ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тарен-Странник
Ветер подскажет имя
Жених на неделю
Дурная кровь
Лик Черной Пальмиры
Влюбись в меня
Гончие Лилит
Экспедитор
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
A
A

И Идэйн, даже не глядя, знала, что то, что находится у него между ног, не только непривлекательно, но просто чудовищно и вовсе не предназначено для наслаждения. Он пользовался этим органом грубо, по-дикарски.

– Давай, – проскрежетал Константин; протягивая руку, чтобы сорвать с нее плащ. – Сними его, я хочу взглянуть на тебя.

Идэйн попыталась ускользнуть, но он взял своими ручищами ее под мышки и заставил встать на колени. И пока она так стояла, он поднял подол ее шерстяного платья.

Под платьем на ней ничего не было, и он прекрасно это знал. В тусклом свете, проникавшем через бойницы, она предстала перед ним стройной и прекрасной лесной нимфой, феей. Ее ярко-золотые растрепавшиеся волосы свободно ниспадали на плечи и руки, прикрывая высокие груди.

Лицо Константина раскраснелось еще сильнее, когда он отвел ее руки от груди.

– Золото, – прошептал Константин хриплым шепотом. – Люди говорили, что ты вся золотая, ведьма из монастыря Сен-Сюльпис, с золотой кожей и зелеными, как изумруды, глазами, и, клянусь Святым Крестом, они не солгали. Да пребудет со мной Господь наш Иисус Христос, но нагая ты похожа на одну из чародеек!

Константин приподнялся, стараясь придвинуться к ней ближе и просунуть свои огромные пальцы между ее ноги погладить золотистые волосы, в то время как другой рукой он пытался раздвинуть ее колени, чтобы все тело Идэйн предстало перед ним без покровов.

Она ежилась и пыталась уклониться от этого грубого непрошеного вторжения, от его прикосновения, но вождь клана Санах Дху, по-видимому, был возбужден тем, что увидел, и поэтому не отпускал ее, и она только слышала его сопение. От него так несло перегаром, что запах виски окутывал его, словно облако.

– Пусти меня! – закричала Идэйн. Она убеждала себя, что сейчас самое лучшее – показать, что она его не боится. Но весь ужас был в том, что боялась она просто отчаянно.

На этот раз все было не так. Даже не так, как в случае с Айво де Бризом, когда он угрожал ей употребить свое право сеньора. Когда он почти вынудил ее выйти замуж за одного из своих крепостных, чтобы можно было затащить ее в свою постель.

Тогда у Идэйн было Предвидение, что судьба влечет ее по дороге жизни, что ничто из того, что выглядело скверно, даже мрачно, не может серьезно повредить ей.

Теперь же все было иначе.

Ей грозила опасность от этого неуклюжего мощного увальня – вождя клана Санах Дху, желавшего погрузить в нее свою плоть, грубо укорениться в ее теле, в помещении прямо над комнатой, где были его жена и дети, которые могли слышать все, что происходит наверху!

«Я должна что-то предпринять», – думала Идэйн, в то время как руки вождя тискали ее груди. Но она не ощущала в себе для этого достаточно силы, не чувствовала, что способна ее вызвать. Она не могла призвать на помощь Предвидение, чтобы спастись.

– Давай-давай, – говорил тем временем Константин. – Ладно, пусть в тебе сидит волшебство, ласточка, вероятно, оно запрятано в твоей маленькой щелке. А у меня есть инструмент, способный широко раскрыть ее. И ты это почувствуешь, обещаю тебе, что почувствуешь!

Он взмахнул полой своей длинной рубахи, и она увидела свалявшиеся волосы, росшие, кажется, прямо из его брюха и закрывавшие всю нижнюю часть живота, доходя до бедер. Это было похоже на тушу заросшего шерстью животного, а не на человеческую плоть. И посреди этой густой шерсти возвышалось нечто огромное, как шест, из синевато-красной плоти, не вполне еще пришедшее в боевую готовность.

Вождь притянул к себе ее руки и заставил ее взять ими свой член. Пальцы Идэйн были холодными и влажными, она с трудом заставила себя дотронуться до него. В ответ на ее нерешительность Константин, ладонью ударил ее по голове – это был болезненный удар, от которого у нее на целую минуту перехватило дух, а в ушах зазвенело.

– Сожми его, – прошипел он, лицо его упиралось в ее собственное. – Сожми его и поглаживай, как любимца, которого ты хочешь иметь у себя между ног. А иначе я дам тебе еще одну оплеуху, от которой у тебя не только загудит в голове!

