ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На этом сопротивление практически закончилось, поскольку кампфшраубер снизился на сто метров и выжег огнеметами все пространство вокруг поврежденного фрегата, а гевиттергренадирен были в обычной полевой форме, не в боевых скафандрах. После десятисекундного огненного смерча с температурой две тысячи девятьсот по Цельсию от тех, кто не был уничтожен пулеметным огнем — впрочем, и от них тоже, — остались лишь черненькие короткие поленья.

Оставалось выкурить тех, кто мог оставаться внутри «Костромы». Газ пустить не решились, поскольку имелся риск задеть своих, а нейтрализатор-паралитик в боевых частях не используют: не «бригады охраны народного спокойствия» и не полиция все-таки. Пришлось лезть напролом, но обошлось, внутри оказались только несколько бойцов противника, человек десять, которых отловили по коридорам и аккуратно перестреляли, и техники, пять штук, которые без особых эмоций сдались.

После предварительного допроса — Гордый, весело клацнув зубами, сказал «опроса», Ямада и д'Марья понимающе переглянулись: Игорь считался мастером добычи показаний и не уступал японцу в убедительности, — выяснилось, что «Кострома» потерпела аварию двадцать пять часов назад, была обнаружена час спустя группой «шнелленвахе» гевиттергренадирен, находившихся на ее борту каким-то смутным (пока что) образом нейтрализовали и переправили на форпост 354-го полка Пятой особой дивизии, а на месте осталась группа техников и охраны.

— По графику у них сеанс связи с базой через… сто восемьдесят три стандартные минуты, — добавил Гордый.

— Будем у вас через полчаса, — коротко отозвался д'Марья. — Конец связи.

— Опять Объединенные Территории, — сквозь зубы процедил д'Марья, когда они с Ямадой шли к некрасиво раззявленному грузовому порту «Костромы». — И моя ошибка, — добавил он, глядя, как пара крохотных беспилотников бесшумно уходит вертикально в небо: несколько секунд — и они уже буквально растворились в радостном солнечном небе, прозрачном, как залитый пивом глаз настоящего арийца.

Ямада деликатно кашлянул.

— Вообще-то командир корабля не обязан лично отдавать распоряжение по поводу беспилотных летательных аппаратов, — сказал он. — Ситуация все-таки была нештатной, мы спешили на выручку. Кто мог знать, что разведгруппа попадет в засаду.

Д'Марья невесело покосился на своего заместителя.

— Погибли пятеро аэрогардов, — горько сказал он. — И я несу ответственность.

Ямада промолчал.

Они прошли мимо остатков двух танков — уничтоженный немцами «коршун» с «Ред Алерта» и сожженная аэрогардами машина с «Костромы» восстановлению не подлежали, — мимо «шперлинга», к которому техники точечной сваркой приделывали бронеплиту взамен поврежденной, прошагали, скрипя тяжелыми ботинками и оставляя сероватые следы, по выжженному пространству перед «Костромой» и стали подниматься по рампе. В командирской рубке фрегата их ждал Гордый с пленными немецкими техниками.

— Не совсем понятно, — задумчиво произнес Ямада, — почему он упал. Явных повреждений нет, не похоже, чтобы фрегат сбили…

— Согласен, — кивнул д'Марья. — Такое впечатление, что он просто потерял управление и со всего размаху сунулся в эти камни. Хотя… почему в таком случае боком?..

— Разберемся, — коротко отозвался Ямада. Они вошли в рубку.

У двери стояли двое аэрогардов с автоматами, в креслах сидели Зоммер, Гордый и Руммель, который успел сюда раньше командира с заместителем. Посреди рубки навытяжку стоял длинный тощий беловолосый пленник в черно-коричневом комбинезоне гевиттергренадирен, с погонами кеттель-леитенанта и двумя нашивками старшего техника на рукаве. Левый глаз немца сильно заплыл, правый едва заметно подергивался. Вокруг него, прихрамывая и бешено посверкивая глазами, ходил Шмалько. Левая голень эсдэшника была перевязана.

При виде вошедших офицеры поднялись с кресел, а Шмалько полоснул взглядом по немцу — тот вздернул голову, щелкнул каблуками и хрипловато сказал:

— Здравия желаю, господин капитан-полковник.

