ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Девушка! – крикнул старик на языке саксов. Он схватил Магнуса за руку и повис на ней, свободной рукой указывая куда-то. Остальные собрались вокруг него. «Девушка. Иди». Они отчаянно лопотали что-то на своем языке.

Магнус остановился. Он с трудом изъяснялся на языке саксов, так же как и остальные, которые, по-видимому, знали этот язык ненамного лучше его. Они переглядывались, не зная, как выразить свою мысль.

Одно было ясно: они хотели сказать ему, что Идэйн среди них нет. Но она не умерла, она ушла.

Чувство облегчения, которое Магнус испытал при этом известии, все-таки не умиротворило его, поэтому он направился к молодой женщине, на которой красовался шелковый шарф Идэйн, и грубо сорвал его с ее головы. Толпа издала угрожающий рев. Он поднес обрывок шарфа старику и ткнул им ему прямо в татуированное лицо.

Взгляд старика затуманился. С минуту он держал раскрытыми ладони с синими от татуировки пальцами, показывая цифру десять. Потом сделал из пальцев фигуру, похожую на лошадь, и показал, что та ускакала галопом.

Магнус почесал в затылке. О чем это может говорить? Значило ли это, что десятеро всадников привезли Идэйн в эту деревушку, а потом ускакали вместе с ней?

Да поможет ему господь, он так хотел верить, что Идэйн жива!

Старик протянул руку и дотронулся до шелкового лоскута в кулаке Магнуса, потом поманил одну из своих одетых в шкуры женщин, и она выступила вперед. Женщина была одна из самых молодых, с лицом, сильно изукрашенным синей татуировкой и курносым носом. Она остановилась и стояла, украдкой бросая на Магнуса кокетливые взгляды.

Старик поднял руки над головой и топнул ногой, потом дважды повернулся вокруг своей оси, изображая бойца, воина, всадника, одного из тех, кто промчался через их деревню. Потом остановился и посмотрел на Магнуса.

И вся деревня смотрела на Магнуса, который, поколебавшись некоторое время, кивнул. Да, ему казалось, что он понял, что ему хотели внушить.

Старик взял кусок красного шелка и возложил на голову девушки, а потом резким движением сорвал его. С шарфом в руке он, невесело смеясь, пробежал некоторое расстояние. Потом столь быстрым движением, что Магнус едва заметил его, бросился на девушку и разорвал кожаный жилет у нее на животе. Не то булавка, не то шнуровка, удерживавшие его, поддались, и полные груди девушки оказались на свободе. Старик едва прикоснулся к ним рукой, потом махнул, все еще продолжая смеяться.

Он снова показал десять пальцев. Десять всадников. В качестве особой любезности Магнусу он последовательно указал на женщин, на которых были надеты части брачной одежды Идэйн. Копьеносцы, возбужденные этой сценой, кричали друг на друга.

Магнус устало прислонился к углу ветхого амбара. Пресвятая Матерь Божия, ему казалось, что он правильно понял мимическое представление главы племени. Девушку, которую он ищет, привезли сюда десять верховых. Они доставили ее в эту деревушку, чтобы обменять на пишу и воду, по-видимому, вскоре после того, как похитили, когда он спал на берегу.

Оказавшись в деревне, если он правильно понял пантомиму старика, они раздели Идэйн донага, чтобы осмотреть ее.

Мысль об этом вызвала бешеную пульсацию крови в висках Магнуса. До этой минуты он не сознавал, насколько драгоценным стало для него ее тело после того, как она отдалась ему. Он вспоминал ее изящные ноги, золотистый живот и груди, вспоминал ее светящееся тело. И его сводила с ума мысль о том, что ее выставили перед глазеющими на нее сельчанами, перед всеми, кто желал на нее взглянуть, потому что разбойникам надо было убедиться, что она прекрасна!

Магнус поднял дрожащую руку и потер воспаленные глаза. Эти отбросы, кем бы они ни были, воображали, что могут безнаказанно осквернять Идэйн своими взглядами, но им еще было неизвестно, какой урок он собирается им преподать! Он догонит их и добрую часть ночи проведет, выковыривая кинжалом их бесстыжие глаза.

Старик поднял край тяжелого плаща Магнуса.

– Плащ, – объяснил Магнус.

