ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Синдром Е
Танос. Смертный приговор
Создавая инновации. Креативные методы от Netflix, Amazon и Google
Никола Тесла. Изобретатель будущего
Умереть, чтобы проснуться
Путешествие за счастьем. Почтовые открытки из Греции
Смотрящая со стороны
Неделя на Манхэттене
Русское сокровище Наполеона
A
A

Асгард вздрогнул, но не от боли.

– Я не припоминаю никакого Бита, сына Ноя, особенно его путешествие в Ирландию с пятьюдесятью женщинами, – сказал он. – Мне говорили, что эти ирландские сказания не очень… гм… достоверны.

Идэйн прервала свое занятие и посмотрела на него.

– Конечно, достоверны. Их передают в Ирландии от барда к барду в течение сотен, тысяч лет. А барды – люди очень точные. – Идэйн приподняла руку Асгарда, забинтовала грудь тканью, закрепив ее булавкой. – К сожалению, у них не все шло гладко. На них обрушились беды, когда Ладра, кормчий, умер, оттого что слишком много времени проводил в постели с женщинами, – сказала Идэйн, отводя глаза. – Бит и Финтан поделили его женщин между собой, и на каждого, таким образом, пришлось по двадцать пять. И это было уже лучше. Потом над Ирландией разразился потоп. Видишь, сэр Асгард, раз в этой истории упоминается потоп, значит, это точное доказательство того, что история Сессэйр и Финтана берет свои истоки в Библии.

Она слегка приподняла Асгарда за плечи и подостлала под него его плащ.

– Теперь тебе будет удобнее, – сказала она и улыбнулась ему ослепительной улыбкой. – Выжил только Финтан, потому что спрятался в пещере, куда не добрались воды потопа. И Финтан не умер и никогда не умрет. Он только меняет облик и хранит всю историю, поэтому она не будет утрачена.

Асгард смотрел мимо нее, туда, где Жискар и оруженосец разводили огонь. Эскорт ради него сделал привал, потому что бок у него все еще болел, да и всем им надо было подкрепиться: наступил полдень. По их расчетам, они находились примерно в дне пути от монастыря Сен-Сюльпис.

Идэйн села рядом с Асгардом, отбросив с лица капюшон плаща, и ветер теребил ее длинные золотистые волосы. Асгард молча смотрел на нее, думая, что она выглядела прекраснее, чем всегда, хотя платье ее и было в грязи, а богатый меховой плащ казался несколько поношенным.

Внутренне он испустил глубокий вздох. Таинственная Идэйн обладала несравненной красотой и очарованием. Её сияющие изумрудные глаза смотрели на него с невинной прямотой, и он вынужден был отводить свой взгляд. Она не невинна, говорил он себе, больше не невинна, говорил он себе. Уж во всяком случае после того, что он видел накануне.

Однако проклятие его судьбы заключалось в том, что Асгард не мог не смотреть на нее или не думать о ней. И беспощадно отдался своей роковой страсти. Потому что, была ли она греховной или нет, Идэйн занимала все его помыслы, и при свете дня он видел только ее, а ночью в своих снах грезил только о ней.

При этом Асгард сознавал, что его мысли и чувства – огромный грех и преступление против веры и устава ордена. Богу известно, что голова его была полна нечистых помыслов, и, думая об этом, Асгард корчился от стыда. Он даже позволил втянуть себя в Поединок и стал посмешищем для толпы зевак. Он сражался с ее соблазнителем, распутником, графским сынком, никчемным прожигателем жизни. Боже милостивый и Пресвятая Дева! Он даже видел их обнаженные, сплетенные в плотских объятиях тела! Он видел все собственными глазами!

Теперь же Асгард только заставил себя вымолвить:

– Благородная девица, где ты наслушалась этих нелепых сказок?

– Их знают все. – Идэйн склонилась над ним, чтобы мягко убрать его волосы со лба. – После Финтана пришел его потомок Иафет – видишь, вот еще одно библейское имя. – Идэйн нежно улыбнулась ему. – И все же существовал на свете король Партолан, который стал родоначальником тех, кого мы зовем сейчас ирландцами. Его корабли плавали вдоль Оркнейских островов, а также на север от них до тех пор, пока британский вождь не сказал ему, что страна Эрин прекрасна и что там есть место для его племени. Так Партолан пришел в Эйре. После Партолана пришел Нимид, потомок его брата, обосновавшегося в Испании. От этого народа пошли две ветви, одна из которых получила название Фир Болг. Потом в Эйре появилось еще одно племя. Это был народ, называвший себя Туата де Данаан, племя Данаан, племя великой богини, Матери Всех Богов. Туата де Данаан жили на севере, в Коннахте, и там создали свое королевство. Они превосходили красотой все остальные народы Ирландии, отличались также мудростью и были искусны в чародействе. После великой битвы при Мойуре Туата де Данаан и Фир Болг научились жить в мире. И это продолжалось до тех пор, пока племя Туата де Данаан не изгнали в волшебные холмы сыны Мила, милезийцы, те самые, что живут в Ирландии и сейчас.

