ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Плыть в направлении, противоположном тому, куда следовало, было чистым безумием. Но и остаться в бухте они не могли из опасения нового нападения. Магнус вглядывался в гигантские волны, обрушивавшиеся на их суденышко, отлично понимая, что никто и никогда не плавал по коварному Ирландскому морю ночью, кроме датчан и безумных норвежцев.

– Ничего нельзя сделать, чтобы повернуть на юг? – Ему пришлось прижаться губами к самому уху кормщика, чтобы тот мог расслышать его среди воя ветра и рева обезумевших от ужаса животных. – Нас несет на север, в Шотландию!

Посмотрев на мокрое от соленых брызг лицо норвежца, Магнус уже знал ответ. Морское течение несло корабль прямо в пролив. Шторм гнал его все дальше и дальше, в то время как гигантские волны разбивались о его корму. Это было гибельнее плавание: корабль уже наполовину был полон воды.

– Разгружайте судно! – крикнул Магнусу кормщик. – Нам нужно облегчить его!

Это было-единственное, что им оставалось делать, чтобы не пойти ко дну. Но в эту минуту у Магнуса мелькнула отчаянная и безумная мысль о том, что у него тогда останется от полугодовой подати и что в Честер он явится не триумфатором, не в сиянии славы, как обещал анжуйцам, а, в сущности, с пустыми руками.

Только – разумеется, если они останутся в живых, – с этой чертовой девкой! Это все, что он мог предъявить графу. Боже милостивый и Пресвятая Дева! Будет чудо, если Честер не закует его в кандалы и не отправит в подземный мешок своего замка! Из этой злополучной поездки он не привезет ничего, кроме заблудшей девицы, от которой подданные графа на северо-востоке хотели во что бы то ни стало избавиться!

Объятый яростью, Магнус обернулся к своим солдатам и велел выбрасывать за борт скот. Моряки с другого корабля, подобранные на месте разгромленного лагеря, сгрудились в кучу, как будто боялись, что их ожидает та же участь.

Магнус поспешил на середину палубы, чтобы помочь своим людям. Он вместе с ними бросал в ревущее море овец, которые пытались плыть, несмотря на гигантские волны. Борьба за жизнь и полное ужаса блеяние животных вызвали дрожь у усталых и напуганных людей, а Магнус стиснул зубы так, что побелели скулы.

Потом он крикнул четверым своим солдатам, чтобы они начали выбрасывать за борт мешки с зерном. Те принялись за дело, а Магнус смотрел, как мешки исчезали за бортом. Наступила ночь, и единственным, едва брезжущим светом были жуткие ночные отблески штормовых туч, клубившихся над головой. И все же даже при таком тусклом освещении Магнус смог разглядеть, что вода на дне судна уже почти покрывала его высокие сапоги. Он зашлепал к группе державшихся особняком людей, моряков Эмерика, и крикнул, чтобы они взялись за ведра и принялись вычерпывать воду. Кормщик на все лады проклинал гребцов, кричал, чтобы они пошустрее работали веслами, если хотят плыть, а не перевернуться.

Магнус неистово метался из конца в конец корабля, сметая всех, кто оказывался у него на пути, хватая все, что могло утяжелить судно, и выбрасывая за борт. Постепенно на корабле не осталось ничего, только люди. Но все равно было ясно, что корабль в ужасном положении. Ночь медленно тянулась. Усталая команда клевала носом, но боролась со сном, боясь позволять себе хоть недолгий отдых. Магнус огляделся вокруг и подумал, что на судне нет ни одного человека, который бы забыл, что с каждым часом их относит все дальше на север, все дальше от дома.

Он заметил, что девушка помогает Эмерику перевязать раненого гребца. Несмотря на подвязанную руку, Эмерик ухитрился соорудить из половины своего плаща некое подобие полога, и теперь они тащили под него двоих людей.

Магнус присел на корточки, чтобы осмотреть пострадавших.

– Один из них мертв, – крикнул он, – или скоро умрет! Самое лучшее – это выбросить его за борт.

Магнус услышал, как прерывисто вздохнула девушка. Он понимал, что это скверно, ведь она так старалась спасти беднягу. Он крикнул рыцарю:

– Сними кольчугу и брось оружие! Будет легче. С такой рукой ты не сможешь много проплыть.

Приходилось смириться с фактом, что рано или поздно их заставят добираться вплавь куда придется. По-видимому, Эмерик был согласен с этим, потому что кивнул и здоровой рукой начал стягивать латы.

