ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Игорь Смирнов

ЧЕРНЫЙ РОМБОЭДР

Черный ромбоэдр - i_001.jpg

1

После осмотра места происшествия капитан сентверов Рэст пришел к заключению, что профессор Грен умер от серенция. Но было ли здесь самоубийство? Ведь даже небольшая концентрация этого яда дает цвет жидкости совершенно идентичный с обычным лимонадом.

Первой о смерти профессора узнала лаборантка Рола.

— Вы здесь работаете, энни? — спросил ее капитан.

— Да… Профессор Грен — мой начальник.

— Почему сегодня задержались на работе?

Оказывается, не успела закончить анализы. В лаборатории остались лишь она и профессор. Правда, в начале шестого к мужу ненадолго забегала эрси Рума Грен… Нет, нет, она одевается вполне современно, и Рола никогда не видела ее в голубом костюме. Человека в голубой одежде ей давно встречать не приходилось… Да, выстрелы она слышала, но стреляли уже после того, как эрси Рума ушла.

Рола отвечала сбивчиво, пугливо косясь на крутящиеся диски магнитофона. Сентвер дал ей стакан воды.

— Давно работаете с профессором Греном?

— Шестой год, эрт капитан.

— Что можете сказать о нем?

Рола преобразилась: о профессоре она говорила как о великом ученом, беззаветно преданном науке, говорила о его открытиях, об отношении к подчиненным. Сентвер осторожно перебил ее:

— Не замечали ли вы перемены в его поведении: например, возбуждения, удрученности?

— Не знаю… — Рола в замешательстве теребила платок. — В последнее время у него, кажется, были какие-то неприятности.

— На работе?

— Нет. Скорее из-за жены. А может быть, я ошибаюсь. О друзьях и близких знакомых профессора Рола ничего не знала. Правда, несколько раз она видела эрта Грена на набережной с каким-то стариком — высоким и, видимо, очень рассеянным. Имя его то ли Рос, то ли Рыс. Говорят, они вместе проводили последний отпуск, — вроде в Дельме, — однако пробыли там всего четыре дня. Профессор Грен вернулся в институт, как ей показалось, расстроенным и подавленным.

— Когда это было?

— Недавно. Неделю назад.

— Любопытно. — Рэст покрутил карандаш. — Значит, в один из четырех дней отпуска с профессором произошло нечто непредвиденное, что явилось причиной его подавленного состояния. Я вас правильно понял, энни Рола?

Рэст задал ей еще несколько вопросов, проводил до двери и пригласил Нолиса, который в тот злополучный час почему-то оказался в лаборатории. Нолис отвечал сентверу уверенно. Он работает в этом же институте в столярном цехе. Энни Рола его невеста. Приходил к ней, чтобы порадовать билетами на премьеру нового фильма. Выстрелов он не слышал, но слышал крик энни Ролы и тотчас поспешил к ней на помощь. Она лежала без движения перед раскрытой дверью в кабинет профессора. Пока Нолис приводил энни в сознание, появились сентверы и задержали его. Встретил ли он перед зданием лаборатории человека в голубом костюме? Да, встретил. Нолису даже показалось, что он вышел прямо из стены здания.

— Ну-ну, не будем фантазировать, — сказал сентвер. — Раньше вы не встречали его?

— Нет.

— Как он выглядел?

— Как выглядел… — Нолис наморщил лоб. — Вроде вот лицо у него странное, как маска. Неживое, в общем.

— Так, так. А куда он пошел?

— Он уехал на «кондоре». Кажется, в сторону Ассона.

— Номер машины не запомнили?

— Не обратил внимания.

Сентвер вышел в коридор вместе с Нолисом. Рола еще не ушла. Капитан спросил у нее, кто в последнее время выписывал серенций. Лаборантка перечислила сотрудников института, бравших серенций для опытов, и неожиданно среди их имен Рэст услышал имя эрси Румы Грен.

2

Допрос эрси Румы Грен мало что дал Рэсту. Эта молодая легкомысленная особа больше кокетничала с сентвером, плела явную чепуху, но не затем, чтобы запутать следствие, — просто ложь и жеманство забавляли ее, она видела, что капитан чувствует себя не слишком уверенно из-за ее неумной болтовни. Энни Ролу она назвала своей соперницей, а себя несчастной женой. Она не представляла, куда ездил муж во время отпуска и в каком настроении вернулся обратно. Она не знала ни друзей, ни товарищей мужа, назвала только профессора Роса и какого-то командира полка, имени которого не помнила. Когда же Рэст спросил, зачем она брала у лаборантки серенций, усмехнувшись, ответила, что у них в доме (простите!) завелись тараканы, а этот яд оказался понадежнее других.

