ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- ...Ты можешь поцеловать меня везде, везде.- спросила она.

- Везде, везде.- ответил он

- Это правда? - Да.

- И даже там, где попа.

- И даже там...

Кончик его языка вступил на небольшой влажный перешеек, ведущий вниз...

... Как странное уродливое чудовище, он стоял в полный рост на кровати, держа ее плавно качающиеся ноги на своих бедрах. Подняв голову кверху, она стонала и извивалась в диком неистовстве, обхватив своими тонкими руками его за шею. Когда их крик слился в предчувствии удара первой судороги, он оттолкнулся ногами, и зависнув на миг в воздухе, устремился вперед на нее в мягкое чрево огромной двуспальной кровати, соединив миг падения с высшей точкой наслаждения...

...Все было кончено. Скрещенные на спине Зверюги ноги разжались и бессильно распластались по кровати. Едва шевелясь, он откинулся с нее на спину и почти тут же провалился в полупризрачное забытье человека, изведавшего только что счастье, выше которого в этой жизни уже ничего не будет."

Спустя четверть часа, он подошел к камере и выключил ее. Затем он вернулся к кровати и произнес:

- Проклятие!

- Что случилось?- еще из полусна спросила она.

- Опять трусы куда-то запропастились. Вечно они куда-то деваются. А! Вот они. Нет, это твои. Как вкусно они пахнут. Слушай, тебе все равно, а мне необходимо, можно я твои одену.

- Еще чего? Да ты в них и не влезешь.

- Все равно, подари мне их на память. Когда мне будет грустно, я достану их из портмоне и буду смотреть на них. Это поможет мне лучше представить светлый образ твоих прелестей.

- Зачем?

- А ты не понимаешь? Чтобы делать то, что облегчит мне совершение подвига никогда не изменять тебе.

- Ты будешь с ними заниматься онанизмом!

- Да.

- Ой, а я никогда не занималась онанизмом, научи меня как это делается.

- Хм. Почему бы и нет.

- А это не вредно?

- Наоборот, развивает чувственность и помогает снять напряжение и нервозность.

Вот это новость, подумал Зверюга, мужчина учит женщину, как заниматься онанизмом. Он вспомнил, как с одной знакомой они однажды обменялись этим знанием.

- Делаешь так...

- Но я касалась себя так, и ничего. Меня почему-то возбуждает только твоя рука.

- Ну хорошо, тогда без меня руками вообще ничего не трогай.

- Я так не могу.

- Ну ладно, под душем иногда можно.

Ему вдруг в голову пришла поразившая его мысль. Она же еще сущая девчонка. Такое впечатление, что как три года назад он оставил ее в изумлении, что женщина от секса может получать вместо нескольких неприятных мгновений безумное счастье и удовлетворение, так она с тех пор ничему и не научилась.

Внезапно она разревелась:

- Я уже целый год не занималась настоящим сексом. А мне хочется всегда иметь рядом именно такие сильные руки, именно такое пушистое тело, именно такие щеки, за которые можно подержаться и помотать тебя из стороны в сторону. - Прошу, Птенец, не превращай меня в подушку для слез. Я и так в прошлую нашу встречу ходил мокрый с ног до головы.

- Знаешь, чего я хочу сейчас больше всего на свете.- вдруг спросила она.

- Чего?

- Я хочу тебя убить, чтобы ты больше никому не достался.

- Зачем же меня убивать? Убить меня - это удовольствие на один раз, а меня еще много-много раз использовать можно. Одно мне непонятно. Что ты во мне нашла такого? Ты только посмотри на эту рожу.

- Моя Хрюня. Разве же это в тебе главное.

Внезапно она о чем-то вспомнила и заторопилась:

- Иди в ванную, а потом я,- попросила она.- Мне еще надо успеть купить сегодня на вечер еды и приехать не позднее семи часов.

- Ты же в ссоре со своим приятелем. Могла бы и не торопиться.

- Тебе не надоело быть разрушителем чужих судеб. Я и так из-за тебя несчастна, теперь ты хочешь разрушить и последний мой островок стабильности.

- Хорошо, я буду во всем тебе повиноваться.

В ванной он нашел полотенце, шампунь, дезодорант и все, что было необходимо, чтобы привести себя в порядок. Стоя по душем, он разглядывал расположенные вокруг всевозможные средства по уходу за женским телом. Он всегда поражался обилию у нее флаконов, баночек, пузырьков и бутылочек разнообразных форм. И надо признаться, она обладала здесь немалым вкусом. От нее всегда исходило множество приятных запахов.

Чистым и свежим он вышел из ванной.

- За что я люблю таких мужчин, как ты,- проговорил Птенец,так это за их быстро приобретаемую аккуратность. Тебе бы еще побриться, посмотри какая щетина. У меня вся кожа красная. Ты что, с утра не брился?

- Брился, но очень торопился к тебе, и сделал это, наверное, не очень тщательно. А щетина у меня с каждым годом растет все быстрее и быстрее. Наверное, сейчас я сильно на уголовника смахиваю?

- Зверюга, ты и бритый любому уголовнику дашь сто очков вперед. Как бы я хотела вставать вот так каждое утро. И чтобы ты выходил к завтраку таким аккуратным и свежим. Как бы мы могли с тобою жить! Ты бы покупал мне сексуальное белье, а я бы за тобой ухаживала, готовила тебе еду и вообще. И в то же время мне страшно. Не представляю, как мы будем жить вместе, я ведь упрямая.

- А я еще упрямее.

- Да, в этом мы стоим друг друга. Это сейчас мы находимся на разных концах Земли, а когда мы будем каждый день видеться, да еще у каждого из нас характер. Ты не боишься, что быт и жизнь вместе разрушат нашу любовь?

- Если ты родишь мне хотя бы одного ребенка, я буду любить тебя в тысячу раз сильнее.

- И тебя даже не пугает, что твой ребенок станет евреем?

- Ты не понимаешь. Он будет моим ребенком. А еврей и мой ребенок - это совершенно разные вещи. И потом я хочу иметь от тебя девочку. А самое прекрасное у евреев - это их женщины.

- И ты хочешь, чтобы она была похожа на тебя?

- Хочу, но лишь по уму, а по красоте на тебя.

- А если получится наоборот?

- Ну знаешь, я тоже не Квазимодо, да и ты далеко не "Здравствуй дуб". Наоборот - тоже будет не хуже. В машине по пути в магазин, они продолжили разговор:

- Можно я задам тебе один вопрос?- спросил он.

- Задавай.

- Помнишь, в прошлом году, после нашей встречи в Израиле, у тебя была задержка.

- Еще бы не помнить, бросил меня на произвол судьбы, да еще в таком состоянии.

- Между прочим, ты уезжала первой.

5
{"b":"40830","o":1}