ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Чем еще недовольны вы?

Больше никто не отозвался.

— Кажется, у вас нет повода ненавидеть нас. А что касается старых законов, написанных, кстати, рукой самого Ремольта, то их уважали наши деды и прадеды и теперь уважают все честные гарманы. Гнофоры не терпят эти законы, потому что они лишают возможности дурачить вас и держать в повиновении… Так вот: я не извлеку меча из ножен, пока не извлечете вы, но если наша беседа закончится миром, вы должны сложить оружие сейчас же!

Никто из мятежников не шелохнулся.

— Я жду!

— А что станется с нами? — спросил пожилой светоносец.

— Это решит Народное Собрание. Наказанию подвергнутся лишь прямые виновники мятежа.

— Мы вам верим, примэрат!..

На землю упал первый меч. За ним второй, третий. Посыпались луки, кинжалы, колчаны со стрелами, арбалеты и копья. Через четверть часа выросла гора оружия. Подоспевшие отряды легионеров молча смотрели на длинную цепочку мятежников, проходивших мимо этой горы.

11. ВТОРОЙ ПРИСТУП

Суперат получил подкрепление, но не в сто тысяч, как ходили слухи, а всего лишь в восемь тысяч мечей. Эту весть принесла стрела Квина, потом ее подтвердили разведчики. Такое подкрепление не могло сыграть решающей роли, хотя в руках опытного военачальника явилось бы неплохим подспорьем, например, для отвлекающего маневра или надежного заслона против возможной вылазки горожан, а также для резерва — смотря по тому, какие планы строил неприятель.

Утром, выслушав последние доклады разведчиков, Лоэр посетил Берка, поговорил с командирами, в задачу которых входила оборона обоих берегов внутри города, долго беседовал с эратом Мегулом, затем поднялся на стену к Лосу Карту.

Вроде все предусмотрено, все проверено и обсуждено десять раз, и все же смутное беспокойство не покидало Лоэра: разведчики донесли, что со Щита Гарманы они заметили несколько парусов. Недавно корабли изменили курс и приблизились к острову Эна-Рату, где находились изгнанные из Сурта гнофоры. За дальностью расстояния не удалось определить принадлежность судов, но было ясно, они здесь неспроста. Значит, не исключалось нападение и со стороны залива. Проскочить через тоннель Щита Гарманы им ничего не стоит, если не поставить там заслон, а выйти навстречу с теми утлыми суденышками, которыми располагает Лоэр, было равносильно самоубийству. Приходилось ждать и готовить защитников на случай нападения со стороны Тенистого залива.

Незадолго до приступа перед стенами дважды — туда и обратно — проехала на белом коне Виния. Она восседала гордо, не обращая внимания на глазевших легионеров, и вся была поглощена заботами о том, чтобы показать свою неотразимую привлекательность. Легионеры хоть изредка и окликали ее Красоткой с Кривой Дороги, но тут же умолкали, почесывая затылки и крякая от восхищения. Приступ начался раньше намеченного срока: небо на горизонте начинало немного проясняться и суперат, видимо, опасался жары. На этот раз противник подготовил плоты с навесами. Внешние ряды светоносцев стояли с заряженными арбалетами под прикрытием надежных щитов. Хуже всего было шестовикам: они могли рассчитывать лишь на латы и благосклонность судьбы. Они падали за борт один за другим. Их места занимали другие, спеша перехватить выроненные шесты.

Со стен летели горящие молнии стрел, с шипением плюхались в воду, впивались в навесы и поджигали их. Два плота загорелись. Светоносцы, поняв безуспешность борьбы с огнем, бросались в реку и искали спасения на других плотах — те кренились, уходили в воду одним краем от тяжести цеплявшихся людей. На них кричали, поспешно втаскивали на суковатые бревна, царапавшие руки и рвавшие плащи, и снова торопливо разбегались по своим местам, плохо слыша друг друга в гвалте голосов. Передние плоты уже подходили к защитному мосту, с него навстречу рассыпались ослепительные вихри горящих стрел, прикрученная к ним пакля, достигнув цели, раскидывала вокруг себя огненные брызги, люди кричали, хватались за обожженные лица, прыгали в реку, чтобы погасить загоревшуюся одежду. Катапульты, установленные на головных плотах, стреляли часто впустую, командиры ругались и на стрелков и на тех, кто ненароком раскачивал плоты, перебегая с края на край.