Закончив допрос свидетельницы, Рэст отошел от экрана, занимавшего почти всю стену, и увидел в зеркале свое смущенное покрасневшее лицо.

— Ну, ничего. Ничего, Тум, — сказал он железному помощнику. — До истины мы все равно доберемся. А ее… ее за вызывающее поведение и дачу заведомо ложных показаний придется познакомить со статьями закона! — Капитан прошелся по кабинету. — Итак, кто у нас следующий?

— Свидетель эрт Рос, — отозвался робот, мигнув фиолетовым глазом.

— Да, да. Эрт Рос. — Сентвер еще раз оглядел себя в зеркале, поправил галстук и вернулся к панели связи. Роса дома не было. Автомат сообщил, что он с супругой ушел прогуляться по парку. Капитан долго передвигал секторальную шкалу настройки, прежде чем увидел на одной из дорожек парка пожилую чету Росов.

— Добрый вечер, — вежливо поздоровался он.

— Добрый. — Ученый снял очки и смотрел на возникшее перед ним объемное изображение Рэста исподлобья, сощуренными подслеповатыми глазами. — Э-э-э… вам нужен я или?…

— Вы. Вы, эрт Рос.

— М-да. И что же? Старый Рос понадобился властям. Ну-ну… Я полагаю, нам удобнее будет беседовать наедине, не так ли? — Он погладил руку жены. — Дара, прошу тебя, голубчик, поскучай немного без меня. А я, видишь ли… М-да. Что ж, прошу, эрт полковник… или как вас? Генерал?

Опираясь на полированную трость, он продолжал недовольно ворчать и неторопливо, по-стариковски, приближался к свободной ротонде. Там он уселся на скамью и приготовился к разговору. Рэст тут же настроился на ротонду.

— Так что вы… э-э… хотели? — нелюбезно спросил ученый, барабаня пальцами по набалдашнику трости.

— Мне необходимо поговорить с вами о профессоре Грене.

— Ax, Грен… — Рос опустил голову и медленно положил на скамью свою палку. — Грен… Кто бы мог подумать — ведь только вчера виделись! — Он потерянно пожал плечами. — Вы мне позволите, голубчик, самому рассказать обо всем, что знаю и о чем… э-э… считаю нужным сообщить? А то вопросы, знаете ли…

— Согласен. Только прошу поподробнее.

Ученый с минуту собирался с мыслями, морща высокий лоб, потом начал неторопливо, тихо, глядя в пол и говоря как бы самому себе:

— У меня, знаете ли, создалось впечатление, что все началось с нашего похода: Грен прескверно чувствовал себя, и доктор Арзо попросил меня увести его от повседневных забот и тревог на природу. Больше всего тут, конечно, виновата эрси Рума. Она молода, красива — бесспорно, — но она и своекорыстна, глупа, с дурным характером. Для Грена она была сущим адом: с нею он не знал ни секунды покоя, он был все время взвинчен…

— Итак, вы отправились в путешествие, — напомнил сентвер.

— Да, да. — Рос поднял голову и как будто с удивлением посмотрел на капитана. — Да, да, эрт… Поход наш был рассчитан на двадцать дней, а мы пробыли всего четыре. Да-с. Пересекая мыс Аву, мы обнаружили любопытный разлом породы. Грен наотрез отказался уходить, не обследовав его, он словно чувствовал что-то. Э-э-э… и вот тут-то мы и нашли пещеру.

— Пещеру?

— Будем пока называть так, голубчик. То, что мы обнаружили, безусловно имеет свое, может быть слишком необычное, название, но, право, я не любитель, так сказать, сенсаций и особенно — нескромности… Ну-с, мы прошли внутрь… э-э… пещеры. Она была освещена достаточно ярко… таким, знаете ли, мягким зеленоватым сиянием. Все там выглядело необычно. Даже неопытному взгляду было ясно, что все эти залы и коридоры с их удивительной планировкой, с их странным видом созданы не нами — кем-то другим. Многое там превратилось в прах, истлело и тотчас рушилось при первом прикосновении.

1
{"b":"40857","o":1}