ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, – поклялся он ей внезапно охрипшим голосом, – обещаю!

Магнус стремительно отвернулся и отошел от нее, размахивая только что сделанным посохом. Тамплиер остановился и, хмурясь, посмотрел ему вслед, но не сказал ни слова. Де ля Герш сделал Идэйн знак, чтобы она взобралась на своего пони, и подал руку, помогая ей сесть в седло. Люди начали подниматься с земли и собирать оружие. Вскоре все они двинулись через нее на запад, туда, где еще был виден свет умирающего дня.

Но не прошли они половину лье, как что-то выпрыгнуло из лесной чащи прямо под ноги пони, на котором ехала Идэйн. Пони встал на дыбы.

Идэйн вскрикнула и выпала бы из седла, если бы тамплиер не нагнулся стремительно и не схватил поводья ее пони, заставив его повернуться кругом, отчего лошадка прекратила свой панический танец на задних ногах.

Подбежал Магнус. Он все время не спускал с Идэйн глаз и оказался возле пони почти в тот самый момент, когда де ля Герш схватил поводья.

Тамплиер откинулся в седле и посмотрел на молодого рыцаря, вскинув брови.

– Я слышал, как она вскрикнула, милорд. – По сути дела, Магнусу было наплевать на де ля Герша и на то, что тот думает. – Я хотел предотвратить не счастье.

– Ах вот как, рыцарь «Откуда ни возьмись». – Де ля Герш снова бросил на Магнуса пытливый взгляд. – Я уже видел тебя там, где Юдо велел тебе охранять тылы.

Пони продолжал приплясывать и приседать: Идэйн, казавшаяся испуганной, обеими руками вцепилась в луку седла. Подбежали Юдо и остальные солдаты. Юдо нагнулся и что-то поднял с земли.

– Вот виновник неприятности. – Оруженосец держал в вытянутой руке белый пушистый комок. – Вот кто вызвал суматоху, милорд. Приспешник Сатаны.

– Кот? – Де ля Герш смотрел на животное с высокомерным и презрительным видом.

Bсe по-журавлиному вытягивали шеи, чтобы разглядеть кота. Девушка перегнулась с седла, продолжая одной рукой крепко держаться за луку, другую протянула к зверьку, и он вцепился когтями в ее плащ и изящно перепрыгнул на колени девушки, где и устроился.

В течение минуты никто не сказал ни слова. Де ля Герш немного отъехал на своем жеребце и не сводил глаз с белого кота, уютно угнездившегося на коленях девушки.

– Это потерянное кем-то домашнее животное, – заметил он. – Не очень-то сладко ему пришлось бродить одному по лесу! Поглядите, кто-то постарался и вдел женскую сережку в его ухо.

Мужчины сгрудились поближе, чтобы лучше видеть. Из ушка кота действительно свисала маленькая, похожая на капельку сережка с красным камнем.

– Давайте-ка запросим за него выкуп, – предложил Юдо, – пока не явился этот чертов Санах и не опередил нас.

Мужчины расхохотались. Магнус стоял поодаль и смотрел, как Идэйн гладила головку con кончиком пальца. Тот закрыл глаза и начал громко ж раскатисто мурлыкать.

– Фомор, – сказала Идэйн коту.

Мужчины смотрели на нее, разинув рты.

– Последний из фоморийцев, – пояснила девушка, почесывая кота за ушком: – Они называли себя Фир Болг. От них и произошел мой народ.

10

Холодная ладонь закрыла ей рот, а голос зашептал на ухо:

– Не шевелись и не шуми.

Идэйн спада чутко. Земля была жесткой, хотя на нее для Идэйн навалили сухих листьев, но это лишь чуть-чуть облегчило боль во всем ее словно избитом теле. Она тотчас же проснулась.

– Ты видишь мое лицо? – Шепот был хриплым.

Да, свет луны был достаточно ярок, чтобы она могла его разглядеть. Но она и так узнала бы этот голос. Идэйн кивнула.

– Хорошо, – сказал ей Магнус. – Быстро вставай и следуй за мной.

Все, кто был вокруг них, были закутаны в плащи и овечьи шкуры. Ночной дозорный сидел и клевал носом, тихонько похрапывая. Асгард де ля Герш лежал по другую сторону костра, отвернувшись от сильного жара багровых углей.

Магнус приложил палец к губам, и они бесшумно, как тени, проскользнули поддеревья.

