ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего, — уверенно сказал д'Марья, — бывало уже подобное, тебе ли этого не знать…

— На Марсе было по-другому, — негромко сказал Ямада.

— Разговоры! — прикрикнул д'Марья. Стало тихо.

— Игорь, насколько я понимаю, «Кострома» повреждена сильно?

— Ну… не металлолом, конечно, но близко к этому. Нужен капремонт. Здесь, то есть на этой планете, конечно, сделать ничего нельзя,

— Так, — кивнул д'Марья. — «Костромой» придется пожертвовать. Разведкоманда взрывает реактор, имитируя спонтанную реакцию, и идет на форпост гевиттергренадирен, представившись там группой «шнелленвахе» с фрегата, скажем… какой там остался на Сталинграде?

— «Данциг», — сказал Зоммер, слушавший с огромным интересом.

— …с фрегата штернваффе «Данциг», — кивнул д'Марья. — Насколько я помню, устав боевых действий в пространстве звездных войск Объединенных Территорий допускает высадку разведгруппы на планету и дальнейшую ее автономную деятельность, так?

— Так, — согласился Зоммер — снова он.

— Ну вот, мы и будем действовать.

— А «Ред Алерт»? — недоуменно спросил Гордый.

— То есть «Данциг»? — уточнил д'Марья. — «Данциг» пойдет на соединение с основными силами. Он ведь перенесся в Сферу три месяца назад, причем спонтанно, и его экипаж знает только то, что знает экипаж «Ред Алерта».

— Фуфло это, командир, — сказал Шмалько и спохватился: — Извините, товарищ капитан-полковник…

— Я так понимаю, что в начальники группы вы назначаете себя, так, командир? — негромко произнес Ямада.

Он, как всегда, смотрел в корень. Д'Марья кивнул.

— Ты, как всегда, смотришь в корень, Ясухиро Иваоевич, — сказал он. — Именно.

— Так, — сказал Ямада. — Позволительно ли мне будет задать вопрос…

— Нет, — опередил его д'Марья. — Вы, майор, никак не сможете пойти в поиск. Во-первых, как заместитель командира корабля и старший офицер, а во-вторых… ну, сам понимаешь. Какой из тебя немец?

Ямада молчал.

— Товарищ Зоммер, — обратился д'Марья к обер-лейтенанту. — Похож майор на бойца «шнелленвахе»?

— Он похож на… восточного человека, — осторожно сказал Зоммер.

— Он и есть восточный человек. Хоть и наполовину. И ты, Игорь, кстати, тоже остаешься на борту. Офицеров и так мало.

Гордый зло сжал челюсти, но промолчал.

— Кто еще войдет в группу? — вдруг спросил Руммель. Д'Марья немного помедлил с ответом.

— Добровольцы, — наконец сказал он. — Сколько там обычно у них в разведгруппе?

— Двенадцать единиц, — быстро сказал Зоммер. — Доброволец я и пятеро моих людей.

Д'Марья внимательно посмотрел на него.

— Вы понимаете, каков риск?..

— Это наша профессия, — спокойно произнес Зоммер. — А на «Костроме» в составе экипажа находилась диверсионная группа Фауэска из двенадцати человек. Это наши товарищи, и мы не должны бросать их в беде. Считаю нужным упомянуть, что трое из моих бойцов в свое время выполняли задание командования, находясь в частях гевиттергренадирен, а один ходил на подпространственнике штернфваффе. Кроме того, активно действовать в данной ситуации — это наш долг, как истинных патриотов Вел…

Тут он внезапно умолк. Д'Марья внимательно посмотрел на немца. Тот закаменел лицом, но договорил:

— …Великой Гипербореи.

Д'Марья чуть не упал со стула. В легком замешательстве он посмотрел на остальных: Гордый явно пропустил высказывание Зоммера мимо ушей, Ямада цепко уставился на немца, а для остальных, похоже, ничего нового и интересного в словах обер-лейтенанта не нашлось.

Д'Марья решил вернуться к вопросу отношения Великой Гипербореи к германскому межпланетному социализму несколько позднее и сказал:

— Значит, шесть человек уже есть…

— Я пойду, — подал голос Руммель. — И гауптман Шефер тоже.

Шефер худощавый двадцатипятилетний брюнет с идеальным пробором, коротко кивнул.

— И я. — Это Шмалько.

— А нога?

— Царапина, — пренебрежительно сказал капитан. — Осколком от брони в кампфшраубере зацепило.