Идэйн посмотрела на Асгарда и вздохнула.

– Это печальная история. Но обо всем этом сказано в «Книге Вторжений», известной всем бардам и менестрелям, а также некоторым монахам Калди. – Она снова вздохнула. – Туата де Данаан – мой народ.

Подошел оруженосец с поджаренным хлебом и несколькими зимними яблоками, купленными в гостинице. Асгард взял хлеб и фрукты и осторожно приподнялся, стараясь не потревожить рану в боку. Он жевал хлеб, глядя, как торный ветер играет золотыми волосами Идэйн.

История, которую она ему рассказала, была длинной и запутанной, хотя отчасти он слышал ее от братьев-тамплиеров, изучавших ирландскую магию и тайные учения. История того, как ирландцы заселили свой уединенный остров, не особенно интересовала Асгарда. Ему было довольно и того, что он сидел, прислонившись спиной к буку, и смотрел на Идэйн, думая о том, что если кому-нибудь пришло в голову изваять золотого идола несравненной красоты, то прообразом его, несомненно, должна быть эта странная девушка, покорявшая своими чарами всех встречных мужчин. Асгард не мог избавиться от воспоминания о ее обнаженном совершенном теле, которое он успел мельком увидеть, пока она не набросила плащ.

Прочистив гордо, он хмуро спросил:

– Скажи мне, благородная девица, откуда тебе все это известно? Неужели тебе рассказали об этом монахини?

Идэйн подняла голову, и ее глаза, похожие на два драгоценных изумруда, устремились куда-то вдаль. Она обдумывала ответ.

– Нет, монахини мне ничего не говорили. – Идэйн помолчала. – Я хотела бы рассказать, сэр Асгард, – ответила она наконец, – но, по правде говоря, я и сама не знаю, откуда мне известно все это.

Идэйн встала, закуталась в плащ и присоединилась к сидевшим у костра.

Асгард наблюдал за ней, доедая хлеб. Беда его была в том, что мысли о ней не давали ему покоя. Они так его мучили, что он уже готов был поверить всему, что она рассказала ему и что он слышал от монаха Калди. Может быть, и вправду сохранились народы, населявшие в давние времена Ирландию. Может быть, они живут до сих пор. Таинственные и неизвестные Древние со своими особыми талантами, своим даром, который они намеренно скрывали, потому что люди могли истолковать их неправильно.

И Асгард содрогнулся при мысли об этом.

Он был рыцарем, монахом и воином господним. Чтобы стать тамплиером, человек должен был отринуть все в этом испорченном, развращенном и бестолковом мире. Когда человек достигал высших сфер, доступных духу, когда он овладевал способностью отвергнуть веления тела, он обретал мир в господе и купался в лучах избавления.

Но все для него изменилось, как только он увидел ее, подумал Асгард и застонал. Эта девушка, эта пресловутая послушница, похищенная из монастыря каким-то местным разбойником, которую теперь тамплиеры хотели захватить и сделать своей ясновидящей и пророчицей, эта прекрасная волшебница…

Да, и к тому же еще обнаженная, бесстыдно предававшаяся любви с мужчиной, напомнил он себе поспешно.

Эта женщина пробудила в нем неутолимый и отнюдь не божественный голод, пронзавший и его плоть и мысли стрелами чувственных желаний и помыслов. Вместо света чистоты и безмятежности она несла с собой яростную страсть. В своих мечтах, к великому своему стыду, Асгард ощущал себя свободным, безумным, опьяненным страстью язычником. А когда бодрствовал, не мог думать ни о чем, кроме нее, не видел ничего и никого, кроме этой девушки.

«Никому не известно, – думал лихорадочно Асгард, – насколько близок я к безумию».

59
{"b":"408","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я люблю дракона
Октябрь
Замуж не напасть, или Бракованная невеста
Сад бабочек
Другой дороги нет
Свидание напоказ
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Папа, ты сошел с ума