ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Говорю от имени мёртвых
Судный мозг
Следуй за своим сердцем
Дитя
Рожденная быть ведьмой
Брачный контракт на смерть
Прошедшая вечность
Земля живых (сборник)
Видок. Чужая боль
A
A

Это потому, что они были счастливы, подумала Идэйн. И нет необходимости разговаривать о будущем, о том, что с ними случится дальше. И не нужно поэтому сообщать ему, что ее Предвидение вернулось. И предупредило ее, что по пути на юг с ними случится что-то недоброе.

Асгард еще не спал, когда Идэйн покинула повозку.

В его лихорадочном состоянии произошел явный перелом. Впервые за много дней жар оставил его, голова стала ясной, и он мог четко мыслить. Теперь тело его не сотрясалось от судорожной боли, не оставлявшей его с момента поединка перед замком тамплиеров. Смутно припоминал он ужасное путешествие, постель на дне повозки, тряску и толчки, вызывавшие мучительную боль в ране, и двоих женщин, ухаживавших за ним.

«Темноволосую» и «Светловолосую», как он мысленно называл их.

В моменты просветления он понимал, что «Светловолосая» – это прекрасная Идэйн. Его тогда переполняло ощущение ее близости, ее прохладных нежных рук, прикасавшихся к его плоти; он смутно понимал, что она защищает его от тех, кто желал или мог причинить ему вред, что, пока она с ним, он в безопасности.

Только ее присутствие делало терпимым для раненого, постоянно впадающего в беспамятство рыцаря это нескончаемое мучительное путешествие. И он не, мог надивиться на нее и вспоминал рассказы монаха Кадди о давно исчезнувших людях, называвшихся Туата де Данаан, живших в древних кругах, составленных из вертикально поставленных камней. Временами, когда лихорадка особенно сильно снедала его, Асгард видел Идэйн в синем плаще, с золотыми волосами, развевающимися по ветру, налетающему с моря. И в этих видениях пробегал белый кот с серьгой в ушке.

Теперь, когда жар спал, Асгард понимал, что лежит в повозке в лагере, разбитом на лугу возле какого-то городка. Ночной воздух был холодным и чистым. И в первый раз он смог поднять глаза и ясно разглядеть ковер звездного неба. Он мог также различить голоса в лесу. Они спорили. Потом все стихло.

Чуть позже он задремал и снова проснулся, когда Идэйн вернулась в повозку. Она расстегнула свой плащ и половиной его накрыла Асгарда, прежде чем лечь рядом с ним. Асгард хотел было попросить ее принести ему воды, но что-то остановило его.

Она угнездилась рядом.

Он наблюдал за ней из-под полуприкрытых век. Смутные очертания лица казались не такими, как он их помнил. Губы ее припухли, волосы были растрепаны, и в них застряли веточки и сухие листья. В нос ему ударил предательский мускусный запах плотской любви.

На мгновение Асгард почувствовал такое душевное смятение, что внутри у него все перевернулось. Боль была такая, словно тот же самый меч, нанесший ему рану, проник в самое его сердце.

Черт бы побрал их всех! Эта девушка не была ясноглазым ангелом, столь нежно выхаживавшим его, пока он лежал, раненый и беспомощный. Нет, она оказалась насквозь земной женщиной с низменными вкусами!

В его состоянии тяжело раненного Асгард был просто сражен охватившими его потрясением и разочарованием. Он задрожал и почувствовал тошноту, холодный пот заструился по его лицу и рукам.

Она была с кем-то в лесу, подумал он. Это их голоса он слышал.

В бреду, сжигаемый лихорадкой, он грезил о ней.

В течение долгих дней после того, как ему было приказано доставить ее во Францию к Великому магистру, он тешил себя мыслью о том, что не подчинится приказу. Вместо этого он надеялся увезти этого прекрасного ангела, которому грозила неизбежная смерть от рук тамплиеров, в надежное и безопасное место. Господь свидетель, он даже думал отринуть свои обеты и жениться на ней!

Теперь он понимал, что его намерение было такой же болезнью, как лихорадка. Она опутала его своими чарами, околдовала и обманула с присущим ей распутством. Он почти поверил рассказам монаха Калди об ирландском чародействе. Теперь же он наверняка, что добра в этом чародействе не было и нет.

И монаху Калди следовало бы предупредить его.