Девушка выглядела страшно испуганной.

– Нет, этого не может быть! – простонала она. – Неужели корабль потонет?

Магнус начал было объяснять ей, что ничего не знает и что: его опыт кораблевождения равен ее собственному. Однако при взгляде на это прекрасное лицо, обрамленное мокрыми длинными золотистыми волосами» он вдруг страшно разозлился. Что, ради всего святого, заставило его вернуться и забрать ее, будто он лишился собственной воли? Может быть, она околдовала его?

Будь он проклят, если знает, как это случилось! Внезапно у Магнуса появилось недоброе чувство, что именно эта белокурая ведьма с помощью какого-то волшебства заставила его вернуться и забрать ее. Что каким-то образом она узнала, что на их лагерь нападут и потому бросилась к рулевому веслу и посадила корабль на мель, чтобы задержать их.

Магнус приблизил к ней Лицо.

– Корабль потонет? У меня такое чувство, что об этом мне следует спросить тебя, девушка, потому что, похоже, ты больше нас всех знаешь, что случится!

И в этот момент кормщик закричал:

– Берегитесь! Берегитесь! Нас несет прямо на берег!

Огромная волна нависла над кораблем, подхватила и обрушила на него стену воды, под которой оказались погребенными люди, весла и все, что было на судне.

Магнус ухватился за Эмерика и девушку. Несчастная команда кричала и вопила. Ноги Магнуса оторвались от палубы, но он почувствовал, как кто-то вцепился в него и держит мертвой хваткой.

Гигантская волна смыла его за борт. Корабль налетел на скалу – послышался громкий треск ломаемых перегородок. Казалось, на них обрушилась половина всего Ирландского моря. В ушах Магнуса ревело и стонало. Когда его голова появилась на поверхности воды, он сумел разглядеть, что прибой с невероятной скоростью несет его между прибрежными скалами. В темноте он с трудом различал камни, о которые разбивались волны, и пену, взлетавшую, казалось, почти до неба.

Ноги Магнуса коснулись берега и заскользили по нему. Тяжесть кольчуги и меча была такова; что его тянуло вниз. Он не мог высвободить руки. Стройное, но сильное тело приживалось к нему так крепко, что не давало ему идти.

Еще одна волна разбилась над головой Магнуса и опрокинула его. Тело, которое он держал в своих руках – или наоборот? – принадлежало девушке. Он смутно различал очертания ее головы и тусклые растрепанные волосы, колеблемые волной. Ледяная вода выбросила их между скал. Магнус почувствовал, что теперь ноги его могут стоять на твердой земле, что под ним песчаное дно. Другая волна тут же сбила его с ног.

Магнус упал, но девушка по-прежнему не выпускала его, крепко обняв за шею. Меч бился о его колени, он потерял шлем и наглотался морской воды. Вокруг него ревело море.

Лучшим временем дня были сумерки, когда монахини пели.

С самого раннего детства, с тех самых пор, как Идэйн помнила себя, то есть примерно лет с трех, вечерняя молитва после последней на дню трапезы всегда навевала мир и покой, которые наполняли все помещения монастыря, кельи и залы, и всюду в этот час в монастыре Сен-Сюльпис слышалось негромкое сладостное пение монахинь.

Это было одной из самых больших радостей монастырской жизни, когда на исходе дня сестрам монастыря Сен-Сюльпис разрешалось петь, и монахини настолько любили это, что, случалось, не ограничивались отведенным для этого временем и пели намного дольше, за что, конечно, настоятельница выговаривала им, хотя сама обладала великолепным сопрано и первая же нарушала распорядок жизни в монастыре, потому что любила петь.

Сладостные неземные звуки женских голосов в сумеречном свете, аромат горящих свечей и тени, отбрасываемые их трепетным пламенем, навсегда оставались в памяти. Это было время захода солнца, время наступления прохладной ночи, столь тихое время, что, казалось, ангелы спускались на землю послушать пение монахинь. После того как оно завершалось, день был окончен. Гремя часами позже во время последней службы, когда сама высокочтимая сестра аббатиса обходила монастырское здание, проверяя, заперты ли все двери и ворота, девочки, жившие при монастыре, уже спали.

9
{"b":"408","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я ленивец
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Психология влияния
Смотри в лицо ветру
Ловец
Книга о власти над собой
Страсть под турецким небом
Невеста Смерти