ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если бы у китайцев достало денег нанять людей и подкупить законодательную власть, никогда бы не прошли законы, ограничивающие иммиграцию и китайцев, и японцев в эту страну. А, пользуясь теми большими деньгами, которые дала бы эта Бонанца, китайцы и японцы смогли бы забрать сюда свои семьи и множество других людей — гораздо больше сочившейся сейчас тоненькой струйки. В районе Калифорний-Невады появился бы очень сильный центр азиатского влияния, которого никогда не существовало в нормальной истории. Они могли бы сказать веское слово применительно ко всему, что касалось бы их расы. Возможно, остальное население Америки продолжало бы относиться к выходцам из Азии с предубеждением, как уже относилось к неграм, и этот район страны становился бы все более изолированным, пусть и оставаясь частью Соединенных Штатов.

Я понимала, к чему все это могло привести. Во время второй мировой войны у Японии имелся бы очень сильный плацдарм, на который они могли бы высадиться и устремиться вглубь Америки. Если неприязнь к выходцам из Азии обернулась бы чем-то похожим на неприязнь к неграм, японцы располагали бы мощнейшей поддержкой на западном побережье. Изнуренные войной на два фронта (особенно если учесть, что один из этих фронтов проходил по их собственной территории), Соединенные Штаты не выстояли бы против фанатиков-японцев и их союзников, китайцев. Кончится тем, что японцы завоюют США, если не весь мир. И определенно поспособствуют завоеванию Гитлером Европы.

Во времена второй мировой войны японцы не ставили себе целью добиться технического превосходства. Лишь потерпев поражение в той войне, они были вынуждены вступить в технологическое соревнование, изобретать автомобили и компьютеры. Без толчка, данного им Соединенными Штатами и другими высокоразвитыми странами, японцы медленнее вступили бы в период научно-технической революции. Таким образом, космические полеты и все с ними связанное могло не начаться еще сотни лет, если Земля вообще сумела бы выйти в космос. Это дало бы возможность кому-то еще выйти на сцену и способствовало бы росту его влияния. Федерация планет могла бы не сформироваться, и все ее возможные члены остались бы беззащитны перед завоевателями. Которыми стали бы кинджи!

Это китайское восстание нужно остановить во что бы то ни стало, даже если жители Вирджиния-Сити и не видят ничего дурного в том, что эти лихие ребята захватили какой-то, кажется, никчемный клочок земли. И остановить восстание следует до открытия той богатейшей жилы. Если китайцы откроют ее раньше, чем мы их выгоним, они смогут отбиться от всех, особенно имея ту массу оружия, которое они запасли вокруг города. На самом деле они могли выгнать отсюда всех белых, оставив богатства, таящиеся под городом, в своем полном распоряжении. Никто, кроме меня, не знал об океане золота под той грязью, которую они захватили, и, очевидно, китайцами двигала при этом лишь вера в своего вождя, приказавшего им овладеть именно этим районом. Несмотря на всеобщее недовольство, большинство народу склонялось к тому, чтобы оставить китайцам считавшуюся бросовой землю.

Но Уэст и Джордан не собирались позволить Тонгу выйти сухим из воды после всего насилия и убийств, пусть он захватил всего лишь пядь бросовой земли. Они стали думать, как арестовать или, в крайнем случае, убить нового вождя Тонга, когда он появится. Теперь я понимала, что этот вождь Тонга — видимо, кинджи, и, стоит мне схватить его и вывести через Стража, как китайцы потеряют того, кто ими двигал, и сложат оружие перед вызванными Уэстом армейскими частями. Сейчас нам оставалось лишь ждать, когда объявится этот вождь Тонга.

В моих новейших планах уже играл свою роль Пэн, и я очень четко ему объяснила, что ему надлежит делать, когда появится наш вождь. Уэст и Джордан наставляли меня сидеть в гостинице, но вы же знаете, как охотно я подчиняюсь наставлениям, которые мне не нравятся. Кроме того, эти наставления не вписывались в МОИ планы.