Старейшина кивнул.

Они оставили на ней только плащ. Остальную одежду Идэйн они отдали жителям деревеньки в обмен на пищу и воду. И теперь она замерзала.

Магнус закусил губу. Ему хотелось завыть от ярости. Они не имели права отнимать у нее одежду, чтобы удовлетворить свое грязное похотливое любопытство. И, боже милостивый, внезапно ему в голову пришла ужасная мысль, которую он не мог вынести. Что они могли сделать с беззащитной и нагой девушкой, оставшейся с ними один на один среди пустынной местности.

Магнус обернулся, потому что почувствовал, что наконечник копья уперся ему в спину. Он, выругавшись, отпрянул. Бородатый старик, к которому присоединился еще один представитель старшего поколения, пытались что-то втолковать ему. В их речи можно было различить немного сакских слов – в основном же они кричали и жестикулировали.

– Прекратите! Перестаньте орать! – Магнус не мог их понять. Но как только он положил руку на рукоять меча, смуглые, одетые в кожи юноши обступили его со всех сторон, тыча в него остриями своих копий так, что он не мог двинуться с места.

Старик приблизил свое лицо к лицу Магнуса.

– Ты, – произнес он по-сакски, – иди. Магнус был даже рад этому. Ему хотелось уйти отсюда как можно скорее, распрощаться с этим народцем, предоставив этих дикарей их злосчастной судьбе, и мчаться вперед по следам, оставленным похитителями Идэйн.

И он это сделает. Как только они уберут подальше свои копья. Оглянувшись, он понял, что уйти отсюда будет не так-то просто. Шарообразные низкорослые женщины окружили его, трогали его ноги, ощупывали мускулы на предплечьях, даже поднимали полы плаща, чтобы ущипнуть его за ягодицу.

– Перестань сейчас же! – крикнул Магнус той, на которой красовался обрывок красного шелкового шарфа. От этого зрелища сердце его болезненно сжалось, потому что он вспомнил прекрасную девушку, на которой впервые увидел этот шарф, столь нежно и покорно покоившуюся в его объятиях.

Женщина чуть постарше, в корсаже от свадебного платья Идэйн, исследовала его грудь и плечи.

– Отстань, я сказал! – Магнус попытался оттолкнуть женщин. Он вытянул меч из ножен, чтобы показать, что не шутит: если ему предстоит расчистить себе путь из деревеньки мечом, он так и сделает. Но как только он сделал шаг вперед, копьеносцы, синие лица которых приняли свирепое выражение, подняли и направили на него свое оружие.

Магнус пытался прикинуть, достаточно ли его меча, чтобы одолеть дюжину недомерков, вооруженных копьями, когда группа старух оттеснила воинов. Впереди была старая карга с обнаженными грудями, другие следовали за ней. В мгновение ока они вцепились в Магнуса. Теперь он уже не мог обнажить свой меч, чтобы защититься от них. Их руки шарили за поясом его штанов. Несколько старых ведьм повисли на его руках, ощупывая бицепсы и что-то восклицая. Копьеносцы кружили рядом, образуя непроницаемый живой барьер.

Магнус сопротивлялся, но женщины шаг за шагом подталкивали его к одной из хижин. Старая кокетка просунула руку за пояс его штанов и вцепилась в его член с такой силой, будто от этого зависело спасение ее жизни. Попытка освободиться и одновременно удержать меч не увенчалась успехом. Магнус зашатался и чуть не упал. Тотчас же его подняли на ноги.

Отчаявшись, он закричал изо всей силы, умоляя о помощи, – ему было все равно, откуда она придет, – но никто его не слушал. Уголком глаза он видел мужчину, присевшего на корточки у амбара, чтобы подоить козу. Какая-то часть его сознания, подернутая туманом забвения, хранила воспоминания об историях, о далеком прошлом. В них упоминались эти никому не известные племена, живущие далеко на севере, о том, что они практикуют человеческие жертвоприношения, и о том, что они пытают своих пленников, расчленяют их тела и сжигают.

О том, что они едят друг друга.

Оказавшись в хижине, Магнус споткнулся и упал на колени. Он попытался вытянуть меч из ножен, но визжащие старухи повисли на его руках. Магнус даже не предполагал в них такой силы.

19
{"b":"408","o":1}