.

Трое из них были представлены посмертно. Еще один - инкассатор, доставленный с тяжелейшими ранениями в Склиф, вместе с врачами боролся в это время за свою жизнь.

Второй список отличившихся- составленный наскоро - включал в себя живых - тех, кто, по мнению руководства, обеспечил организацию образцового общественного порядка в Москве во время исторического действа. Сюда попала вся основная руководящая обойма, а, кроме того, те, кто сумел во время подсуетиться, с кем расплатились за оказанные ими прежде услуги, и те, кого, наоборот, хотели проавансировать...

В спешке, как водится, упустили водителя-милиционера ППГ и старослужащего, первыми заметивших зеленоватый "Жигуль" с бандитами...

Вокзальные розыскники во главе с Игумновым в него также включены не были - списки готовили в их отсутствии, предполагалось, что и тех и других поорят их непосредственные руководители.

Зато чья-то легко узнаваемая, имеющая власть рука, в последнюю минуту пополнила ходатайство еще тремя особо отличившимися:

" Картузов П.А. - начальник отдела внутренних дел - подполковник милиции;

Саидов С.М. - старший оперуполномоченный - старший лейтенант милиции;

Смердов В.А. - заместитель начальника отделения - подполковник милиции..."

Более подробное спецсообщение в ЦК КПСС тоже не заставило себя ждать, оно оказалось в большей степени взвешенным и отражало расстановку соперничавших групп.

Из первоначального текста, в частности, было изъято упоминание об объявленном в розыск пистолете "макарова"...

Генерал Скубилин, бывший благодаря замминистру Жернакову в курсе всего происходившего, первым оценил цену сделанной купюры:

" Кто-то выручает транспортного прокурора!.. "

Догадаться об этом не составляло сложности.

То, что бандиты использовали пистолет убитого милиционера бросало тень на качество прокурорского расследования. Если бы следствие проведено было объективно и полно, Голицын и Волоков не оказались бы на свободе, не могли бы совершить то, что они совершили. Невиновный не был бы приговорен к высшей мере...

Вместо прокурора, вину за это теперь должен был взять на себя кто-то другой.

Увы! Этим "кто-то" запросто мог стать он, генерал Скубилин.

" Слабый контроль за деятельностью начальника уголовного розыска Москвы-Белорусской..." - Того, скорее всего, теперь ждали арест и суд. Но об этом Скубилин сейчас не думал.

" Защищают транспортного прокурора! "

Это был о дурным знаком и для него и для его комитетского партнера, для Козлова.

МЕНТЫ. ИГУМНОВ.

Игумнова с его замом подбросила на вокзал одна из патрульных машин, следовавших с пустыря с оставленным преступниками "жигулем", деньгами и оружием.

Еще по дороге по рации прослушали ориентировку, в которой перечислялись все участники бандитского нападения на инкассаторов.

- " Субанеев Виталий Александрович... - Далее следовал год рождения, адрес, приметы. - Голицын... Волоков Юрий...-" - И снова полные установочные данные.

Преступников уже разыскивали.

Совершенно непонятно было, как Московский Главк успел так быстро развернуться. Между тем личности убитых еще не были установлены.

- МУР есть МУР! - водитель, который их вез, обернулся, подмигнул транспортниками. - Не железка...

До вокзала доехали без происшествий.

Мероприятия проводов делегатов съезда тут еще продолжались.

Где-то на входных стрелках уже постукивал очередной состав. Гремела музыка.

Вокзал был полон празднично одетыми делегатами, милицией и приданными силами. Ни на минуту не умолкало радио.

У выхода из кассы сборов все еще стояла цепочка в штатском, туда никого не пускали.

Под неумолкающие торжественные марши следственная группа все еще описывала место происшествия - окровавленные трупы, расстрелянную инкассаторскую машину.

Продолжали сновать со своими "рафиками" кубинцы - "вокзал гостиница - вокзал" - доставляли на перрон вещи делегатов. Оперативники выгружали чемоданы, коробки, ящики у разметок вагонов на платформе. Потом им еще предстояло разместить их по купе...

В дежурке Игумнова ждали самые последние новости.

С Башиловки звонил Качан. Вместе с младшим инспектором, с Карпецом, они задержали единственного оставшегося в живых участника нападения на инкассаторов.

Волок смог уйти с пустыря. Он подъехал к дому на такси, но идти внутрь не риск

нул - наблюдал за подъездом от винного магазина. Рядом стоял алкаш, с которым Качан недавно познакомился.

Волока опознал все тот же удачливый Карпец.

Волок выглядел потерянным. Он не оказал сопротивления. Оружия при нем не оказалось. Не слова не говоря, он последовал с оперативниками к их машине...

Дежурный между двумя телефонными звонками разъяснил ситуацию:

- Сейчас Волокова привезут.

В дежурную часть беспрерывно звонили. Начальство требовало объяснений, докладов. По рации из электричек отчитывались постовые, патрули...

- И так всю дорогу! - Дежурный кивнул на коммутатор оперативной связи. - Я передам, что Волоков задержан, когда сам закрою за ним замок. А пока воздержусь.

- Бог с ним, с Волоком... - Игумнова заботила судьба Бакланова. Надя звонила? Как он?

Надежда сопровождала раненного. Ее увезла "скорая".

- Вон телефонограмма. Прочти...

Игумнов прочитал:

"... Слепое огнестрельное пулевое ранение живота, проникающее в брюшную полость, опасное для жизнии..."

На несколько минут звонки неожиданно прекратились. Дежурный на короткое время перестал дергаться.

82
{"b":"40760","o":1}