ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что?

- ...придется расстаться!

- Никогда, слышишь, никогда больше не произноси этих слов! Я сейчас тоже говорю абсолютно серьезно. Во-первых, без меня ты точно пропадешь.

- Это почему?

- Потому что я умный.

- Люблю, когда мужчина не боится признаться в том, что он умный.

- Во-вторых, и не думай о том, что ты можешь выйти за кого-нибудь там замуж. Из этого просто ничего не выйдет, и ты это прекрасно знаешь. Кроме меня, ты не будешь счастлива ни с кем. И главное, не дай тебе Бог забеременеть от кого-нибудь другого! Ты слышишь?!

- Да, моя Зверюга. Я чувствую это, но почему это так, понять не могу.

- Вспомни тот номер в отеле у Средиземного моря, когда после непередаваемого занятия любовью, твой крик оргазма перешел в истерику, от невозможности быть всегда вместе. Тогда я лежал, чувствуя на губах вкус твоих пряных слез, и глупо улыбался от неожиданности - со мной никогда еще подобного не было. И здесь я вдруг осознал, что то, что сейчас происходит с нами, очень серьезно и на всю жизнь. Мы были с тобой одни во всем космосе. Мужчина и женщина. Это было мгновение, которое случается только раз в жизни. Я понял, что бы отныне ни случилось с нами, где бы мы ни находились, мы связаны до конца дней нашей общей судьбой, этими солено-сладкими слезами и всем, что мы пережили вместе.

- Да. Наверное, ты прав - пусть все идет, как есть. Только кто всем этим управляет, мне не понятно. Я схожу без тебя с ума и боюсь наделать неисправимых ошибок. Я знаю свой характер, мне трудно принять серьезное решение, но если я что-то решила, то уже никто не в силах меня остановить.

- Вообрази, что будет если сложить твое упрямство и мою голову? Вместе мы перевернем мир!

- Ты не представляешь, как я хочу быть рядом с тобой, чувствовать тебя, помогать тебе во всех твоих делах. Я сделаю все возможное, чтобы ты нашел во мне то, что ты хочешь. Я никогда не была готова на все ни для одного мужчины - скорее всегда было наоборот. Наверное, мы созданы друг для друга, и не поняв этого сразу, теперь расплачиваемся за свои ошибки.

А теперь, мой любимый зверь, обними меня сильно-сильно, чтобы я чувствовала тебя всего, и особенно твое скачущее сердце. А теперь целуй меня без остановки, чтобы я потеряла сознание и взлетела на небеса, чувствуя над ухом твой сдавленный стон...

Не хочу больше тратить твои деньги. Скажи мне на прощание что-нибудь приятное.

- Что же тебе, Птенец, сказать? Ах вот, слушай. Я все время вспоминаю то исполненное непередаваемым обоянием сопротивление, когда я, наклоняясь над твоим обнаженным телом, впервые попытался разжать твои сведенные стыдливостью колени. Мне тогда показалось, что я раскрываю двери в вечное блаженство. Этого нельзя повторить снова, но это уникальное ощущение я переживаю снова и снова каждый раз, когда я думаю о тебе. И только теперь я понял, что от нас ничего не остается, кроме наших чувств, переплетающихся в недоступном материи пространстве. Цепляясь друг за друга словно корни деревьев, наши чувства скрепляют собою время и пространство, в которых живет наше сознание. И следовательно, мое сознание и моя личность, ничто без тебя, мой Птенец.

Ладно, давай прощаться, но сначала и ты скажи мне что-нибудь хорошее.

- Что?

- Ну, например, что ты любишь меня.

- Ну ты же и так знаешь.

- Нет, ты скажи.

- Что?

- Что любишь меня.

- ...Люблю.

- Еще.

- Я люблю тебя.

- И я тебя, Птенец, безумно люблю. Что с тобой? Ты плачешь?

- Нет. Все! Пока! Мы и так наговорили на целое состояние.

- Пусть. Это не имеет значения.

- Я целую тебя...

- И я тебя...

Последние слова они произносили почти шепотом. Потом цепь бесконечного растворения друг в друге размыкалась. Полностью подавленное слухом зрение возвращалось, наступало расслабление, и Зверюга снова начинал видеть предметы вокруг. Все было слегка расплывчато и не четко. И этому было простое объяснение чувствам людей, как и корням деревьев, тоже нужна влага. И только это не дает им умереть.

3
{"b":"40806","o":1}