Дрожа от страха, Идэйн взялась за его член обеими руками и сжала изо всех сил. Она видела, как от удовольствия глаза Константина стали похожи на щелочки. И продолжала лихорадочно сжимать до тех пор, пока у нее не затекли пальцы. Наконец он отвел ее руки.

– Мягко, нежно, – бормотал Константин. Он скосил глаза вниз на свой орган, и лицо его приняло озадаченное выражение. Казалось, желаемого не произошло – член его стал даже меньше, чем когда Константин представил его девушке на обозрение.

Константин вдруг вырвал свое мужское естество из рук Идэйн и подергал его несколько раз вверх-вниз, потом взглянул на него снова и чертыхнулся сквозь зубы.

– Я чертовски хочу тебя, просто с ума схожу, – пробормотал он. – Да, я прямо лопаюсь, мои шарики ноют, как больной зуб. Но, господи, в чем же дело? Он должен быть твердым, как камень!

Константин поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза. Недоумение его сменилось яростью. Он схватил Идэйн за руку и притянул к себе.

– Да падет на тебя кара Господня! Что ты с ним сделала?

– Н-н-ичего! Только то, что ты велел! – воскликнула Идэйн. И это было чистой правдой.

– Да будут прокляты твои штучки!. – И Константин снова сильно ударил ее. – А сейчас распали меня докрасна, а иначе я изобью тебя так, что ты шевельнуться не сможешь.

Он схватил девушку за волосы и ткнул лицом прямо в свой пах. Идэйн тотчас же почувствовала ужасный запах и попыталась задержать дыхание. Было ясно, что ему давно следовало бы вымыться. Он запихивал свою вялую плоть ей в рот, пальцы его разжали ее челюсти. Идэйн начала задыхаться.

Все это продлилось всего секунду.

Потребовалось только прикосновение ее языка и губ к самой интимной части его тела, чтобы добиться желаемого им результата. Но внезапно Константин, вождь клана Санах Дху, с пронзительным воплем отскочил от нее.

Идэйн только на мгновение успела увидеть его перекошенное от боли лицо, нависшее над ней, с открытым ртом и оскаленными зубами, прежде чем он вскочил на ноги, все еще держась за столь ценимый им орган. Константин задрал свою длинную ирландскую рубаху и смотрел вниз на свой поникший и съежившийся инструмент наслаждения.

– Христос и ангелы* он сгорел! – завывал вождь, приплясывая от боли. – Он покрылся волдырями, мой бесценный! Покрылся волдырями! Будто я окунул его в адское пламя, говорю тебе! – С безумным видом он повернулся к Идэйн. – Ты, дьявольская шлюха, это ты сожгла меня!

Идэйн смотрела на него во все глаза, а мозг ее отчаянно работал. Она помнила только его слова: «Распали меня докрасна, а иначе я изобью тебя».

Он сказал «распали» – и в этом-то было все дело.

Внезапно на Идэйн снизошел покой, изгнав страх. Она снова присела на корточки, подняла с полу свой плащ и завернулась в него.

Ему не следовало этого говорить. Идзйн едва удержалась от улыбки. Теперь ясно, что за ней следуют какие-то неведомые ей силы, защищая ее, хотя она на какое-то время и, утратила веру в них. Кроме того, она никогда не могла бы сказать заранее, как они подействуют, каким образом окажут ей помощь. Вождь клана Санах Дху хотел, чтобы его распалили докрасна. И получил то, чего хотел.

Идэйн не знала, что теперь делать. Судя по багровому и перекошенному от ярости лицу Константина, ему очень хотелось расправиться с ней. Конечно, не убить ее, потому что ее смерть разрушила бы его надежды получить за нее выкуп от короля Уильяма.

Внизу были слышны повышенные голоса копьеносцев и умоляющий голос жены вождя. Потом послышались шаги на лестнице – кто-то поднимался наверх. В люке показалась голова одного из соплеменников вождя, затем появились и плечи.

– Санах, он согласен! – На лице война сияла широчайшая улыбка. – Уильям Лев прислал своего гонца. Глянь-ка, увидишь, что они приближаются к башне, едут по дороге, ведущей от озера!

Константин колебался только секунду, потом заковылял к одной из бойниц и выглянул из нее. То, что он увидел, должно быть, понравилось ему, потому что он тотчас же ринулся к лестнице, ведущей вниз, почти не оставив копьеносцу времени освободить для него дорогу. Вождь скрылся в нижнем помещении, и слышно было только, как он кричит во всю глотку, отдавая приказания членам своего клана.

22
{"b":"408","o":1}