И вдруг общий вопль прокатился по реке и по стенам города: подходившие к защитному мосту плоты нагоняла армада других плотов, на первом из которых развевался на ветру всем знакомый красно-голубой штандарт Рута Линара Эрганта. Еще никто не мог понять, в чем дело, но предположение об измене сбило с толку осаждавших. И на плотах началась паника.

Увидев флаг отца, Лоэр прежде всего подумал о хитрости Бефа Оранта и решил немного выждать, прежде чем принять окончательный план действий. Тут же ему сообщили о гибели Лоса Карта. Он попросил Берка немедленно докладывать ему о всех делах на этом участке и поспешно поднялся на стену.

Оборонявшиеся дрались отчаянно. Ряды их заметно поредели, и это обеспокоило Лоэра. Он увидел убитого телохранителя и пожалел, что отправил их всех сюда. Женщины переносили раненых в безопасное место, подтаскивали родниковую воду и оружие из арсенала.

Перед стеной Беф Орант поставил катапульты и стрелометы, защищенные несгораемыми занавесями из веревок, пропитанных уксусом. Тучи стрел, град камней и ядер обрушивался на защитников, опустошая их ряды. Метательные машины перебрасывали через стены железные крюки, которые срывали крыши домов и калечили людей.

— Мне сказали, что эрата Карта убили давно! — строго сказал Лоэр встретившему его младшему командиру.

— В начале приступа, примэрат.

— Так почему же сообщили об этом только сейчас?!

— Мы несколько раз посылали к вам, примэрат, но люди не дошли.

— Так. — Лоэр хмуро посмотрел на поле, усеянное красными плащами. — Где эрат Болор?

— Убит, примэрат.

— Эрат Шерол?

— Тоже. Недавно.

— Кто же командует сейчас этим участком?

— Я, примэрат.

Глаза у Лоэра потеплели:

— Вы достойны похвалы, друг мой! Однако прошу послать за эратом Мегулом — пусть явится сюда с двумя отрядами резерва и примет командование обороной стены.

Приказания Лоэр отдавал спокойно, уже уверенный в том, что здесь врагу не пройти.

Осаждающие подвели наконец тараны. Сверху на них падали толстые бревна, обвязанные канатами, падали и вновь поднимались, чтобы потом с новой силой обрушиться вниз. Ров был настолько надежно завален лесом и сплетенными мостками, что светоносцы легко преодолевали его и устремлялись к приставленным лестницам.

Верхние бойницы временами раскрывались, и из них вместе с огнем и дымом вылетела горящая нефть, чередовавшаяся со смолой и расплавленным оловом: сбрасываемый песок проникал в закрепы панцирей, ограничивая движения. Неприятелю удалось приставить к стене несколько лестниц. Три из них, доверху заполненные светоносцами, тут же медленно отошли под напором длинных багров и рухнули вниз. На остальных врагам удавалось достигнуть лишь определенной высоты, с которой они падали вниз на тела товарищей. Вскоре оборонявшиеся сумели оттолкнуть одну за другой еще четыре лестницы.

Пока не прибыл с отрядами эрат Мегул, молодой командир продолжал возглавлять этот участок обороны. Когда Лоэр хотел подсказать ему о возможности удачной контратаки, тот сам подбежал и немного неуверенно предложил:

— Примэрат, мне кажется, сейчас было бы самое время ударить конному резерву во фланги противнику со стороны Кузнечных и Гончарных ворот.

— Верно. Действуйте, друг мой!

Лоэр заменил убитого у баллисты легионера и сам натягивал канаты, поочередно ударяя слева и справа до тех пор, пока они не гудели одинаковым тоном. Потом поднималось дышло, колонны баллисты дрожали от сотрясений пружины, и камни вместе с окованными бревнами тяжелой тучей летели на головы противника. Занятый солдатским трудом, Лоэр выслушивал донесения о положении возле защитного моста, потом, когда прибыл со своими легионерами эрат Мегул, передал командование защитникам стены и поторопился к Берку. Там все еще была полная неясность. Светоносцы под флагом Линара Эрганта беспощадно истребляли светоносцев, шедших под флагом суперата.

43
{"b":"40859","o":1}