— Всем вольно, — сказал д'Марья, снимая берет и засовывая его под погон. — А где остальные пленные?

— В столовой, под охраной, — отозвался Гордый и взял с пульта плоскую панель переносного полиграфа: на запястьях пленного техника виднелись ленточки датчиков.

Д'Марья помедлил немного и уселся в командирское кресло. Ямада садиться не стал, скрестил руки на груди и прислонился к оружейному шкафчику, внимательно разглядывая пленника.

— Так, — сказал он. — Что мы имеем?

— Пленный, Вернер Гебхардт, кеттель-лейтенант роты технического обеспечения триста пятьдесят четвертого полка Пятой особой дивизии гевиттергренадирен, — размеренно заговорил Гордый, — на допросе показал, что…

Д'Марья слушал его, внимательно — как и Ямада — разглядывая немца.

…Положение складывалось не очень. Оказалось, что в системе находится база дивизии гевиттергренадирен, а это почти восемьдесят тысяч человек, штук сто двадцать — сто пятьдесят танков, уйма прочей техники, минимум два раумкройцера, большие ландунгсбооты и так далее. Как сообщил техник, собственно на базе — планете Цет-5 — постоянно находилось две трети штатного состава дивизии, остальные части разбросаны по другим мирам системы здешней звезды, которую называли без лишних затей Солнце-108.

Однако это было еще полбеды. Д'Марья знал, что так называемые «Особые» дивизии гевиттергренадирен находились под патронажем шварцриттеров — несколько загадочной полумистической элиты Объединенных Территорий, организации жутковатой и с достаточно широкими полномочиями. Шварцриттеры не являлись калькой пресловутых СС прошлого века, они не выполняли полицейских функций и не имели войск, подобных ваффен-СС, — в качестве элитных боевых отрядов для действий на иных планетах использовались как раз собственно гевиттергренадирен, составлявшие около пяти процентов всех вооруженных сил Объединенных Территорий. Среди старшего офицерского состава аэрогардов ходило мнение, что шварцриттеры, к примеру, вообще были против вступления Объединенных Территорий в Шестую мировую. Однако перед началом войны их влияние во всех сферах жизни Германского государства неуклонно возрастало — д'Марья, который с малолетства владел немецким, отлично видел это, знакомясь со специальной периодикой во всемирной информационной сети — до тех, натурально, пор, пока существовала и она, и компьютеры в прежнем понимании.

А дальше ему пришлось услышать любопытные вещи. Пленный техник сообщил, что фрегат сталинградцев (он так и сказал) прошел через «барьер» в аварийном режиме и упал на Цет-5 чуть больше стандартных суток назад. Как у кеттель-лейтенанта ни переспрашивали, он упрямо стоял на своем — сутки, и все тут. «Ред Алерт», как оказалось, вообще не заметили — во всяком случае, пока немцы ковырялись в потрохах «Костромы», с форпоста им никто ничего не сообщал. Поврежденный фрегат обезвредили просто: бойцы «щнелленвахе» — то есть «быстрой стражи», аналога спецотряда быстрого развертывания аэрогардов, — умело маскируясь, подобрались к кораблю на пару сотен метров, пустили в открытый шлюз пару реактивных гранат с плазменно-графитовыми зарядами, а когда электронику «Костромы» залихорадило и половина систем полетела ко всем чертям, накачали туда же мгновенного нейтрализатора-паралитика. Совсем без сопротивления не обошлось, немцы потеряли тринадцать своих, положив при этом десятерых сталинградцев (в дополнение к тем пятнадцати, которые, как выяснилось позже, погибли при посадке) и отправив двести тридцать одного пленного на свой форпост.

— То есть они живы? — резко спросил д'Марья у техника по-немецки.

Впервые услышав голос высокого начальства, тот резко дернул головой.

— Яволь, герр капитэн-оберст. — Д'Марья отметил про себя, что немец назвал его капитан-полковником — званием, принятым у аэрогардов, а не общевойсковым «полковник», хотя все в рубке были в обычном камуфляже. — Пленные шталингардманн живы. Они доставлены на форпост 354-го полка, а потом будут отправлены в расположение полевой бригады шварцриттеров, это в восьмистах километрах отсюда.

19
{"b":"40863","o":1}