Идэйн хотелось спросить о лошадях. Пешими они не могли уйти далеко. Но Магнус решительно двинулся в лощинку, выстланную сосновыми иглами, и они скользили по ее отлогому склону, пока не оказались среди папоротников. И тут Идэйн увидела Неоседланного жеребца де ля Герша с головой, укутанной плащом. Конь стоял тихо, привязанный к ветке сосны.

Идэйн с трудом втянула воздух.

– Ты не можешь украсть его боевого коня.

– Я уже это сделал.

Магнус подсадил ее на спину жеребца. Потом, не снимая с головы коня плащ, потянул за собой по склону холма.

Идэйн вцепилась в гриву коня обеими руками. Сердце ее бешено колотилось. Сосновые иглы заглушали цоканье копыт, и они надеялись, что не поднимут в лагере тревогу.

«Но какова дерзость», – подумала Идэйн. У тамплиера был добрый конь, который, как она предполагала, стоил целое состояние. Они не только убегали от посланца короля, заплатившего за нее выкуп, но и украли боевого скакуна рыцаря-тамплиера!

Они продвигались по лесу, где темные тени от деревьев сменялись местами, освещенными полной луной, и Магнус пока вел коня в поводу. Наконец лес закончился, и они оказались на краю огромного луга – в лунном свете покрывавшая его высокая сухая трава казалась серебристым морем.

– Сядь назад, – прошептал Магнус.

Идэйн передвинулась назад на широкой спине скакуна, освобождая место для Магнуса, и тот вскочил на коня впереди нее.

– Держись замой пояс, – сказал он ей, наклонился и сорвал свой плащ с головы жеребца.

Огромный конь тут же вздрогнул при виде незнакомого луга, издал могучее ржание, похожее на раскат грома, и встал на дыбы, а потом огромным прыжком рванулся вперед.

Идэйн обеими руками держалась за пояс Магнуса, стараясь задушить рвавшийся из груди крик. Все это было похоже на ночной кошмар. Трепетать от бешеной скачки могучего коня по травянистому, залитому лунным светом лугу, чувствовать, как напрягаются мускулы его огромных ног и массивная спина и как он сжимается в комок для нового прыжка! Тело скакуна пласталось и летело, как стрела.

Несколькими секундами позже, когда Идэйн почувствовала, что от ужаса у нее пересохло во рту, до нее дошло, что Магнус смеется! Она не могла поверить этому! Их жизни были в опасности, поскольку жеребец мчался в кромешной тьме. Конь мог наступить в невидимую яму, споткнуться о камень, и они могли сломать себе шею и погибнуть. Но, казалось, для Магнуса это не имело значения.

Идэйн отпустила пояс Магнуса и теперь обхватила его руками и прижалась к нему. И почувствовала в нем то же, что я в коне, – мощное животное, мускулы которого напрягались в этой безумной скачке. Магнус бросал вызов судьбе, и ему это даже нравилось!

Но это не могло длиться вечность. Постепенно бег коня стал медленнее и спокойнее. В лицо им летели капли конского пота и хлопья пены, ребра животного ходили ходуном. Наконец бешеный галоп замедлился, и, храпя и встряхивая головой, жеребец перешел на легкий аллюр. Магнус чуть натянул поводья, мягко уговаривая коня, называя его «хорошим мальчиком» и «славным малым» и убеждая, что бояться ему нечего.

Идэйн перевела дух. Она все еще крепко цеплялась за Магнуса, как во время их безумной скачки, а руки и ноги ее дрожали от напряжения.

Когда Магнус повернулся, чтобы посмотреть на нее, лунный свет упал на его лицо, и Идэйн увидела, что он все еще смеется.

Ей захотелось ударить его. И все же Магнус украл и обуздал прекрасного резвого коня тамплиера и ехал на нем, и она не могла осуждать его за это. Если бы Магнус не был таким первоклассным наездником, они не смогли бы удержаться на таком мощном коне, он бы их сбросил, и теперь они брели бы по ночному лесу. И, вероятно, заблудились.

И все же она почти ненавидела его.

Магнус направил тяжело дышавшего коня под деревья и там соскользнул с его спины, взял в руки поводья и привязал его к ветке. Жеребец покорно опустил голову и принялся щипать сухую траву. Магнус снял Идэйн с коня, принес под дерево «уложил на постель из опавших листьев. Она все еще дрожала и смотрела, как он снимает плащ, потом рубашку и отбрасывает все это в сторону.

26
{"b":"408","o":1}