Теперь она спала. Нога ее под меховым плащом шевельнулась, и дотронулась до его ноги. Осторожно, чтобы не разбудить ее, Асгард отодвинулся.

Он не знал, что предпримет. Но почему-то сомневался, что им суждено будет добраться до Парижа.

15

Предрождественская ярмарка в Киркадлизе привлекала огромные толпы людей из окрестных сел и деревень. И, поскольку в этой части приграничных земель между Шотландией и Англией разводили овец и выращивали зерно, дороги были запружены пастухами, гнавшими стада овец, сменивших свой летний мех на теплые зимние шубы.

Кроме святочной распродажи овец, на ярмарке производилась также торговля лошадьми, свиньями и коровами. Здесь можно было увидеть волынщика, трубача, барабанщика, свободных крестьян, пришедших сюда в поисках работы, и труппу бродячих акробатов.

Вскоре после восхода солнца прибыла колонна солдат английского короля Генриха под командованием графа Тьюксбери. Они разбили лагерь возле города, и вскоре уже солдаты шатались по узким улочкам городка Киркадлиз, заполняя таверны, где торговали элем, в поисках сговорчивых девиц.

Погода была холодной и ясной и особенно хороша дня такого времени года. Цыгане поставили свои повозки в дальнем конце поля, где и выставили на продажу коней Тайроса – двух пожилых кляч, пригодных для пахоты, а также верховую лошадку для дам, предпочитающих спокойную езду. Цыганки развесили на повозках пестрые цветные одеяла, образовав с их помощью шатры, и отправили детей бродить по ярмарке и зазывать покупателей и желающих починить горшки и кастрюли, а также намекнуть любителям, что они могут погадать и полюбоваться цыганскими танцами.

Мила и Идэйн устроили Асгарда в глубине одной из повозок под пологом из одеяла так, чтобы его никто не видел. Вскоре Мила ушла вместе с женой Тайроса и еще одной своей соплеменницей в поисках солдат, чтобы поточнее выяснить, как лучше выудить у них денежки. Магнус отправился поглядеть на торговлю лошадьми в надежде купить коня на деньги де ля Герша. Идэйн, таким образом, осталась одна и в своём меховом плаще и красном покрывале устроилась на задке повозки сторожить больного.

Но одиночество ее продлилось недолго.

– О, вот она, цыганская предсказательница судьбы!

Двое солдат из свиты графа Тьюксбери, по очереди прикладываясь к бурдюку с вином, подошли к повозке.

– Солнышко, дай мне взглянуть на твое хорошенькое личико! – крикнул один, хватаясь за покрывало Идэйн.

Она увернулась от его руки. Кусая губы, Идэйн смотрела на солдат сквозь прозрачное покрывало. Цыгане не говорили ей, что делать в подобных случаях. Она даже не была предупреждена, гадать ли ей или нет. Ей сказали только, чтобы она не снимала с лица покрывала и охраняла тамплиера.

Один из солдат попробовал залезть в повозку к Идэйн.

– Иди сюда, ясноглазая, – улыбаясь, предложил он, пытаясь в то же время всучить ей монетку. – Погадай мне, найду ли я здесь на ярмарке красотку, что бы она меня приголубила.

Когда Идэйн оттолкнула его, он попытался обнять ее. «Боже, – думала Идэйн, снова отпихивая солдата, – они напились, как свиньи, а солнце едва успело взойти!»

Она бросила взгляд на другого пошатывающегося мужлана, державшего в руке мех с вином. На лице его сияла широкая ухмылка. Что ей было с ними делать?

Первый солдат снова попытался ухватить ее за покрывало.

– Ну, – сказал он, беря ее за руку и пытаясь вытащить из фургона. – Подними-ка свое миленькое красное покрывало и промочи горлышко, детка. Немножко вина прибавит тебе жизни, так ведь, Родни, малыш?

Младший солдат схватил Идэйн за другую руку, тоже пытаясь заставить ее взять его пенни. Предпочитая не поднимать покрывала из опасения, что солдаты поймут, что она не цыганка, Идэйн крикнула им:

– Тихо-тихо! Я выпью вина. Подождите минутку. – И она осторожно приподняла край покрывала.

Должно быть, это их умиротворило, потому что тот солдат, который был постарше и поплотнее, просунул ей под платок горлышко бурдюка и пролил при этом красное вино на подол ее платья.

41
{"b":"408","o":1}