— Как с немецким?

— Он хорошо говорит, — ответил за Шмалько Руммель. И добавил, глядя на открывшего рот Медведева: — А вот товарищ капитан не очень.

— Ну и что? — агрессивно спросил Медведев. — У меня на «Костроме»…

— Нельзя, — мягко сказал д'Марья. — Вы можете погубить все дело…

Медведев насупился, покраснел и умолк.

— Кстати, о немецком я как-то не подумал, — почесал в затылке д'Марья. — Кто у нас в экипаже свободно владеет?

— Свободно… — задумчиво проговорил Гордый. — Свободно, пожалуй, Миронов из второго взвода, потом Столяров из первого… Тихонов из первого, Руотсалайнен тоже из первого…

— Хватит, — остановил его д'Марья. — Троих хватит. Поговори с ними. Хотя… чего там разговаривать?..

Глава 5

Д'Марья наклонился к иллюминатору и смотрел, как вдалеке неярко пенились огненные пузыри, мягко расталкивая во все стороны ледяную ночь: это догорали остатки «Костромы».

Кампфшраубер шел в сторону форпоста гевиттергренадирен. До цели оставалось около сорока километров, то есть минут пять-семь лету на крейсерской скорости.

Д'Марья посмотрел на хронометр. «Ред Алерт» уже подходил к этому самому ихнему барьеру, сеанс связи «шнелленвахе» с форпостом — через пятнадцать минут.

Д'Марья посмотрел на своих бойцов. Все были одеты не в боевые скафандры, а в легкую форму гевиттер-гренадирен: по счастью, на «Костроме» в числе прочих трофейных причиндалов оказалось несколько комплектов немецкого камуфляжа: правда, не планетарной раскраски, а общей, так называемого «черного-черного» цвета: на самом деле просто черный сочетался с темно-серым. В командирском сейфе на погибшем фрегате нашлись и личные жетоны. Слава Богу, у гевиттергренадирен было не в обычае, как, скажем, у чисто флотских из штернваффе, выбивать на личных знаках названия кораблей приписки. Только номер и имя. Д'Марья стал Вальтером фон Кёстрингом.

Он очень надеялся, что у принимающей, так сказать, стороны не окажется знакомых ни на «Данциге», ни на «Феликсе Альфарте», с которого, как пояснил Шмалько, попали личные знаки. Хотя, по странному совпадению, об «Альфарте» д'Марья как раз кое-что знал: этот штернцерштёрер действовал в свое время на линии Марс — Луна и как-то однажды даже схватился со «Сверчком».

Он еще раз посмотрел на бойцов. Все были спокойны и деловиты. Краткий инструктаж уже провели, а на тщательную отработку деталей не оставалось времени. Хотя, конечно, подумал д'Марья, все настолько шито белыми нитками, что оставалось надеяться только на вечный русский «авось» и на удачу…

И все-таки он чувствовал какую-то противоестественную уверенность в своих силах, знал, что все получится — хоть до определенного момента, но все выйдет и срастется… они дойдут, они выполнят поставленное перед самими собой задание, а там и видно будет.

Все молчали — даже невысокий подвижный Руотсалайнен, хохмач и анекдотчик, совершенно не похожий на традиционного скандинава, хотя он не только носил финскую фамилию, но и вообще был шведом, правда, откуда-то из-под Бийска: что он делал на Алтае, д'Марья не знал, но подумал почему-то, что «Руотсалайнен» по-фински, кажется, и будет «швед»…

— Командир, — услышал он в наушнике внутренней связи голос Шмалько и почувствовал, что кампфшраубер начал снижаться, — кажется, приехали…

Д'Марья вынул из нагрудника ночные очки, глянул в иллюминатор: метрах в пятистах виднелся форпост — несколько бетонных капониров, которые одновременно являлись входами в основные, то есть подземные, помещения, башенки внешнего радарного наблюдения, старомодная колючая проволока… приземистый танковый ангар с двумя «кугуарами» подле него… въезд в подземные строения…

Д'Марья снял очки, показал бойцам жестом — две минуты — и просунулся в кокпит.

Он посмотрел на экран сканера.

— Ну что же, все на месте… Так, а нас что, до сих пор не вызвали на пороговой волне?

— Нет, — отозвался Шмалько. — Прошел запрос «свой-чужой», причем почему-то с паролем по времени.

21
{"b":"40863","o":1}