У меня было оборудование, способное обнаружить кинджи. И действительно, когда он появился в сопровождении преданных вооруженных людей со стороны приисков, приборы показали, что он — на самом деле кинджи. Я вызвала Пэна. Едва он оказался рядом, как я выстрелила из фазера с крыши одного дома, поразив кинджи прямо в грудь. Кинджи, на котором не было никакого защитного костюма — уверена, он думал, что я не воспользуюсь ничем футуристическим, дабы поймать его, в особенности если знал что-то о Звездном флоте и Первом Предписании — упал, и Пэн схватил его. Толпа в ужасе вскрикнула, как один человек, увидев над собой дракона с распростертыми крыльями. Грохнувшись оземь, они побросали оружие, уверенные, что это один из богов явился покарать их за войну с белыми. Пэн исчез столь же внезапно, как появился, и, едва я взобралась ему на спину, опять исчез в Промежутке, на этот раз направившись в уединенный уголок, найденный им во время его поисков.

Убедившись, что в нашего кинджи попало достаточно медикаментов, чтоб он не приходил в сознание неделю, я для верности связала его несколькими разными способами, используя всевозможные применяемые сотрудниками службы безопасности особые приспособления. Тут как раз Страж потащил нас обратно, и я знала, что с историей снова все в порядке, по крайней мере, с порученным мне ее участком.

Капитан Браун немедленно нуль-транспортировал кинджи на борт и поместил его в надежный карцер, пока он не вышел из того состояния, в которое я его ввергла. Проснется кинджи — то-то удивится! Потерять сознание на Старом земном Западе, а прийти в себя на борту современного боевого крейсера Федерации! Вот тут бы и прочесть его мысли! Неплохо еще увидеть выражения лиц Уэста и Джордана, когда из ниоткуда появился здоровый дракон и утащил их жертву. А еще интересно знать, как они объяснят все своим коллегам!

Пэн и я вымылись и улеглись, предавшись сладкому, долгому, заслуженному сну. Капитан Браун уже похвалил нас за прекрасно выполненную работу, и это доставило Пэну особенное удовольствие. Его первое задание на борту «Экскалибура», данное от лица Звездного флота, завершилось удачно, пусть я и взяла его с собой чуть ли не пригрозив капитану. Ладно, все хорошо, что хорошо кончается!

8. ВОЛНЕНИЕ НА МОСТИКЕ

Мы завершили нашу часть работы, и оставалось только ждать, когда справятся со своими заданиями остальные. Обычно точку входа в Стража и точку возвращения по объективным часам разделяют секунды, но в тот раз тех, кто пользовался Стражем, оказалось настолько много, что эти точки стало отделять Друг от друга большее время: мы не хотели перегружать эту мыслящую машину. И с каждым успешным возвращением Страж удерживал правильный ход времени со все меньшим напряжением.

Хорошенько выспавшись, Пэн захотел вернуться на планету, пройдя через Стража в какое-нибудь другое время. Мне пришлось усадить его и объяснить, что Стражем пользуются лишь в случае крайней нужды, как сейчас, и он — не игрушка. Люди, работавшие со Стражем, на самом деле только изучали различные отрезки времени, описываемые им, и следили за тем, чтобы машиной не злоупотребляли. Пэн огорчился, но понял, что может случиться, если вмешаться в естественный ход событий. После всех происшедших с ним в последнее время событий он совсем не желал вернуться из прошлого в незнакомую вселенную.

Окончив свои опыты на Перне и обнаружив порученного кинджи, я влилась в вахтовый режим. Вахты, по крайней мере, продолжались вполне определенное время, и я могла рассчитывать на несколько свободных часов — не то, что на Перне, где нескончаемая учеба длилась от зари до зари! Пэну все еще не предоставили никакой должности, даже не приняли в Звездный флот, и мы не знали, когда это случится и случится ли вообще. Мы, однако, знали: если Пэну хочется куда-то поступить — тем паче в Академию Звездного флота — то ему предстоит очень серьезно готовиться. Так что на следующий день я оставила его в гнезде, задала проработать несколько компьютерных лент и строго-настрого приказала: прежде чем куда-то идти — сообщать мне. Проголодаться он вроде бы еще не успеет — вдоволь наелся оленины на старом Западе. Я надеялась, что мои ленты займут его хотя бы часа на два.

14
{"b":"40861","o":1}